Источник счастья

Блэкборн Сара

Когда приходит Рождество, в каждом человеке пробуждается детская вера в чудо. Богатые и бедные, аристократы и простолюдины одинаково трепетно ожидают счастья и исполнения желаний. И чудеса действительно происходят. Судьба сводит разлучившихся много лет назад влюбленных, блудный сын возвращается в отчий дом, сами собой разрешаются ситуации, долгое время казавшиеся тупиковыми. Но выясняется, что Санта-Клаус тут ни при чем. Все дело в волшебной, могучей силе любви…

1

Прекрасные здесь места, размышляла Николь, возвращаясь с очередного вызова.

На ее родине, в Австралии, всегда было жарко, даже зимой, и до переезда в Англию Николь никогда не видела снега. Сейчас, ведя машину по белоснежным просторам, она особенно остро почувствовала приближение Рождества. Почему-то ей, словно маленькой девочке, показалось, что если хорошенько попросить доброго Санта-Клауса, то он обязательно выполнит пожелание. Но, конечно, ее мечты с далекой поры детства изменились. Теперь Николь хотела того, что, к сожалению, не под силу выполнить всем волшебникам мира. Ведь проси не проси, а Гейб никогда не вернется к ней и не повторит клятву, данную восемь лет назад.

Увы, чудес на свете не бывает. Гейбриел Геллахер давно женат, у него наверняка очаровательные ребятишки и прелестная супруга, не чета ей, Николь, — простому сельскому ветеринару.

Николь внимательно посмотрела на небо — наверняка скоро снова пойдет снег. Она не знала, следует ли радоваться этому или огорчаться. Восторженная девочка, какой она, несмотря на свои двадцать семь лет, все еще оставалась в душе, с ликованием встречала каждую упавшую с неба снежинку. А как ветеринар была озабочена тем, что снегопад мог создать проблемы в передвижении: Николь постоянно разъезжала по сельской местности, где лечила на фермах больных животных.

До деревни Бердвуд, где находилась ветлечебница, в которую Николь устроилась на работу, оставалось несколько миль. Ведя старенький, видавший виды автомобиль, она вспоминала, как приехала в эти места ровно год назад и сразу же была покорена царившей здесь атмосферой покоя и какой-то умилительной патриархальности.

2

— Да, это я, Гейб, — печально подтвердила Николь.

— Я не узнал тебя сегодня, — тихо сказал он. — Ты так неожиданно вышла из пелены снега и столь же внезапно исчезла, что могла быть сном. Я молился, чтобы это был только сон.

— Но ворота на всякий случай запер? — улыбнулась она.

Гейбриел сел, плеснул в стакан виски из хрустального графина, стоящего на низком столике возле дивана, и залпом проглотил коричневатую жидкость.

— Ты много пьешь? — неодобрительно спросила Николь.