Царская охота

Быстров Владимир

Уважаемый Читатель!

 Все, о чем ты здесь прочтешь – вымысел.

 Не следует искать каких-либо аналогий с жившими когда-то или живущими сейчас реальными людьми, которых, возможно, встречал ты сам, либо о которых слышал от своих друзей и знакомых.

 Не следует также искать каких-либо аналогий с происходившими когда-то или происходящими сейчас реальными событиями, свидетелем которых, возможно, был ты сам, либо о которых слышал от своих друзей и знакомых.

 Это лишь плод фантазии Автора, собравшего вместе эти события и этих людей и представившего их твоему вниманию. Они неотделимы, как друг от друга, так и от данного повествования, вне которого существовать не могут.

* * * * * 

 Уважаемый Читатель!

 Все, о чем ты здесь прочтешь – правда.

 Возможно, тебе и самому приходилось встречаться, либо слышать от своих друзей и знакомых о людях, живших когда-то или живущих сейчас, и чрезвычайно похожих на тех, с которыми ты встретишься здесь.

 Возможно, тебе и самому приходилось встречаться, либо слышать от своих друзей и знакомых о событиях, происходивших когда-то, либо реально происходящих сейчас и чрезвычайно похожих на те, о которых ты прочтешь здесь.

 Фантазия Автора сводится лишь к тому, что он по собственному разумению собрал эти события и людей вместе и представил их твоему вниманию. На самом же деле большинство из них не имели и не имеют друг к другу никакого отношения, а чаще всего и не подозревают о существовании друг друга.

* * * * * 

 Уважаемый Читатель!

 Оба приведенных выше суждения справедливы, и тебе самому решать, какое из них тебя больше устроит. Я же, по общепринятой традиции, могу только указать, что:

 "ОПИСАННЫЕ ПЕРСОНАЖИ И СОБЫТИЯ ВЫМЫШЛЕНЫ,

 А ЛЮБЫЕ СОВПАДЕНИЯ – СЛУЧАЙНЫ"

ПРОЛОГ

 Появлению в деревне чужака никто не удивился. К тому времени деревня уже практически опустела: кто был помоложе, в поисках заработка подались в близлежащие большие и малые города, а несколько еще остававшихся там стариков и старух – пенсионеров, которым уезжать было попросту некуда, вскоре ушли в мир иной. История хоть и безрадостная, но вполне обычная для многих, некогда многолюдных и оживленных сел, деревень и поселков, вычеркнутых из жизни безжалостной рукой Нового Порядка. Грунтовая дорога, связывавшая деревню с соседними такими же деревушками и поселками, а через них – с райцентром, оставшись без ухода, постепенно размывалась дождями, небольшими речушками и ручьями, во множестве стекавшими с невысоких холмов правого берега реки. Вскоре местами на ней появилась молодая поросль берез, осин и ольхи. Вначале невысокая и худосочная, но постепенно набиравшая силу, она затем превратилась в небольшие рощицы, перемежавшиеся зарослями ивового кустарника и бесформенными грязно-зелеными пятнами лесных болотцев в низинах. И ничто уже не указывало, что когда-то здесь пролегала наезженная и заботливо ухоженная дорога, а в деревню теперь можно было попасть лишь с реки, спустившись на лодке от находившегося в десятке километров выше по течению автомобильного моста, либо переплыв – опять же, на лодке – с  противоположного берега. Правда, никакой особой надобности в этом у местных жителей не было. Грибных и ягодных мест в округе и без того было предостаточно, а плавать на противоположный берег за древесиной – лес на том берегу был отменный, строевой! – казалось и вовсе верхом глупости. Ну, много ли его вывезешь на какой-нибудь старенькой "казанке"! И теперь лишь рыбаки, влекомые своей всепоглощающей страстью, на самых разнообразных посудинах – от самодельных "фанерок" и долбленок, до самых современных надувных и пластмассовых лодок и катеров, на веслах или с моторами всех возможных марок и мощности – с ранней весны до глубокой осени бороздили реку вверх и вниз по ее течению. Поэтому ничего удивительного не было в том, что именно они первыми заметили нового поселенца, а вскоре и познакомились с ним. Новостью этой рыбаки, разумеется, не замедлили поделиться со своими друзьями и близкими, а уж те разнесли описание "отшельника" по всей округе. Вот как оно выглядело в изложении одного из лично пообщавшихся с переселенцем рыбаков:

 "Мужик высокий, ладный такой… Видать, спортом раньше занимался. Или из армейских… Выправка-то у него чисто армейская – идет, ровно по плацу марширует! Только прихрамывает слегонца. Да и то, как не прихрамывать, когда у него правая нога, словно ножка у табурета колченого набок вывернута! Словно ему вначале ее оторвали, а после пришили. Да только пришили кое-как, наспех… Про возраст ничего не скажу – неясный какой-то возраст. Может, сорок, а может и все пятьдесят будет! Волосы у него светлые, блондинистые. Ежели и есть в них седина, да только так сразу ее и не разглядишь. А взгляд у него молодой, острый такой взгляд… Ну, и на лицо тоже ничего себе мужик, даже симпатичный, можно сказать! Только это если с одного бока, с левого смотреть. Вот я и задумался, чего это он ко мне все левым боком стать норовит? И говорит все больше через левое плечо – вроде как гребует

 Похожие описания давали и другие рыбаки, которым тоже довелось немного пообщаться с переселенцем. Описания эти, конечно, не могли ответить на все вопросы, возникавшие в головах любопытствующих местных старух, оставляя им обширное поле для всевозможных домыслов и догадок и тему для пересудов и сплетен во время вечерних посиделок на скамеечках у своих изб. Впрочем, вскоре значительная часть вопросов была разрешена самым банальным образом – через несколько месяцев после своего таинственного появления чужак сам явился в администрацию сельского поселения, в чью сферу ответственности входила и наша заброшенная деревенька. Предъявив там паспорт, оказавшийся, к глубокому удивлению работников администрации, в полном порядке, он попросил продать ему один из бесхозных и не имевших законных наследников домов и зарегистрировать его там в качестве полноправного жителя. Из паспорта следовало, что новоявленным домовладельцем желает стать Рыков Леонид Альбертович, 1949 года рождения, уроженец города Кемерово, проживавший в городе Осинники Кемеровской области по адресу… А из приложенной к паспорту небольшой справки можно было также узнать, что дом, в котором проживал Леонид Альбертович, в 1992 году сгорел, что и явилось основанием для выбытия с прежнего места жительства.