Красная перчатка

Блэк Холли

Проклятия и мошенничество. Магия и мафия. В мире Касселя Шарпа они идут рука об руку. Все его старания жить обычной жизнью идут прахом, когда он узнает, что его воспоминания подменены, на его возлюбленную Лилу наложено «проклятие любви», а сам он — самый могущественный мастер в своем роду. Одним прикосновением руки Кассель может превратить что угодно во что угодно.

Агенты ФБР просят Касселя помочь им в раскрытии убийства его старшего брата. Но за ним следит мафия, которой известно, насколько Кассель ценный маг. Чтобы выжить, Касселю приходится на шаг опережать как тех, так и других. Его главная проблема в том, что ему не к кому обратиться за помощью… Даже к самому себе!

ГЛАВА 1

День сейчас или ночь — не знаю. Девчонка встает и идет к выходу. Неимоверно короткое серебристое платье шуршит при ходьбе, словно новогодняя мишура. В дверях номера она оборачивается.

Как ее зовут? Не помню, хоть убей.

— Ты ведь расскажешь обо мне папе-консулу?

— Конечно.

У девчонки по щеке размазалась помада, но я ничего ей не говорю — слишком уж сильно ненавижу в тот момент и себя, и ее заодно.

ГЛАВА 2

Ставлю свой «бенц» на стоянку для двенадцатиклассников — совсем близко от общежития, не то что раньше: ученики младших классов должны оставлять машины черт знает где. Легкое чувство самодовольства быстро сменяется тревогой: когда я глушу двигатель, «Мерседес» издает странное металлическое покашливание, будто собрался отдать концы. Выхожу и уныло пинаю шину. Хотел его починить, но из-за мамы руки до ремонта так и не дошли.

Сумки пока пусть полежат в багажнике. Иду через кампус к большому кирпичному зданию учебного центра Финке.

Над дверьми красуется написанный от руки плакат: «Приветствуем новичков-девятиклассников!» Легкий ветерок шелестит листьями деревьев, а меня наполняет тоска по тому, что я еще не успел потерять.

В холле за столом мисс Нойз роется в ящиках с картами-пропусками и выдает ученикам папки с необходимой информацией и документами. Две смутно знакомые десятиклассницы обнимаются, громко визжа от радости, но потом замечают меня и переходят на шепот. Что-то там про «самоубийство», «в одних трусах» и «милашка». Я ускоряю шаг.

Прыщавая, трясущаяся от страха девчонка получила ключи от комнаты в общежитии. Намертво вцепилась в своего папашу, словно без него тут же пропадет. Наверняка первый раз очутилась так далеко от дома. Мне и жалко ее, и одновременно немного завидно. Подходит моя очередь.