В плену

Быкова Светлана Александровна

Однажды путник остановился на ночлег возле леса. Он и не подозревал что его жизнь кардинально поменяется с этого момента.

Часть 1

Мне холодно и темно. Вокруг стены темницы, деревянные, но не обработанные, по запаху похожие на живое дерево. Значит, они посадили меня внутрь дерева. Я слышу шелест листьев, их много, похоже на лес. Похитители двигались бесшумно, и несли меня легко, как будто мальчишку, хотя я достаточно высокорослый. Следовательно, я угодил в лапы эльфов, вернее, в их изящные сильные смертоносные ручки. Что этим извращенцам от меня потребовалось? Ведь шел же в стороне от их треклятого леса, и костер разводил из камыша и сухих веток. Нет же, подкрались сзади ночью и накинули на голову мешок. Потом связали как распоследнего преступника, перетянули веревками как жгутами и потащили невесть куда. Хоть бы воды дали, сволочи, у меня в горле давно все пересохло.

На утро в мою тюрьму действительно зашел эльф, высокий, ладный, красивый… тьфу! Никак не могу избавиться от стереотипа отношения человека к бессмертным. Нет, он, конечно, физически был привлекательнее наших мужчин, но стоило только заглянуть в его потусторонние глазки, горящие каким-то жутким огнем, как все желание считать их прекрасными исчезало. Ишь, волосы в косы заплел, лежат на его плоской голой груди, заставляя смотреть на открытые вислоухие уши, тонкую шею, точеный профиль, ожившая статуя, одним словом. Сказал что-то, но я не понял, тогда просто поставил тарелку с едой и удалился, я даже не успел разглядеть, что было за дверью. Эх, попал я в этот раз, так попал. Чем их оскорбил? Одно знаю, что из эльфийских лесов не возвращаются.

Меня разбудило прикосновение. Вскочив, с перепугу я хотел ударить противника, но мне уже с такой силой скрутили руки, что пришлось просто обмякнуть, иначе их бы вырвали из суставов. Двое, один срезал с меня одежду, другой держал. Неужели они собираются оттрахать меня? Черт, не могу пошевелиться. Методично, как будто занимались этим ежедневно, перворожденные раздели меня до гола, потом стали щупать. Закусил губу, когда их тонкие пальцы прошлись по моему анальному отверстию. Мои худшие подозрения начинали сбываться. Неужели у них бабы не дают? Это не повод трахать мужиков… да и между собой тогда уже могли бы договориться. Но эльфы не стали больше ничего делать, лишь бросили рядом какой-то мешок и быстро исчезли за дверью. Прейдя в себя, я развернул сверток, да уж, моя прежняя одежда выглядела более приличной. То, что я сначала принял за мешок, оказалось длинной рубашкой. Одел ее, не ходить же голым.

Ближе к утру, когда я, свернувшись в клубок в попытке удержать тепло, спал, ко мне снова зашли гости. На этот раз они схватили меня под руки и, зажимая мне рот ладонью, вывели наружу. Мы долго шли по тропинке, пока не пришли к водопаду. Что они задумали? Может, хотят показать достопримечательность? Или принесут в жертву? Что-то я совсем разошелся в своих фантазиях, но все оказалось гораздо банальнее. Эльфы бесцеремонно сдернули с меня рубаху и засунули под ледяные струи. В первый момент я оцепенел, осень ведь на дворе, я итак замерз, потом попытался вырваться, но безуспешно. Эльфы, сами залезли в воду и стали меня быстро растирать. По-моему мои зубы стучали с такой силой, что их грохот разносился в лесу на многие километры. Не прощу вам этого! Правда они быстро вытащили меня обратно и нацепили теплый плащ до пят. Похоже, я им нужен для всяких садистских развлечений, нашли живую игрушку.

Несколько дней после этого я жил уже в доме. Небольшая темница сменилась большей по размеру с элементами мебели. Тут даже был горшок для экскрементов. Добрые дяди. Кормили фруктами и овощами, на десерт давали розовую воду с лепешкой. От скуки я стал лепить из хлеба человечков и устраивать между ними баталии. Вечером пришли два новых эльфа, гривастых, стильных, и стали вертеть мою голову о чем-то ожесточенно споря на своем языке. Чудные они все-таки, что им от меня нужно?

Часть 2. Неудачная месть.

Как же я не люблю путешествия, когда идешь своими ногами или едешь в дешевом дилижансе. Мой тощий зад уже просчитал все кочки от лесного логовища эльфов до крупного города соседней страны, теперь же мы тащились в столицу, а это еще несколько недель пути. Но начало было еще веселее. Представить не могу, но сперва они меня привязали за руки канатом к повозке и заставили несколько километров идти, спотыкаясь, падая, разбивая коленки в кровь, утопая в осенней грязи и замерзая! Проклятые эльфы, как же я вас ненавижу! Ладно, хватит с самобичеванием, всю эту кашу заварил я сам, кобель, не смог удержаться при виде красавчика принца. Мог ведь перетерпеть и дождаться моего любимого банщика. Думаю, ему бы не влетело за то, что он спал со мной. Я уверен, дело тут в ревности. Ха, я действительно так считал.

В самой роскошной карете впереди нашей процессии ехал принц. Я не видел его, хотя очень хотел. Ну хоть бы локон в окошко просунул или ушко, уже в груди потеплее было бы, но, как на зло, он даже пописать не выходил. Не знаю, кто надо мной сжалился, но после того, как я стал похож на грязного лешего, меня затащили в телегу с сеном для лошадей. Как же я благодарен тебе, мой невидимый спаситель! Хочешь расцелую тебя? Нет? А может что посерьезней? Что, не приставать с грязными намеками? А какие они еще у меня могут быть? Особенно, после того как я целый месяц провел в монашеском уединении. Вот то-то же!

Столица Мира. Сюда я собирался еще до того как попал к ушастым извращенцам. Неделя пути без ванн и ночлегов под крышей, и я превратился в смердящего упыря, от которого отваливались куски грязи. Мой драгоценный принц, вы еще недовольны местью? Хотя, может, вы даже об этом и не знаете? Плюнув на все приличия, я залез в бочку воды для питья лошадей. Холодная, с тонкой корочкой льда, вода, как я тебе был рад. Откуда только взялся эльф с орлиным носом и колючими глазищами? Он вытащил меня из бочки за все ту же веревку, которой были перетянуты мои руки, и кинул в сено. Забравшись глубже, я начал растирать озябшее тело, пытаясь хоть как-то согреться, а эльф стал на стражу, устремив свой потусторонний взгляд в мою сторону. Я решил его чуть-чуть позлить. Снял одежду, поднялся во весь рост и стал у него на виду растирать голое тело пучками сухой травы. При этом я лукаво посматривал в его сторону, выставлял свои филейные части, проводил руками по груди, будто лаская себя. Черт, я готов был соблазнить эльфа или человека и пострашнее этого, лишь бы меня поимели. Мой стражник все с тем же выражением на лице смотрел за моими движениями, пока мне не стало скучно. Не хочешь, ну и черт с тобой!

Ночью я проснулся от жуткого холода. Мокрая одежда валялась рядом, сено не грело, и я подумал, что настал мой последний час, когда в тиши раздался слабый шорох. Все бы ничего, если бы он не приближался. Может меня съедят волки? Какая разница какой конец, все равно он уже настал. Я плюнул на шорохи и повернулся к ним спиной. Идите, жрите, только быстрее. Но каково же было мое удивление, когда в телегу залез эльф. По длинному носу, вырисовавшемуся на фоне луны, я узнал своего стражника. Неужели? Или он пришел меня зарезать за очередное оскорбление эльфийской расы? Пусть становится в очередь. В ней таких весь город из леса.

– Человек, эй, человек? Я тебе принес тебе теплое одеяло.

Часть 3. Королевская охота.

Зима в этом году была снежной. Особенно в загородной королевской усадьбе, а не в столице, где снег убирали с улиц. Двор переехал на несколько недель сюда для чего бы вы думали? Правильно, отдыха и развлечений. Бедняжки, как же они устают во дворце на всех этих званных обедах, вечерах, балах…

Я тоже приехал по приказу своего принца в составе свиты слуг и как супруг своего мужа-эльфа. Орлиноносый в последнее время выглядел вялым и апатичным, даже не знаю почему. Первые две недели «супружеской» жизни он пытался меня убить. И душил, и кидался кинжалами, и в окно пытался выбросить, только я все время как-то выворачивался, ухитряясь выжить ему назло. В первую ночь, когда я в десятый раз закинул на него ноги, мой «супруг» вспорол подушку в миллиметре от моего лица. Помню как красиво летал пух по нашей комнате. Я еще сказал, что жаль этого не видит принц, ему бы понравилось, может занялся бы со мной сексом. После этого я получил кулаком в голову и ничего не помнил до утра. Утром постель была пуста, а вокруг все было вычищено. «Супруга» нигде не наблюдалось. Тогда я стал звать его громкими криками: «где ты мой возлюбленный?» и «я весь горю, ну где же ты?!». Орлинонос заглянул в спальню и метко залепил мне в голову горшком с цветком. Я опять ничего не помнил и не слышал до вечера.

Жалко только, что принц не приходил. Он опять как сквозь землю провалился. Дни проходили за днями, а я подыхал от скуки, изредка только получая удовольствие от издевательств над своим стражем. Мне запрещалось покидать крыло новобрачных, а слуг тут было немного, поэтому я часто слонялся в коридорах или сидел на подоконнике своей спальни и любовался красотами замкового двора. Опять меня бросили, опять заставили страдать от неутоленной страсти. И главное непонятно почему. Неужели принц в который раз обиделся на меня и мой позор в его глазах увеличился? Хотя я не страдал глухотой и слабой памятью, и прекрасно помнил как он говорил, что хотел меня все это время. Нет, тут дело в другом. Он боится «подсесть» на меня, полностью стать от меня зависимым. Только неужели он думает, что сможет забыть наши жаркие стоны, объятья, поцелуи? А может он назло мне это делает? Пытается вывести из себя, чтобы я пришел в его огромную спальню на его гигантскую кровать и трахнул его там, пока женушка будет принимать ванну? Ха, хорошая идея, нужно бы ее исполнить.

Через несколько недель я знал весь распорядок жизни молодоженов. Шпионил под их дверьми, частенько заглядывал коридор. Жена принца любила ухаживать за своим телом. Она через день мылась в королевской бани. Еще у нее были часы прогулок, верховой езды, уроки этикета и политологии, обеды, завтраки ужины и даже домоводство. Моему принцу доставались только совместные трапезы, редкие прогулки и ночи в одной кровати с нелюбимой женщиной. Мне стало его очень жаль.

В один из дней пока один стражник ушел в уборную, а другой на полчасика задремал, я, как тихая-тихая мышка, пробрался в королевскую спальню, не скрипнув ни одной половицей, ладно-ладно, скрипнул почти всеми, но только очень тихо. Дверь открылась легко, и я прошмыгнул внутрь. Принца не было видно. Видимо он вышел в смежную комнату. Я заглянул туда и увидел своего прекрасного эльфа за подрезкой маленьких деревьев. Оранжерея просто ломилась зелеными насаждениями, в воздухе порхали пичуги, а принц, как ребенок любовался ими. Может мне помог гвалт этих летающих животных, только принц не услышал моих шагов вплоть до того, как я накинулся на него сзади, повиснув на шее, покрывая ее поцелуями.

Часть 4. Меж двух огней.

Вспоминая сейчас, как вывалявшиеся снегу мы обнимались с принцем и стражем, я криво улыбаюсь. Вот дурак. Как можно было поверить ему? До сих пор не пойму, толи он хороший актер, толи просто ублюдок, использующий меня как свою игрушку. Естественно, на следующий день, принц никак о себе не напомнил, не позвал меня и не передал весточку через орлиноносого, которого, кстати, выпустили из лазарета. И на следующий день тоже. На душе стало препаршиво, вернулись старые сомнения и все то же неугасаемое чувство одиночества. Один, постоянно один, замерзая внутри, я делил ложе с разными людьми, да и эльфами, только чтобы заполнить пустоту, согреться и удержать их тепло. Эти воспоминания приносят положительные эмоции, позволяющие хоть на несколько минут отступить терзающей боли и сердцу затрепетать в груди легко, словно птице, воспаряющей к небесам.

У моего стража действительно сломался нос. Лекарь, по совместительству хиропрактик, вколов обезболивающего, вправил «выдающуюся» часть тела моего «супруга», после чего туго перебинтовал ему лицо, оставив только краешек рта открытым. Я не видел, но по слухам, всегда распространяющимся с исключительной скоростью, узнал, что орлиноносый будет в течение недели питаться через трубочку. Судьба всегда была благосклонна, посылая мне идеальные возможности для издевательств. И этот я принял с большой благодарностью.

Итак, вечером я разложил на столе набор тростинок и несколько фляг с различными соками. Страж, выполнив все поручения, вернулся в нашу спальню и подозрительно уставился мне в глаза. Видимо они горели лихорадочным пламенем. Так как «супруг» временно не мог разговаривать, а только мычать и кивать, я стал наблюдать за его реакцией на мои действия.

– Дорогой, ты так устал, не хочешь перед сном выпить питательного сока? – Подозрение в его глазах усилилось. Медленно, словно удав, он приблизился к столу и потянул руку к флягам. – Стой! – Я вцепился в него и потянул к кровати. – Ты ложись, я принесу тебе сок в постель. Для чего еще нужны супруги?

Страж упрямо сложил руки на груди, показывая весьма скептическое отношение к моим словам. Я сел рядом и дружески обнял его за плечи.

Часть 5. Похищение

За окном по-прежнему вили ветра и падал снег, но дело уже шло к весне, и все чаще солнце показывало свое жаркое личико, а небо очищалось от облаков и становилось настолько глубокого синего цвета, что от него резало глаза. Мое сердце отогревалось в эти моменты. Я ждал весны как какого-то чуда, как возрождения. Я мечтал сбросить оковы, словно ворох ненужной одежды и стать свободным. Я хотел любить всем сердцем и чтобы любили в ответ. Но суждено ли было сбыться моим мечтам?

В моей жизни сейчас встали две проблемы и обе они оказались связаны с ушастыми представителями эльфийской расы. Во-первых, принц. Все его слова заканчивались ничем. Если он и любил меня, то как-то уж совсем скрытно. По крайней мере, я этого не замечал. В те редкие моменты, когда я сопровождал его в качестве свиты, он даже не смотрел на меня. Пару раз я зажимал его в безлюдных местах и целовал его сладкие губы, но дальше дело не заходило. Принц отдавался полностью, целовал в ответ, а на следующий день не разговаривал со мной и казался равнодушным. У него что, раздвоение личности? Я смотрел на него и таял. Он всегда выглядел красиво, сексуально, но вот любовь… я больше не чувствовал ее в своем сердце. Им хотелось обладать как роскошной вещью или дорогой игрушкой, чтобы он принадлежал только тебе и больше никому. Но мое сердце не согревали подобные мысли, наоборот я все чаще чувствовал тянущую пустоту и обреченность. Это больно, знаете ли.

Второй проблемой неожиданно стал мой «верный» страж. Орлиноносый вконец обиделся на меня и больше со мной не общался. Он демонстративно спал на полу и уходил еще до моего пробуждения. Дни окрасились скукой. Я не знал куда себя деть. Поговорить не с кем, обнять некого, да что же это за жизнь такая? Принцесса и та забыла обо мне и больше не устраивала шуток с моим участием. Так можно и зачахнуть! Мне надоело ждать с моря погоды, и я решил разнообразить свою жизнь самостоятельно.

Никто не стал препятствовать моим вылазкам наружу. Я брал коня и выезжал за ворота замка в город, а иногда и в соседние леса. Видать никому я не был нужен, раз меня не останавливали и не спрашивали, вернусь ли вообще. Иногда я подумывал, а может рвануть подальше от этого запутавшегося в политических дрязгах, двора? Уехать далеко-далеко, лучше за море, где, говорят, необъятные нетронутые земли, живут странные приветливые народы, готовые с улыбкой выполнить любое твое желание за драгоценное украшение или редкую безделушку. Только это не освободит меня. Оковы привязанности держали прочно, намертво вцепившись в душу.

В городе я встретил девушку и парня – брата и сестру, предложивших разделить их ложе. Правда они не сразу узнали, что я сплю с ними обоими. Девушка считала, что я прихожу ради нее, а ее брат, что ради него. Это было весело, пока не наскучило мне. Эти люди были простыми во всем, и в постельных утехах тоже. Оба раздвигали ноги и дрожали от моих прикосновений. Хм, в такие моменты я почему-то вспоминал строптивого стража, который не разговаривая скрутил бы меня в баранку и никогда бы не сделал так, как я попросил, или принца, нежного и чувственного, доводящего меня до безумия одним своим видом. Я посмеивался своим мыслям – все-таки я извращенец.