Закон запретного, Тайная жизнь сатаниста

Бланш Бартон

Бланш Бартон

ЗАКОH ЗАПРЕТHОГО. ТАЙHАЯ ЖИЗHЬ САТАHИСТА.

Энтони Szandor Лавея называли "опаснейшим человеком на свете", "шарлатаном" и "злым гением". Какие мрачные тайны погребены в душе человека, который обрил свою голову на Вальпургиеву ночь 1966 года и объявил об учреждении Церкви Сатаны? Захватывающее биографическое повествование Бланш Бартон, написанное при помощи загадочного главного героя этой книги, раскрывает секреты, прежде недоступные широкой публике, в том числе окутанные мраком истоки сатанинского ритуала, ранние профессии Лавея, его эротические связи с Мерлин Монро и Джейн Мэнсфилд. В книге содержится множество редких фотографий и ранее не публиковавшихся эссе и документов Энтони Лавея.

ОБЗОР

Бланш Бартон, "Тайная жизнь сатаниста": авторизованная биография Энтони Лавея. Бартон стала доверенным лицом и секретарем Лавея, чтобы написать его биографию. Из вступительной главы мы узнаем, что Лавей родился 11 апреля 1930 года, под знаком Овна. Среди ео предков были французы, эльзасцы, немцы, русские, румыны, цыгане и евреи. В возрасте семи лет он увлекся оккультными и сверхъестестественными феноменами, советовался со своей бабкой (полуцыганкой-полуеврейкой) по поводу книг, а та передала ему предания своего народа. Hе довольствовавшись популярными руководствами по оккультизму, Лавей обнаружил, что самые ценные источники - учебники по практическому гипнозу, по использованию воображения, а также истории Лавкрафта. Лавей был индивидуалистом, но другие мальчишки признали в нем лидера. Школа не могла дать ему знаний в тех областях, что вызывали у него подлинный интерес, и Энтони стремился как можно скорее избавиться от нее. Еще с пяти лет в нем проявился музыкальный талант, а в пятнадцать лет Лавей уже был вторым гобоистом Балетного симфонического оркестра в Сан-Франциско. В этом же году он бросил школу и большую часть свободного времени проводил в бильярдных, в обществе игроков, бездельников и проституток. Ему нравилось вести двойную жизнь: он продолжал заниматься живописью, музыкой, магией и философией. Помогая своему дяде разворачивать новое дело в Лас-Вегасе, Лавей познакомился с такими крупными фигурами теневого мира, как Багси Зигель и его помощники, и усвоил их социальную философию: все на свете - жулики, не исключая церковь; тот, кто хочет быть впереди всех, признает этот факт и обращает жульничество в свою пользу, чтобы не превратиться в раба стереотипной жизни. Чувствуя, что не похож на обычных людей, Лавей пытался найти для себя подходящую среду, обдумывая кандидатуры Иностранного Легиона и цирка. Остановившись на последнем, в 1947 году он стал укротителем; в возрасте семнадцати лет он уже выступал с восемью нубийскими львами и четырьмя бенгальскими тиграми. Он также в совершенстве овладел мастерством игры на различных музыкальных инструментах и начал изучать магическое действие музыки на животных и людей. Вскоре среди его приятелей оказались великие звезды манежа. Кроме того, он познакомился с проповедниками, являвшимися в цирк и пытавшимися нажиться на тамошней публике, и обнаружил, что, вопреки всем их религиозным байкам, основной движущий стимул для людей - это плотские желания. Став полицейским фотографом, Лавей столкнулся с худшими проявлениями человеческой натуры и пришел к выводу, что не существует персонифицированного бога, который заботился бы о человечестве. Человек сам должен стать своим богом и сам принять ответственность за свои поступки. Лавей испытал потребность не в "Святом Отце", а в "мятежном брате"; этой стадии обычно достигают все, в ком просыпается бунт против Бога, церкви и условностей. Традиция рассматривает Сатану именно как мятежника, отрицавшего богов и наделившего смертных мудростью. Лавею поручили изучать "чудные" вызовы полиции - всякие странные шорохи в подвалах и тому подобное. Кроме того, он применял свои способности врача-гипнотизера, а со временем клиенты стали просить его об употреблении более нетрадиционных форм помощи, вроде чар и заклинаний. Благодаря своим необычным занятиям и ручному леопарду, к тому времени он уже обратил на себя внимание прессы. В "Черном Доме" Лавея собирались его влиятельные и эксцентричные друзья, и так со временем возник "Кружок магии". Вскоре собрания стали более формальными: Лавей проводил ритуалы и публичные семинары. В 1966 году сформировалась Церковь Сатаны. С середины 70-х годов Лавей отошел от общественной жизни, предоставив интервью и лекции своим дочерям, а сам сосредоточился на иных областях сатанизма. Лавей связывал магическую силу с уединенной жизнью. Он определял сатанистов как редких личностей, которые интуитивно стремятся быть в стороне от массового мышления, стереотипного жизненного стиля и обыденных вкусов в искусстве. Музыка оставалась одним из главных его увлечений; кроме того, он интересовался старыми кинофильмами и производством "гуманоидов". Последнее считается чуть ли не главной перспективой сатанизма; благодаря ему Лавей нашел решение многих современных проблем человечества: искусственные помощники позволят творчеству человека стать по-настоящему свободным. Лавей твердо верит в то, что сатанизм со временем станет ведущей религией в США, приводя в пример рост числа молодых людей, обожествляющих Сатану как "Мятежного Короля". Он уверен в том, что волна анти-сатанистской истерии, подстегиваемая христианами, вскоре схлынет, поскольку люди начинают ставить под сомнение бессмысленные догмы христианской церкви и пытаться понять, что представляет собой сатанизм на самом деле. "Hикому и никогда не удастся узнать Энтони Лавея по-настоящему" пишет Бланш Бартон - "Даже если вам повезет, и вы узнаете кое-какие подробности его жизни, все равно это будет совсем немного". ("Огонь и лед: магическое учение величайшего тайного оккультного ордена Германии". Эдред Флауэрс) (Fire & Ice : Magical Teachings of Germany's Greatest Secret Occult Order by Dr S Edred Flowers, Llewellyn Publications, Mn. 1990, 215pp).