Наука быть живым: Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической терапии

Бьюдженталь Джеймс

James F.T. Bugental

THE SEARCH FOR EXISTENTIAL INDENTITY

Patient-Therapist Dialogues in Humanistic Psychotherapy

Неисчислимое чувство, или помощь для самопомощи

Предлагаемая вниманию читателя книга Джеймса Бьюдженталя принадлежит к достаточно обширному уже кругу психотерапев­тической словесности, в свою очередь, входящей в еще более широкое поле гуманитарной литературы и заметно раздвинувшей в нашем веке его границы.

В этом качестве книга могла бы быть встречена с интересом не только теми, кто посвятил себя психотерапии или психологии, но и всеми, кто не уверовал до конца в нигилистический припев о конце "человеческого, слишком человеческого" в человеке. Да вот беда, тексты, выходящие под рубрикой "психотерапия", не очень-то воспринимаются у нас — критикой и читателями — именно как

словесность,

как род литературы, по своим намерениям обращен­ной не только к специалистам или "лицам с психологическими проблемами", но и к гуманитарному люду любых профессиональ­ных цехов и регионов культуры. Странным в этом бесчувствии к ценностям литературного жанра является, собственно, то, что — наряду с самыми "крутыми" философскими и богословскими тек­стами — мало-мальски оригинальные книги по психотерапии, психологической культуре, психофантастике исчезают с прилав­ков с завидной скоростью. Стало быть, читаются, но в критичес­ком сознании остаются как бы за пределами литературности!

А зря, отменное чтиво!

Во-первых, потому, что значительный пласт его — это

истории встреч и опыта перемен,

причем во многих разных смыслах слова "история". Истории, случившиеся, состоявшиеся с человеком в ходе его жизни и приведшие его к потребности что-либо в ней (и в себе) изменить; истории, рассказанные, показанные, разыгран­ные в ходе терапевтической сессии (один на одни с терапевтом или в присутствии терапевтической группы); истории, поведанные нам, читателям, автором-психотерапевтом, преследовавшим свои научные, творческие и гуманитарные цели. Истории, в которых — как всегда с историями и бывает — поэзия и правда, вымысел и реальность, намерение и безыскусность сплетаются столь же по обыкновениям жизни, сколь и по законам литературного жанра.