Обгоняя ветер

Бишоп Одри

Что ждать скромной школьной учительнице от знакомства с крутым байкером? Да ничего хорошего! Уинни Милтон знала об этом с самого начала, но не смогла долго противиться неожиданно вспыхнувшему чувству. И неприятности посыпались как из рога изобилия: проблемы на работе, тайный заговор, покушай и похищение. Но, чтобы быть вместе с любимым, она готова пройти через все это не один раз…

1

Синий «шевроле» мчался по шоссе. Женщина за рулем не была ни любительницей быстрой езды, ни суматошной, вечно спешащей куда-то дамочкой, ни беспечным водителем, который не дорожит собственной шкурой. Будь ее воля, она бы вообще никогда не ездила быстрее сорока миль в час, так как большие скорости внушали ей почти первобытный страх. Тем не менее, ее машина передвигалась со скоростью, явно превышающей установленные ограничения. И хотя прямая дорога просматривалась далеко вперед, она, вжимая педаль газа в пол, тряслась от страха, в панике ожидая, что вот-вот вслед ей понесется вой сирен полицейских машин.

День не задался с самого утра. Точнее, неудачным можно было с полным правом признать весь прошедший уик-энд. Выходные, которые Уинни проводила у родителей, всегда были такими. И вовсе не потому, что родители ее не любили. Наоборот, они настолько обожали свою младшую дочь, что порой от родительской любви и постоянной заботы становилось трудно дышать. На ум ей не раз приходило сравнение с котенком, которого подарили маленькому ребенку. Несмышленое дитя еще не умеет толком соизмерять свои силы, и от нежности, с которой малыш прижимает к себе нового друга, домашний любимец не в состоянии даже возмущенно пискнуть.

Именно чрезмерная опека заставила ее искать работу подальше от родительского дома. Закончив колледж, Уинни, несмотря на все попытки родителей отговорить ее от столь радикальных перемен в жизни, поспешила переехать в другой город и, избавившись от неусыпного контроля, наконец, вздохнула с облегчением и зажила в свое удовольствие. Но раз в месяц счастье обретенной независимости омрачалось. Совесть и дочерний долг призывали беглянку навестить родных и стоически вытерпеть уготованные ей испытания.

Каждый раз, поднимаясь на крыльцо родительского дома, она знала, что на их семейный ужин мать непременно пригласит очередного сына своих знакомых, благо таковых у нее было бесчисленное множество. Едва Уинни стукнуло двадцать, миссис Милтон, к тому моменту удачно пристроившая двух старших дочерей, задалась целью найти и младшей достойную пару. С тех пор каждый семейный ужин превращался в утомительные смотрины, производившие угнетающее воздействие как на Уинни, так и на потенциального жениха.

Так как младшая дочь миссис Милтон в отличие от своих старших сестер не могла похвастаться ни ослепительной красотой, ни общительностью, очередной претендент едва мог дожидаться возможности сбежать от скучной серой мышки в очках с роговой оправой, неподвижно сидевшей рядом. Нельзя сказать, чтобы очки сильно уродовали ее внешность, хотя и не добавляли ей шарма. В детстве у нее была сильная близорукость, но после двадцати зрение стало медленно улучшаться, так что Уинни вполне могла бы обойтись и без очков. Но она настолько привыкла прятаться за их стеклами, что без них казалась себе едва ли не голой, и продолжала носить их.

2

Хэл и в самом деле рассердился, услышав презрительно-капризное возмущение непутевой девицы, когда он предложил подвезти ее на «харлее». Он даже мысленно отругал себя за то, что решил остановиться, заметив сломанную машину на обочине пустынного шоссе. Но на дороге он всегда руководствовался золотым правилом: если видишь, что у кого-то неполадки с транспортом, остановись и предложи помощь.

Сначала девушка показалась ему трогательно беспомощной, и в то же время какой-то настоящей: ни грамма косметики на лице, никакого намека на укладку — грива волнистых волос непослушно рассыпалась по плечам. На мгновение Хэлу захотелось запустить в эти волны пальцы и перебирать прядь за прядью, чтобы убедиться, так ли они пушисты, как кажутся. Серые глаза смотрели доверчиво, в них не было ни капли притворства. Незнакомка немного щурилась — явный признак небольшой близорукости. По растрепанному виду было видно, что она собиралась в дорогу в спешке, но небрежность облика не портила впечатления. Наоборот, на ум приходили мысли, что так она выглядит всегда, когда встает с утра с постели. Мило, наивно и немного растерянно.

Хэл почти поверил в этот доверчиво-невинный облик и поэтому сначала растерялся, когда за его предложением последовала такая негативная реакция. А потом его охватил гнев, и он с трудом подавил желание проучить заносчивую незнакомку, столь презрительно отнесшуюся к предложенному ей средству передвижения. Но бросать человека в беде только потому, что тот не слишком восторженно принимает помощь, было бы слишком мелочно и недостойно. Поэтому он подавил желание немедленно вскочить на «Харлей» и умчаться прочь, оставив избалованную девицу с ее снобистской гордостью и гонором, и терпеливо ждал, пока она копалась в машине, собирая вещи и запихивая их в дорожную сумку. Краем глаза он наблюдал за ее нервными движениями. Незнакомка так суетилась и спешила, что вся его злость на ее капризный тон почти испарилась. Ей была нужна помощь, и у нее, какой бы привередливой она ни была, хватило ума признать это.

Конечно, до дома оставалось совсем ничего, и Хэл очень спешил. Ему не терпелось залезть в душ, смыть дорожную пыль и вытянуться на кровати. Чтобы быстрее доехать, он даже встал затемно. Как ни нравилось ему колесить по дорогам, главной прелестью всегда оставалось возвращение домой. Хэл редко ездил по ночам, но, если до конечного пункта оставалось немного, он мог подремать в придорожном отеле пару часов и в три-четыре утра снова отправиться в путь, спеша поскорее добраться до дома.

Из-за вынужденной задержки душ и чистая одежда откладывались на неопределенное время. И это притом, что его доброту так никто и не оценит. Хорошо еще, что он давно привык в каждой неурядице находить свои прелести. Ему всегда удается не вешать нос даже в самые трудные времена. Вот и в нынешней ситуации он отыскал положительный элемент. Ведь если подумать, последний раз он катал девиц на байке в далекой юности и уже успел забыть, как приятно, когда за куртку хватаются нежные женские руки, а с губ срываются испуганные вздохи, стоит тебе чуть увеличить скорость. Теперь ему представляется отличная возможность вспомнить молодость.