Вор под кроватью

Блок Лоуренс

В профессии вора немало привлекательных сторон: никто тобой не командует, не нужны никакие лицензии, не надо платить налоги, даже инфляция вору не страшна, ведь стоимость украденного всё время повышается, компенсируя растущие расходы. Недостатков, впрочем, тоже хватает, и главный — неминуемое наказание. Лучший способ не попасться — свести риск к минимуму, в чём букинист-интеллектуал и вор-джентльмен Берни Роденбарр весьма преуспел. Но когда на сцену выходят госпожа Судьба и мистер Совпадение, успешный вор вынужден стать сыщиком, чтобы, найдя настоящего преступника, снять с себя подозрения в двойном убийстве и причастности к третьему, совершённому прямо у него на глазах.

Распутывая это дело, в котором оказываются замешаны и нью-йоркская мафиями книга Джозефа Конрада «Тайный агент», и жестокий каратель, прозванный Чёрным Бичом, и нечистый на руку пластический хирург, и серийный насильник, Берни Роденбарр раскрывает заодно ещё несколько преступлений, учится говорить по-латышски и к тому же находит очаровательную подругу. Как говорится, талантливый человек талантлив во всём.

С огромным удовольствием говорю слова благодарности приютившему меня «Номеру писателей» в Гринвич-Виллидж, где была проведена предварительная работа для создания этого романа, а также гостеприимному дому «Рэгдейл»

[1]

в Лейк-Форест, штат Иллинойс, который давно уже облюбовали многие представители творческих профессий и где была написана эта книга. Хорошо, что писатели могут писать где угодно. Если, конечно, могут. Я могу писать лишь в этих двух благословенных местах и всегда буду испытывать к ним чувство глубокой признательности.

Глава 1

— Этот человек, — с ненавистью выдохнул Мартин Джилмартин, — полный… нет, он абсолютный… в общем, законченный… — Марти покачал головой. — У меня просто нет слов!..

— Да, друг мой, со словами у тебя действительно неважно, — согласился я. — По крайней мере, с существительными. С прилагательными ты ещё кое-как справляешься, но что касается существительных…

— Ну так помоги мне, Бернард, — с мольбой в голосе произнёс Марти. — Кто лучше тебя сможет подобрать нужное определение,

le mot juste

? И в конце концов, это твоя работа.

— Неужели?

— А то нет! Ты же торгуешь книгами, а что такое книга? Набор слов. Ну да, конечно, в ней есть ещё бумага, ткань обложки и коленкор, пущенный на переплёт, но, если бы дело было только в этом, стали бы мы покупать больше одной книги? Разумеется, нет, согласен? Так что прикол именно в словах, в тех шестидесяти, восьмидесяти или ста тысячах слов, что составляют её содержание.