Я и Я (сборник)

Бочаров Андрей

Тернова Мария

Агнич Анна

Колюжняк Виктор

Алиев Тимур

Витько Наталья

Силенгинский Андрей

Бескаравайный Станислав

Шустерман Леонид

Ерышалов Николай

Наумов Иван

Толкачев Алексей

Смольская Анна

Медведникова Влада

Доброхлеб Сергей

Тихомиров Максим

Кигим Татьяна

Климентьев Константин

Вы полагаете, что знаете себя как облупленного? Чтобы развеять это заблуждение, нужна самая малость – встретиться с самим собой. Конечно, такая встреча – это фантастика. И именно она собрана под обложкой этого сборника – самая разнообразная и по жанру, и по стилю. Каждый автор смотрит на проблему «Я и Я» по-своему: кто-то с юмором, а кто-то – с опаской.

Откуда берутся двойники? Зачем они приходят? Почему некоторые из них так не похожи на свои оригиналы? Если вас интересуют подобные вопросы, значит, самое время открыть эту книгу…

Предисловие

(от редактора и составителя)

Что мы видим, когда смотрим в зеркало?

«Себя!» – ответят самые торопливые и легкомысленные, не желая задумываться над таким очевидным вопросом.

«Свое отражение», – этот ответ гораздо более точный… но такой скучный!

Авторы этого сборника смогли найти другие ответы. Причем каждый – свой, непохожий на остальные. И тут совершенно неуместно говорить о правильности или неправильности. На самые простые вещи можно смотреть с разных точек, и именно Фантастика позволяет найти наиболее неожиданные ракурсы.

Не стоит, однако, думать о зеркале исключительно в буквальном смысле. Сборник отнюдь не посвящен обзору мира Зазеркалья. В роли «отражающей поверхности» может выступать наука, выращивающая клонов, творящая виртуальные копии, позволяющая заглянуть в параллельный мир… Или магия, вызывающая из небытия странных и страшных двойников. А иногда, чтобы познакомиться со своим

alter ego

, достаточно поглубже заглянуть в себя.

Я со мной

Анна Смольская.

Я или Я

Желтая кружка с ройбушем стояла аккурат перед клавиатурой на единственном месте, свободном от железяк и бумажек. Кирилл сделал глоток. Неплохой чай, не зря взял.

Маленькие радости… А что делать, если большие в его жизни все никак не появляются? С зарплатой системного администратора небольшой компании по продажам канцтоваров шибко не разгуляешься. Таких на рынке хоть ложкой ешь – и контор, и админов. Теплые места давно крутыми спецами заняты, куда ему с ними тягаться? Вот и тянет здесь лямку четвертый год.

Отхлебнув чай, он пролистнул очередную страницу логов. Опять финдиректор в обед порнуху смотрел. Как-то, не выдержав такой наглости, он сделал переадресацию с трех иксов на сайт о материнстве, но финансовый его тут же вызвал и, отводя глаза, попросил больше не хулиганить. Кирилл понятливый, ему дважды повторять не надо.

Он отфильтровал логи по имени конкретного пользователя и уставился на скромный список – поисковик, почта и все тот же форум. Жаль. Менеджера с редким нынче именем Прохор он бы прижучить не отказался. За год работы в компании тот успел достать админа до печенок. Секретарша и курьер от него тоже стонали. Гаденькая и хамоватая личность, плюс воспаленное самомнение, минус возможность кем-то командовать – все помножить на неуемную энергию. Этот коктейль приводил к тому, что Прохор как мог цеплялся к мелочам, предъявлял совершенно идиотские претензии, а порой и выдумывал проблемы сам.

Форум, с которого менеджер не вылезал, Кирилл уже давно прошерстил вдоль и поперек – увы, ничего предосудительного, обычные детские шалости и выпендреж. Черно-зеленый фон, серый текст, кислотные картинки, название в пол-экрана: «Хакеры реальности». Дизайнеру стоило бы оторвать руки и пришить к плечам. Над «Базой знаний по аномальным зонам» и «Списком отличий другого мира» Кирилл в свое время от души похохотал: «Президент России там Путин», «В той Москве все говорят “поребрики”» и все остальное в таком же духе. Порой проскакивали намеки на какие-то аферы, но особо в открытом доступе это не обсуждалось. Да какие тут могут быть серьезные дела? Дети, одно слово…

Татьяна Кигим.

Телепорт

Потрескавшиеся бетонные плиты и пожухлая трава чудесно контрастировали с огромным, семь на семь, щитом с надписью: «Экспансия Земли – Телепорт № 1. За нами будущее!» Краска облезла, некоторые буквы читались с трудом. Над всем пространством огороженного и охраняемого объекта стоял запах гари – этим летом сильно горела степь – и пыли, вездесущей пыли, покрывавшей здесь все: от камуфляжа до пустых бочек из-под авиационного топлива, непонятно каким образом оказавшихся в царстве высоких транскосмических технологий.

– Во забросило-то! – прокомментировал бородатый офицер, выдувая пыль из лелеемой «бригитты». – Наверняка на Зерне и то пейзаж покраше… Какого надо было ставить телепорт в глуши, до которой или вертолетом, или на верблюде? Секретность, мать ее…

База переброски, как и девяносто процентов иных объектов, находящихся на балансе военных, остро страдала от нехватки средств. Сокращение штатов и вооружения шло с тяжелейшим скрипом; в то же время объединенная Земля практически не нуждалась в артефактах своего боевого прошлого.

– Давно надо было провести реорганизацию, – пробормотал молодой человек в пятнистой панаме. Он сегодня побрился и очень об этом жалел – с недельной щетиной он выглядел старше своих девятнадцати. – Для того чтобы раз в год отправить на Зерну или Ханую ударную группу, совершенно необязательно содержать все эти бараки со столетним хламом. Лучше использовать средства для модернизации техники. Например, вместо этого «байконура» создать небольшую, но современную базу переброски. Стекло и хром, как в аэропортах. А то смотреть стыдно на эти «биотуалеты»… Верно я говорю?

– Верно, – откликнулась девушка в камуфляже, меланхолично жуя жвачку. – Вот и скажи об этом своему папаше, он же у тебя большая шишка.

Алексей Толкачев.

Ъ и Ь

Сидели в общаге у Петьки. Пили чай. Маленький журнальный столик буквально весь был завален газетами бесплатных объявлений.

– «Для представительских приемов и увеселительных поездок (в том числе за город) предлагаются медсестры… Безупречный внешний вид гарантируем», – прочитал Петька.

– А ну-ка, позволь! – Леха отобрал у приятеля газету. – Блин, какие медсестры?! Читать, что ль, не умеешь? «Для увеселительных поездок (в том числе за город) предлагаются мер-се-де-сы»! Зачем ты вообще раздел «Услуги» смотришь, дурень? Надо искать какие-нибудь объявления о приеме на работу… Ха, вот, гляньте, какое есть: «Фольклорный ансамбль “Алеши” объявляет дополнительный набор». Замечательно, правда? Очень жаль только, что я ни петь, ни плясать…

– Это надо какому-нибудь другому Алеше предложить, – сказала Ольга. – Есть у тебя друзья тезки?

– Что-то не припоминаю.

Леонид Шустерман.

Время господина О.

Вы, друзья мои, конечно, слышали о восхитительных ханукальных балах, которые на протяжении многих лет устраивал барон Ротшильд для цвета мирового еврейства? Думаю, не ошибусь, если предположу, что многие из вас там бывали. Не все, однако, знают, что возникновением этой замечательной традиции мы целиком обязаны моему доброму приятелю – доктору Зигмунду Фрейду, в то время уже довольно известному благодаря революционным методам лечения душевных болезней.

Однажды Зигмунд поведал барону прелюбопытнейший случай из своей практики. К нему обратился за консультацией некий богатый еврей, жаловавшийся на необычное эмоциональное расстройство. В течение нескольких зим этому человеку каждую ночь снился один и тот же сон – будто бы он срубал рождественскую елку, выставленную напротив ратуши, приносил ее домой и отрезал все ветви, кроме шести, так что дерево становилось похожим на ханукальный светильник. Затем во сне он поджигал кончики веток, испытывая при этом сильнейшее сексуальное возбуждение, неизменно завершавшееся бурной эякуляцией. В этот момент пациент обычно просыпался в смятении чувств и мокром белье.

Доктор Фрейд с воодушевлением принялся за лечение этой странной болезни и в конце концов пришел к выводу, что в данном случае он столкнулся с проявлением некоего фундаментального комплекса, развившегося у евреев на почве отсутствия новогодних торжеств. Проведя кропотливые клинические исследования, Зигмунд установил, что евреи испытывают к рождественскому дереву зависть, аналогичную зависти женщин к пенису и проявляющуюся в некоторых случаях в непреодолимом стремлении срубать украшенные елки, точно так же как многие истеричные дамы подсознательно мечтают кастрировать своих мужей.

Барон отнесся к рассказу доктора с большим интересом и тут же предложил организовать ханукальные балы, наподобие рождественских, с тем чтобы компенсировать «комплекс новогодней елки», как этот феномен стали позднее называть в психоаналитической литературе. Так родилась прекрасная традиция, доставившая всем нам немало приятных минут, ярких впечатлений и незабываемых встреч.

В один из таких бальных вечеров, наплясавшись вдоволь под музыку джазовой капеллы маэстро Менухина, барон пригласил ближайших друзей в свой кабинет развлечься беседой за рюмочкой великолепного кошерного коньяка. Кроме меня и доктора Фрейда среди гостей оказались талантливый физик Дэвид Френч, уже прославившийся исследованиями в области квантовых вычислений; бравый летчик-истребитель полковник Эзер Вайцман, к тому времени скандально известный благодаря сражениям с англичанами в небе над Египтом; знаменитый ученый раввин Михаэль Брайтман, добившийся мирового признания лекциями о науке каббале; именитый антрополог-структуралист Клод Леви-Стросс, только что закончивший фундаментальное исследование мифологий различных народов; и еще несколько господ и дам, имена которых менее известны широкой публике.

Влада Медведникова.

Двойники

Когда Шарка отключал фильтры восприятия, мир становился оглушительным.

Шарка слышал, как мчатся по шахтам подъемники, как вагонетки движутся под землей; слышал речь других роботов и сигналы лишенных разума машин. Ощущал приглушенное толщей скал движение лавы; чувствовал бури в магнитном поле планеты и приближающийся солнечный ветер. Слышал позывные кораблей на орбите и даже голоса звезд, прошедшие сквозь время.

Громче всего были импульсы в его собственном теле. Металл, пластик и электричество окутывали сознание Шарки, удерживали, не давая вырваться наружу, и звенели, вспыхивали мириадами сигналов. «ОПАСНОСТЬ! – кричала система контроля. – Задействованы все резервы! ОПАСНОСТЬ!»

Он знал, что предупреждение верно – он ослеплен, оглушен, каналы восприятия переполнены. Но он хотел увидеть, отследить и понять один-единственный сигнал.

Но его не было.