Весь мир на блюдечке сметаны

Бодров Виталий

Кот-артефакт нужен абсолютно всем. И ведуну, и светлым, и темным, и даже таинственным нигромантам. Потому что обладание этой полезной штуковиной вполне может принести власть над миром и другие вкусные плюшки. А зачем он нужен топорянскому богатырю, не подскажете? Да не нужен он ему вовсе. У него свои проблемы. Невесту у него украли.

Пролог

Вот и настал этот час! Миг торжества, которого так долго ждал Высший чарун дядька Унорас Труэха Рог, приблизился на расстояние вытянутого посоха. Пятеро остальных Темных Лордов в страхе попрятались по углам своих колдодейских башен, в ужасе ожидая появления Темного же Властелина. А их Светлые коллеги (три Лорда и одна Леди), как им свойственно, в последний миг прозрели, поняли, что изменить все равно ничего не могут, и вернулись к своим делам в надежде, что все само как-нибудь рассосется.

Унорас злорадно усмехнулся, отложил в сторону дымящийся жезл и взял в руки заготовку, которой как раз настало время превратиться в могущественный артефакт. Высший чарун придерживался традиций, так что вопрос о форме артефакта не стоял. Ни браслет, ни амулет, ни, упаси Превеликий, серьга его не устраивали. Кольцо, и только кольцо, — единственная достойная форма для артефакта, в который дядька Унорас решился вложить почти всю свою

паверу

. Риск, конечно, огромен. Долгие солнца ходить чаруну без собственной

паверы

, по капельке собирая внутренний запас. Зато и выгоды такие, что дух захватывает, стоит только представить. Стать первым среди прочих, для начала разве мало? А чуть выждав, можно и на большее замахнуться. Давненько мир Темного Властелина не видел, соскучился, наверное.

Темные Лорды, объединившись, могли бы его уничтожить, но на то они и Темные, чтобы предпочесть первыми поддержать сильнейшего. Пока соратники не опередили, задница-то одна, чтобы первым поцеловать, придется коллегам изрядно поработать локтями. А вот Светлые что-нибудь непременно попробуют предпринять, например Совет свой соберут. Дело это небыстрое, в ближайшее время можно не волноваться.

Ох нет, не угадал. Кто-то всей силой светлого своего колшебства постучал в двери его колдодейской башни. Неслабо так постучал, от души. Но видно, что, во-первых, издалека, а во-вторых, в одиночку. Очевидно, Светлая Леди радость Иллиара не вынесла вынужденного бездействия. Пусть ее ломится, защита ставилась в расчете на совместный штурм всех Лордов, Светлых и Темных, Высший колдодей вовсе не собирался рисковать. Лучше перезаложиться, чем уйти без своих, как говорят картежники. Леди может до конца жизни пытаться найти брешь в его защите, пользы ей это никакой не принесет.

Дядька Унорас, только что закончивший читать трехчасовое заклинание, наслаждался предвкушением своей победы. Вот сейчас он коснется жезлом раскалившейся в его руках заготовки, ловко вспорет живот жертвенному животному, белому, без единого черного волоска, коту, и охладит золото в священной крови. Потом омоет березовым соком и торжествующе сверкнет в ответ кольцо… э-э-э… как бы его назвать? Силы? Могущества? Или традиционно — кольцо Всевластия? Впрочем, с названием можно и подождать.

Глава 1

Избушку сладить — дело нелегкое. Особенно на курьих ножках. А если вдобавок руки не оттуда растут, то банальное в общем-то дело превращается в трудовой подвиг. Можно было бы жизнь себе и облегчить. Пусть как ведуну мне до бабушки и далеко, но кое-чему я от нее научиться успел, и уж избушку-то себе колдануть сумел бы. А чего там уметь — дунул, плюнул, вот и готово. Дунул шесть раз, плюнул четыре, да с поклоном, да с присядью… Нет, лучше и не думать об этом, бабушка ясно завещала: только своими руками. Иначе добра не жди, для Бабы-яги избушка да кот — первые помощники. А у меня пока ни того ни другого.

Вот угораздило же меня, мужика, Бабой-ягой стать! Или мужиком — йогом? Поди разберись, ежели такого до сей поры не случалось нигде. Все всегда по правилам было, рождались в роду только девочки, через поколение внучка сменяла бабулю, и все повторялось. Пока вдруг, ни с того ни с сего, не появился у моей матери мальчик. То есть я.

Бабушка поначалу расстроилась сильно. Как же, мол, так, силу свою теперь и передать некому. На девочку-то рассчитывать не приходится, мать родами умерла, не поспела бабушка помочь ей. Вот и пришлось ей меня обучать в Бабы-яги… или как там меня называть следует. В общем, все, что Бабе-яге полагается, я умею. Или почти все. Отворот — приворот — да за милую душу, зелье сварить какое, наговор сделать — всегда пожалуйста, в ступе полетать — все умею. Хуже с метлой, ее как оседлаешь, запросто что-нибудь нужное отбить можно, все-таки пол у меня для этих полетов неподходящий. Но если припрет, могу и на метле, дело нехитрое, только болезненное.

Еще бабушка вещицы делать умела колшебные. Как не уметь, коли работа такая. Приедет богатырь сильномогучий да спросит басом, а нет ли гребешка колшебного да платочка. Чтобы лес одним махом вырастить или озеро разлить в окрестностях.

Очень полезные вещицы, что и говорить. Вот странствовал один богатырь в пустыне безводной, от жажды помирал уже, ан вспомнил про платочек — и вот тебе озеро. Богатырь дальше и не поехал, так у озера и остался. Потому как вокруг тут же оазис образовался, вода-то в пустыне редкость, сразу люди потянулись, не успел опомниться — вот уже вполне себе князь. А правителю, хоть бы и оазиса небольшого, подвиги искать не след, его дело княжеством править.