Марсианин

Богатырёв Александр

Никто не мог предвидеть, что строго засекреченный научный эксперимент выйдет из-под контроля, и группу туристов-лыжников внезапно перебросит в параллельную реальность. Сами туристы поначалу не заметили ничего странного. Тем более, что вскоре наткнулись в заснеженной тайге на уютный дом, где их приютил гостеприимный хозяин. Все вроде бы нормально, хозяин вполне продвинутый, у него есть ноутбук с выходом во всемирную паутину, вот только паутина эта какая-то неправильная, и информацию она содержит нелепую. Только представьте, в ней сообщается, что СССР развалился в 1991 году! Что за чушь! Ведь среди туристов — Владимир по прозвищу «Марсианин». Да-да, тот самый, который недавно установил советский флаг на Красной планете, окончательно растоптав последние амбиции заокеанской экс-сверхдержавы…

Пролог

1990 год. Малый зал ЦУПа.

В малом зале ЦУПа царила тишина изредка прерываемая краткими, в полголоса, переговорами операторов. Этот зал специально был оборудован для управления четырьмя, находящимися на Марсе, «Марсоходами». Четыре больших экрана висящих на стене, по количеству аппаратов, «бегающих» по поверхности Марса, напротив четырёх же групп операторов, разделённых для какой-то надобности лёгкими ширмами (вероятно для того, чтобы пейзаж на соседнем экране «не смущал» соседей), показывали пейзажи далёкой красной планеты. Работа была рутинная. Задания, формируемые специальными группами учёных-планетологов, составлялись заранее, и поставлялись каждой группе управляющей конкретным «номером» загодя. Поэтому их присутствия в зале как правило не требовалось.

Вот и сейчас получив соответствующие задания, четыре «Марсохода», в полном соответствии с заложенной с утра программой, катили каждый в своём направлении, поставляя на Землю поток научной информации и бесчисленные рыжие пейзажи.

Где скалы, где песок, где вообще дно гигантского каньона.

И у четвёртого номера пейзаж особым разнообразием не отличался.

Часть 1. ЗЕМЛЯ, ЯНВАРЬ 1996

Попытка к бегству

С лыжами и туго набитым рюкзаком, Владимир стоял посреди совершенно безлюдной предстанционной площади.

Пушистый снег тихо падал с серого неба.

Ветра нет. Тишина.

Даже обычные звуки села, расположенного неподалёку от станции, тихо и незаметно тонули в этом пушистом белом мареве, беззвучно и неотвратимо спускающегося на землю. Лишь изредка сквозь пелену прорывался лай дворняг честно отрабатывавших пред хозяевами своё пропитание.

Скоро и лес, стеной стоящий в полукилометре от станции также тихо и незаметно растаял в белизне, оставив железнодорожную станцию казалось бы один на один со Вселенной. Только заваленные снегом ели вдоль тротуара и станция. Далее только снежная пыль, сыпящаяся с небес.

Авария

— Хороший пятачок, сказал Михаил обозревая заваленную снегом поляну.

— Здесь «падаем» командир? — подал голос запыхавшийся Вадик, тяжело опираясь на лыжные палки.

— Здеся, здеся! Я тут рядом классную сушину видел. Чур я валить буду!

— Не пыли Гриня! Ту сушину без тебя завалим, — при этих словах руководителя Николай заметно сник и скис, — твоя забота сейчас Юрика на нас вывести. А становимся мы здесь… — Михаил ткнул палкой в снег, и ещё раз огляделся — не, вон там!

Приход

Ветер выл волком и кидал в лицо тысячи колких ледяных кристаллов в изобилии сыпящихся с потемневшего неба.

Михаил критически осмотрел группу. Практически все опустили маски на лица для защиты от ветра и снега. Вид от этого у всех был суровый и мрачный.

— Юля, ты у нас специалист, — поговори с хозяевами.

В этот момент над крыльцом зажёгся свет и на порог вышел бородатый мужик в валенках закутанный в меховой тулуп и надвинувший по самые глаза треух.

Увидев это, Юля одним движением сбила с себя капюшон пуховки и содрала с себя шапочку с лыжными очками.