Социальная мифология, мыслительный дискурс и русская культура

Бирюков Борис Владимирович

Бирюков Борис Владимирович — доктор философских наук, профессор, руководитель Межвузовского Центра изучения проблем чтения (при МГЛУ), вице-президент Русской Ассоциации Чтения, отвечающий за её научную деятельность.

Сфера научных интересов: философская логика и ее история, история отечественной науки, философия математики, проблемы оснований математики. Автор и научный редактор более пятисот научных трудов, среди них книги, входящие в золотой фонд отечественной историко-научной и логической мысли. Является главным научным редактором и вдохновителем научного сборника, издаваемого Русской Ассоциацией Чтения — «Homo legens» («Человек читающий»).

Двадцатый век ярко продемонстрировал, по каким направлениям происходит искажение «нормальной» интеллектуальной коммуникации в обществах, где доминируют то, что естественно назвать социальной мифологией. Наиболее явственно это проявляется в авторитарных и тоталитарных социумах — но не только в них. В любом обществе существуют социальные структуры, где проявляется та или иная форма подобной мифологии. Сказанное касается даже науки — сложившиеся в ней парадигмы исследований подчас включают в себя «мифологическую» компоненту. Данную компоненту часто связывают с той или иной идеологией. При этом говорят об

идеологизации

науки, культуры, социальных установок и пр., прибегая к самой разной терминологии. Поэтому наш анализ мы начнем с вопросов терминологических.

1. Что такое идеология

Термин

идеология

в современной философской и научной литературе употребляется по крайней мере в трех смыслах. Один из них — учитывая реалии нашего общественного сознания, его можно назвать базовым, — четко передан в дефиниции, содержащейся в соответствующей статье «Философского энциклопедического словаря»: «

Идеология

<…> система взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу, социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение (развитие) данных общественных отношений».

[2]

Второй смысл получается из «базового» путем введения спецификации, указывающий на адекватность упомянутого осознания и извращенный, то есть не соответствующий реалиям, характер оценки социальных отношений, проблем, конфликтов, на иллюзорный характер целей и программ социальной активности, связанной с упомянутой выше неадекватностью.

За рубежом преобладающим является именно это, второе, значение понятия «идеология». Он закреплен уже на словарном уровне. «В настоящее время, ‑ читаем мы в „Философском словаре“ Г. Шмидта, — понятие идеологии употребляется почти исключительно как характеристика неистинного мировоззрения, предназначенного для обмана ради материальных, а также политических интересов».

[3]

В таком же плане написана большая статья «Идеология» в «Энциклопедии философии и теории науки», выходящем под редакцией Ю. Миттельштраса. Идеология характеризуется в ней как собирательное обозначение «ложного сознания», обусловленного сложившимися обстоятельствами, либо сознания, хотя и извращающего отношение познания к фактам действительности, но такого, что это извращение можно устранить путем научного подхода к реалиям.

[4]

В настоящее время данный смысл понятия идеологии получает все большее распространение и в нашей литературе, и когда говорят о «деидеологизации», например, экономики, понятие идеологии подразумевается именно в его втором смысле.

Будучи противопоставляемым истине, «истинным теориям», понятие идеологии во втором смысле применяется как инструмент критики неугодных по тем или иным мотивам воззрений. От этого аспекта смыслового значения термина свободно то его значение, которое фигурирует в технических науках, в частности в информатике. Здесь можно прочитать, скажем, о «фреймовой идеологии организации без данных» или об «идеологии модульных конструкций в программировании» и т. п. Понятие идеологии в подобных контекстах, как нетрудно убедиться, равнозначно категории (специально научной) методологии.

Ниже нам не понадобятся понятия идеологии в первом и третьем из приведенных выше значений. Мы будем оперировать «идеологией» как системой превращенно-ложных представлений о некоем круге реалий. Любая идеология в этом смысле включает в себя то, что естественно назвать идеологемами. Идеологема, в распространенной ее трактовке, это положение (суждение, понятие, принцип и т. п.), входящее в идеологию и играющее в ней существенную роль. Так, для идеологии сталинизма идеологемами можно считать тезис об обострении классовой борьбы по мере успеха в «строительстве социализма»; для идеологии, насаждавшейся социальной верхушкой периода застоя в СССР, характерна идеологема «новая социальная общность — советский народ», и т. д. Мы, однако, несколько изменим подход. Идеологемам в описанном смысле мы дадим название идеологем-клише, или, в целях стилистического благозвучия, будем говорить и об идеологических клише, идеологических формулах и схемах.

В этих разъяснениях уже намечена суть того различения двух видов идеологем, которая будет изложена ниже. Идеологемы-клише суть положения, формулировки, которые выражают основные установки, принципы той или иной идеологии, ее ценностные ориентиры. Идеологические клише могут господствовать над мышлением определенных социальных групп и социальных структур — носителей данной идеологии, ее ценностными ориентирами. Идеологические клише могут господствовать над мышлением определенных социальных групп и социальных структур — носителей данной идеологии, могут овладевать целыми обществами и государствами. Идеологии нацизма в Германии и сталинизма в России дают богатый материал для размышления над идеологемами-клише. Идеологические клише меняются от одной конкретной идеологии к другой и от одной исторической эпохи к другой. Различия идеологий суть различия составляющих или, лучше сказать, определяющих их идеологем-клише.