Любовное кружево

Блэк Гермина

После автокатастрофы молодая талантливая балерина Оливия Элейн никогда не сможет танцевать. Но случайная встреча с доктором Хардингом перевернет ее жизнь. Она вернется на сцену, чтобы с триумфом покинуть ее, обретя счастье в объятиях доктора.

Глава 1

Доктор Гиффорд Хардинг решительным жестом выколотил потухшую недокуренную трубку, прерывая поток мечтательных размышлений. Взглянув на наручные часы, он не без удивления обнаружил, что прошло больше часа с того момента, как он решил немного отдохнуть и расслабиться в укромном уголке парка при отеле. Впервые за много дней он позволил себе бездельничать так долго. Приятно было сознавать, что он вырвался из своей суматошной жизни на Уимпол-стрит и приехал на Лазурный берег не просто так, а по делу.

Вдвойне приятно было то, что дело это займет максимум один день. Хотя пациент, которому доктор вполне симпатизировал, и будет разочарован, но он должен понять. Да и дочке его, настойчиво приглашавшей доктора «как минимум, на весь уик-энд», придется смириться с фактом.

Как раз об этой избалованной и разряженной девице и думал доктор, отдыхая после обеда. Они не виделись больше года, и он пытался представить себе скорую встречу с ней.

Прошлой осенью, во время их единственной встречи, обаятельная Афина Зонопулос произвела на него сильное впечатление; но даже по горячим следам ему хватило ума сообразить, что это отнюдь не тот случай, который может определить всю его дальнейшую жизнь. К счастью или к сожалению — как посмотреть, — Гиффорд Хардинг не стремился угнаться за нравами современного общества. Он не был ни педантом, ни пуританином, просто слишком разборчивым для того, чтобы потерять голову от случайного свидания. Эта юная леди, дочь одного из самых богатых людей в мире, принадлежащая к «сливкам общества», отнюдь не была замечена в излишнем постоянстве своих «дружеских связей», хотя в данном случае явно демонстрировала желание продолжить и укрепить знакомство.

Перепроверяя свои старые впечатления, Гиффорд убедился, что былые чувства угасли. Стало быть, может возникнуть неловкая ситуация. Тщеславие было чуждо Хардингу, но, как любой симпатичный, обаятельный и преуспевающий врач, имеющий дело с интимными тайнами своих пациенток, он не мог не замечать тех знаков внимания, которыми они его одаривали. Мисс Зонопулос никогда не была его пациенткой; они впервые увиделись, когда он наносил визит ее отцу.

Глава 2

Миссис Морнингтон прилагала все усилия, чтобы развлечь свою спутницу, хотя не могла не чувствовать той апатии, которая скрывалась за ее вялыми попытками поддержать беседу.

«Может, лучше бросить все и вернуться домой, на Итон-сквер», — мелькнула у нее мысль. Там все-таки есть друзья, и, вообще, в Лондоне всегда можно найти чем заняться. С другой стороны, там слишком многое еще напоминает о произошедшей трагедии.

Подождав, пока официант сменит приборы, сервируя стол для десерта, миссис Морнингтон прямо поинтересовалась:

— Тебе неуютно здесь, дорогая? Может, уйдем?

Словно очнувшись, Оливия виновато откликнулась: