Искатель. 1997. Выпуск №5

Блок Лоуренс

Ларионова Ольга

Кругов Андрей

Бердзенишвили Андрей

Непомнящий Николай

Содержание:

Лоуренс Блок. СМЕРТЬ В МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ (роман, пер. В. Вебера)

Ольга Ларионова. НЕ КРИЧИ: ЛЮДИ! (рассказ)

Андрей Кругов. ПРИШЕСТВИЕ (рассказ)

Андрей Кругов. ПАЦИЕНТКА (рассказ)

Алексей Лапин. ЖДИ ГОСТЕЙ (рассказ)

Андрей Бердзенишвили. ДАРЫ БОГОВ (рассказ)

Николай Непомнящий. ТУНГУССКАЯ ЗАГАДКА (окончание очерка)

Мир курьезов

Искатель. 1997

Выпуск № 5

Лоуренс Блок

СМЕРТЬ В МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ

Миновав восточную окраину Бингемптона, он съехал на обочину и заглушил двигатель. Она наклонилась к нему, он ее поцеловал.

— Доброе утро, миссис Уэйд.

— М-м-м-м. Мне нравится моя новая фамилия. А почему мы остановились, дорогой?

— Кончился бензин, — он вновь поцеловал ее. — Нет, они украсили автомобиль. Ботинки и все такое. Ты не обратила внимания?

— Нет.

Ольга Ларионова

НЕ КРИЧИ: ЛЮДИ!

Ольга Николаевна Ларионова родилась в 1935 году в Ленинграде. Окончила физфак ЛГУ.

В 1965 году появился ее программный роман «Леопард с вершины Килиманджаро», затем вышли следующие авторские сборники: «Остров мужества» (1971), «Сказки королей» (1981), «Знаки Зодиака» (1983), «Соната моря» (1985), «Формула контакта», «Лабиринт для троглодитов» (1991), «Сотворение миров» (1995), «Венценосный крэг» (1996). За опубликованную и «Искателе» повесть «Соната моря» Ольга Ларионова была удостоена в 1987 году премии «Аэлита», а повесть «Чакра Кентавра» стала чуть ли не самый популярным ее произведением.

МОЛОДЫЕ ДАРОВАНИЯ

Журнал открывает новую рубрику «Молодые дарования». И первых авторов представляет Кир Булычев

Андрей Кругов

Андрей Кругов родился в 1968 году. По гороскопу обезьяна, рак. Окончил курс Московского экономико-статистического института. После службы в армии открыл маленькую фирму. Женат, детей пока не имеет, любит природу, музыку, животных.

Любимый писатель — Шекли, любимая книга — «Сирены титана».

ПРИШЕСТВИЕ

Я сидел на даче за столом и приводил в порядок счета за воду и свет.

— Послушай, все эта ваши рассказы о роботах, это такая чушь! — раздался неожиданно голос откуда-то сзади и чуть слева.

Я медленно повернул голову и увидел здоровенного кролика, нагло развалившегося прямо на диване. Одно ухо его торчало почти прямо, другое как бы сложилось пополам. Большой живот свисал на задние лапы, полностью закрывая их. В довершение картины под мышкой торчала крупная морковь. Целый ворох вопросов закружился у меня в голове и кружился довольно долго, пока наконец не выстроился в длинную очередь. Вопрос первый: кто это?

— Не видишь, что ли? Кролик. Последний из разумных. Остальных вы съели. Осталось только наше подобие, вроде ваших человекообразных обезьян.

Я обратил внимание, что вслух ничего не спрашивал.

ПАЦИЕНТКА

— Рассказывайте, — улыбнулся доктор. — Не стесняйтесь, я постараюсь вам помочь.

Пациентка подвинулась поближе.

— Представьте себе, доктор, что в одной соседней галактике есть цивилизация, и люди там очень похожи на нас с одним только маленьким отличием: у них нет женщин. Дети там рождаются в пробирках, а мужикам в смысле развлечения некуда себя девать. И вдруг они натыкаются на нашу планету. Рассказы первых исследователей о наших женщинах создают целую сенсацию. Вся их планета хочет попасть к нам и дорваться до женщин. Но, поскольку они все-таки гуманоиды, то их правительство решает не влиять на судьбу нашей цивилизации и взять это дело под жесткий контроль.

И смотрите, что они придумали: где-нибудь на пляже некий весьма приличный, предположим, Джон подходит к некой Мери, заводите ней знакомство и даже через некоторое время женится. Дальше — дело техники, а она у них на высоком уровне. Встает, предположим, утром Джон, идет умываться, а из ванной выходит уже не Джон, а Макс, но по внешнему виду это совершенно не заметно. Пошел Макс в магазин, из магазина вернулся уже Питер. Поставили они это дето на поток. Приводят своих мужиков в надлежащий вид, записывают им в память необходимые сведения, чтобы по ошибке Мери не назвал Линдой, и подсаживают его на день или на два к ничего не подозревающей Мери.

— Ну а вы-то какое отношение ко всему этому имеете?

Алексей Лапин

ЖДИ ГОСТЕЙ

Алексей Лапин родился в 1974 году Москве. В школе обнаружились склонности к живописи. В 1994 году окончил педагогическое училище и получил специальность преподавателя ИЗО и черчения. Пробовал заниматься различными видами спорта: водный туризм, легкая атлетика, культуризм, стрельба из лука, но окончательный свой выбор остановил на стрельбе из арбалета легкого типа. Выдумки и фантазии всегда сопровождали во всем. И однажды появилось неодолимое желание изложить свои фантазии на бумаге.

Грибы. Откуда они взялись? Никто не знает. Они поражают воображение и разум своим величием. О, как они красивы, огромны и великолепны! Большая тучная шляпка усеяна замысловатыми мелкими бугорками, которые по мере роста гриба сползают вниз, ближе к ножке, опоясанной аккуратной тоненькой каймой. Грибы стремительно растут, достигая невиданных размеров. Белый свет льется отовсюду, со всех сторон. Он настолько ярок, что перекрывает собой мрак подземелья. При этом уже не видно ни стен, ни потолка. Они будто исчезли, убираясь прочь и освобождая место для разросшихся не на шутку грибов-гигантов.

Но несмотря на внешнюю красу этих шампиньонов, они внушают довольно серьезные опасения. Душа отнюдь не наполняется беззаботной радостью, а уж тем более — счастьем. Вместо этого приходит непонятная бездонная чернота. Что это за чувство? Определить трудно. Можно сказать лишь одно — оно отрицательно. Нечто неведомое. И от всего этого вдруг становится жутко и страшно, все тело охватывает дрожь, бьет в конвульсиях.

И это правильно. Так и должно быть. Человек должен смертельно бояться этих грибов, хотя ничего и не знает о них. Ведь они мало похожи на те уродливые маленькие сморчки, что растут на плантациях. К тому же всем известно, что если встретится довольно большой и красивый гриб, он наверняка ядовитый и означает лишь одно — смерть…

Андрей Бердзенишвили

ДАРЫ БОГОВ

Андрей Бердзенишвили родился в 1955 году, в 1977 году закончил физический факультет Тбилисского университета по специальности «Радиофизика». Почти 20 лет работает в области компьютерной техники и электроники. Написал около 100 стихотворений и песен; прозу начал писать в 1994 году. Из написанного опубликован рассказ «Маска» (журнал «Дельфис», 1995 г.). Помимо литературы и музыки любит собак, футбол и пиво «Хольстен» (темное). Не любит мороз, насекомых, компьютерную технику и электронику.

Олень был уже совсем близко. Сын Крокодила дрожал от нетерпения, ноздри его широко раздувались, вдыхая запах ничего не подозревающей жертвы. Кровь боевым барабаном стучала в висках, каждый четвертый удар почему-то отдавался в гениталиях. Это приятно будоражило, но отвлекало.

Олень медлил, осторожно оглядываясь. Шаг… еще шаг… Пора! Бросок, короткое рычание, несколько сильных ударов заостренным обломком камня — и вот уже горячая кровь толчками бьет из перепиленной сонной артерии в жадно распахнутый рот победителя. Даже сейчас его по-рысьи быстрые глаза не перестали цепко ощупывать окружающие заросли. Никого. Ничего опасного. Можно нести добычу домой. В пещеру. Там хорошо. Там огонь. Там Ахуна. Она зажарит мясо на огне, и мясо станет лучше. Сын Крокодила сглотнул и утерся, размазав кровь по заросшему лицу. Ахуна… Он вспомнил ее блестящие, густо смазанные кабаньим жиром волосы, сильные узловатые плечи, большой круглый живот, терпко пахнущие ноги и заторопился.

Звать соплеменников на помощь Сын Крокодила не хотел — соплеменники все, как один, были грубые, прожорливые и очень любили делить чужое добро поровну. Поэтому, натужно хакнув, он взвалил обмякшую тушу на плечи, распихал ногами невесть откуда набежавших шакалов и попер напрямую, с хрустом ломая хвощи и папоротники.

Николай Непомнящий

«ТУНГУССКАЯ ЗАГАДКА»