Мутабор

Богданец Игорь

Igor Bogdanets

Мутабор

"Мутабор!" Ты шла по мне, и острые каблучки терзали мою плоть. Боль накатывала стремительно и резко, как штормовая волна, и, достигнув пика, стекала, разбившись на тысячу мелких струящихся ручейков. Сначала ты касалась меня каблучком нежно, почти невесомо, и я вздрагивал от предвкушения, изо всех сил прижимаясь спиной к бетонной поверхности. Ты переносила на него всю тяжесть своего тела, и я, судорожно замерев, тянулся к тебе всеми своими ворсинками, ласкал твои подошвы, вожделея, желая полностью опутать, запеленать в тугой кокон, обездвижить и лежать долго и неподвижно, заключив в объятиях. Двадцать шесть томительных шагов от края до края. Двадцать шесть сладчайших мгновений. Жаль, что у меня нет глаз. "Мутабор!" Я обнимал твои ягодицы. Ты крепко сжимала ими мои сбившиеся складки. Я чувствовал каждое их подрагивание, каждое сокращение твоих мышц. Волосы щекотали меня, и я ерзал от восторга и наслаждения. Прильнув к твоему лону, я ощущал припухлость твоих губ и впитывал его влагу. "Мутабор!" Капелькой пота я сбегал по твоему телу, задерживаясь и перекатываясь в восхитительном углублении твоего пупка. "Мутабор!" Я держал твои груди. Я не давал им вырваться на волю. Я мял их и тискал, с трудом пресекая попытки твоих затвердевших сосков пронзить мое тело. "Мутабор!" Я колыхался твоей юбкой. Я обнимал твое запястье тоненьким браслетом. Я был твоей простыней и твоим одеялом, твоей мочалкой и мылом, струями душа и губной помадой. Я познал тебя всю. Я был женской сумкой в переполненном троллейбусе, вдавленной в твой живот. Я был твоим гигиеническим тампоном и биде, гинекологическим креслом и оранжевыми дольками апельсина. - Слава! обратилась она ко мне. - А у меня сегодня день рождения! Она улыбалась. Улыбалась и явно хотела моего общения. - Мои поздравления.. - скомканно пробормотал я. - Приходи ко мне в семь. Я тебя приглашаю. - Извини, виновато сказал я, - работы сегодня много. Задержаться придется. Hу никак не могу я сегодня. - А-а-а... - ее глаза потухли и погрустнели. - Hет, так нет. Ты извини. Закусив губу, она пошла прочь маленьким обиженным щенком. Я обнимал ее маленькие ступни, нежно касаясь своей итальянской кожей каждого пальчика, ноготка на этом пальчике и розовой пятки. Я ловил каждой твое движение. Пятка-носок, носок-пятка. Что мне день рождения, если я знаю каждую родинку на твоем теле? "Мутабор!" "Мутабор!" "Мутабор!"