Мятеж не может кончиться неудачей

Биверов Андрей

«Мятеж не может кончиться удачей», если на престоле «попаданец» из будущего, ставший 13-м Императором России. Пусть против юного Николая объединились наемные убийцы и заговорщики-аристократы, польские мятежники и кавказские бандиты, Лондон и Стамбул — он должен вывести Империю из кризиса и завоевать Отечеству светлое прошлое. Боже, Царя храни!

Читайте НОВЫЙ РОМАН от автора бестселлера «13-й Император. „Попаданец“ против Чертовой Дюжины»! Поставьте себя на место «профессора», призванного переписать историю. Но помните — по-настоящему великим Государем можно стать, лишь усвоив главную царскую мудрость; «Мятеж не может кончиться удачей — в противном случае его зовут иначе…»

Глава 1

ПЕРЕВОРОТ

— Nicolas… Nicolas…

— М-м-м, что? — Я сонно повернулся на кровати и, оторвав голову от подушки, посмотрел на жену.

Она стояла у двери, соединяющей наши спальни, опираясь рукой о стену. Несмотря на героические размеры, ночнушка уже не могла скрыть огромный живот моей жены. Ожидание подходило к концу, до рождения нашего первенца оставался от силы месяц. В последнее время, чтобы не повредить здоровью будущего малыша, мы спали раздельно, но в смежных спальнях.

— Во дворце что-то происходит, разве ты не слышишь? — по-английски, взволнованным голосом спросила она.

Упрек Лизы был справедлив. Едва прислушавшись, я разобрал приглушенный, далекий еще звон оружия и, кажется, сдавленные крики во дворце. На улице тоже происходило что-то необычное, мне даже показалось, что я разобрал пару ружейных выстрелов. С меня мигом слетели последние остатки сна, а по спине пробежал неприятный холодок.

Глава 2

И МАЯТНИК КАЧНУЛСЯ

— Коленька, сыночек мой! — Мать ворвалась в мой кабинет подобно вихрю. — Ты не ранен! Господи…

Я едва успел встать из-за стола, как к моей груди прижалась перепуганная мать и зарыдала. Я обнял ее, положив руки на плечи, глазами выпроводив деликатно закрывших распахнутые двери охранников из кабинета.

— Не беспокойтесь, матушка. Со мной не случилось ничего страшного, — поглаживая ее плечи, успокаивающим тоном раз за разом повторял я, а дыхание перехватывала мысль о бедняжке Лизе. — Со мной не случилось ничего страшного. Совершенно ничего…

Наконец рыдания прекратились. Я нежно оторвал от себя заплаканную матушку и, придерживая под локоть, опустил в кресло, в котором сам недавно сидел. После чего слегка подрагивающей рукой подал ей холодной воды из графина. Звук стучащих о края стакана зубов показался мне оглушительно громким в звенящей тишине кабинета. Я обошел стол и присел у камина, давая матери время прийти в себя.

Огонь в камине уже совсем потух, но угли еще едва заметно мерцали красным. Разгорится, если просто кинуть дров поверх углей, или нет? Не решившись экспериментировать, я отодрал несколько кусков бересты, дунул на угли и положил в то место, где угли показались мне ярче. Затем, выбрав три самых тонких колотых полешка, я положил их на тонкие полосы бересты, прижав ее к углям, и снова подул. Нагретая в камине березовая кора тут же вспыхнула и затрещала, разрывая гнетущую тишину кабинета и наполняя комнату веселым треском.