Моя любовь, моя судьба

Бьянчин Хелен

Близится свадьба Айши Бенини и Карло Сантанжело. Этот брак означает объединение двух знаменитых, преуспевающих семейств в Австралии. Айша страстно влюблена в будущего мужа, но в его чувствах сильно сомневается. Может быть, для него их брак не более чем сделка?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Ты ведь останешься у него на ночь?

Айша едва заметно кивнула. Ее всегда изумляло, с какой легкостью мать умеет облечь приказ в форму предположения.

Сколько она себя помнит, ее жизнь всегда подчинялась строго регламентированному порядку. Элитная частная школа, институт благородных девиц. Каникулы за границей, лучшие зимние курорты. Балет, верховая езда, языки… она свободно говорила на французском и итальянском.

Айша Бенини была истинной дочерью своих родителей. Одетая по последней моде, прекрасно воспитанная, умная девушка — реальное воплощение достатка и высокого социального положения семьи. Даже ее карьера в качестве дизайнера интерьеров органично вписывалась в создаваемый родителями образ благополучия и успеха.

— Дорогая? Ты что, меня не слышишь?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Карло отвел руки Айши в стороны и коснулся губами ее губ. Скользящим поцелуем его губы путешествовали по телу Айши, пробуя на вкус и наслаждаясь мягкостью и нежностью кожи. Он задержался на маленькой ямочке у основания шеи, чтобы услышать еле слышный стон неземного блаженства.

Он вдыхал аромат ее кожи, смешанный с легким запахом духов, и в нем просыпался голод и утонченный вкус гурмана к достойному его внимания деликатесу.

Под его языком оказался дерзко торчащий темно-коричневый сосок. Карло осторожно прихватил его зубами, описывая языком круги…

Знает ли он, что с ней делает? Он лучший в мире любовник. Его игру можно сравнить разве что с игрой великих музыкантов, которые прекрасно знают и чувствуют свой инструмент.

Боже, она бы все отдала, чтобы хоть раз, хоть один-единственный раз эта великолепно разыгрываемая любовная сцена превратилась в безудержный порыв страсти, чтобы он потерял над собой контроль, чтобы сгорал от желания, тогда бы уж ни одна женщина на свете не смогла бы занять ее место.