Белая кошка

Блэк Холли

В роду, некогда освоившем магическое мастерство, лишь один семнадцатилетний Кассель Шарп не обладает потомственным даром — но нисколько не жалеет об этом.

Пока его семья вовсю нарушает закон, наводя порчу, манипулируя чужими воспоминаниями и практикуя иную ворожбу, он изо всех сил старается жить нормальной жизнью.

Но однажды среди ночи он просыпается на крыше школьного общежития — и с этого начинается череда странных и зловещих событий. Кто мог наслать на него проклятие и за какие прегрешения? Уж не замешано ли здесь прошлое Касселя, темное местами для него самого?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Открываю глаза. Черепица холодит босые ноги. Опускаю взгляд, и тут же начинает кружиться голова. Судорожно вдыхаю морозный воздух.

В небе мерцают звезды, а внизу посреди квадратного дворика возвышается бронзовый памятник полковнику Уоллингфорду. До меня постепенно доходит, где я, — на крыше общежития Смит-холл.

Как я сюда попал? По лестнице поднялся? Ничего не помню. Как вообще сюда попадают? Паршиво — ведь надо как-то спускаться, и хорошо бы не угробиться по пути.

Меня трясет. Усилием воли заставляю себя не двигаться. Дышать медленнее. Вцепиться в шифер пальцами ног.

В абсолютной полуночной тишине моя возня, каждый вздох порождает эхо. Над головой темнеют ветви деревьев. От шороха листьев испуганно вздрагиваю и на чем-то поскальзываюсь. Оказывается, здесь мох растет.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Второпях натягиваю форму и бегу со всех ног на французский. Завтрак уже давно кончился. Бросаю учебники на парту, и тут как раз включается телевизор. Сквозь помехи Сэди Флорес, ведущая школьного канала, рассказывает, что клуб латинского языка продает печенье (копят деньги на постройку грота в парке), а регбисты соберутся сегодня в спортзале. С трудом высиживаю уроки, но на истории не выдерживаю и засыпаю. Пробуждение наступает внезапно. Весь рукав в слюне, а Льюис ехидно интересуется:

— Мистер Шарп, когда именно запрет вступил в силу?

— В тысяча девятьсот двадцать девятом. Через девять лет после принятия сухого закона. Как раз перед финансовым обвалом, — мямлю спросонья.

— Очень хорошо. — Но моему ответу он явно не рад. — Сухой закон потом отменили, а запрет нет. Почему?

Вытираю рот. Голова раскалывается пуще прежнего.