Падший ангел

Бойкова Наталья

Плохо не слушать взрослых и мотаться в Междумирье, попутно освобождая таинственных парней… Вдвойне плохо, если ты — выпускница Школы Магии. А еще хуже, если этот освобожденный парень кого-то смутно напоминает…

Наталья Бойкова Падший ангел

ГЛАВА 1

Все беды от того, кого ненавидишь

«…На широкой поляне среди безграничного леса стоял небольшой постамент. Мало людей помнит, для чего он поставлен сюда. Мало людей выжило с той рассветной бойни. А кто остался жив, молчит о произошедшем. Никогда еще Междумирье не видело столь кровопролитных сражений. Никогда прежде Небо не билось с Подземельем. Одна великая битва на тысячелетия…

Ангелы и Падшие… в бесконечном сражении за людей и господство… Как глупо.

Постамент не рушился очень долго. Много тысяч лет он стоит здесь и ни разу не поддался власти стихии и жадности людей. Отчасти это происходит из-за Высших Сил, отчасти из-за того, кто прикован там.

…его голос давно не разносился по равнине. Он давно не плакал, да и вряд ли умел. Полные ненависти глаза уже не смотрели на лазурное небо. Его крылья приковали к постаменту, обвив некогда загорелое мускулистое тело побегами терновника с необычайно длинными шипами. Там, где шипы соприкасались с его кожей, засыхала кровь, и появлялся яд.

За последние столетия он научился терпеть боль. И теперь даже мог смотреть в глаза прилетающим с издевкой во взгляде Высшим. Он их люто ненавидел. Эта ненависть придавала остроты, подобно мексиканскому кетчупу, который жжёт во рту, заставляя совершенно не ощущать остальные блюда. Так и у него. Он жил лишь ненавистью и местью, не сильно тратя силы. Он знал, что отомстит. Это ясно, как Божий день… Его последователей — миллионы. Он видел, как великого Спасителя Высших позорно распяли и надели ему на голову все тот же терновый венок. Он смеялся. За него начали мстить. И это ему нравилось.

ГЛАВА 2

Хуже истории нет ничего!

…По поляне пронесся ветер… Огромное дерево с сожженными ветвями заскрипело.

Звенья крепкой цепи, прикованной к постаменту, дернулись, сдерживая рвущегося наружу человека. Но он вырвется. Если не сейчас, то когда-нибудь. У него впереди целая вечность. Остается только ждать… А ждать он научился. Его потемневшие голубые глаза мрачно посмотрела вперед. Стоявшее на линии взгляда дерево вспыхнуло и загорелось. А он лишь злобно усмехнулся. Как думают Высшие его остановить, если цепь уже не блокирует Силу? Он всегда считал Высших дураками, но теперь точно убедился в этом.

В небе сверкнуло что-то золотое.

Он прищурился. Две золотые вспышки. «О, меня будет охранять знаменитая двойка!» — ехидно подумал Прикованный. Он увидел, как эти две вспышки упали вниз и мягко приземлились на землю около постамента, где его приковали. Ослепительный свет, как и ожидал Прикованный, исходил от доспехов гостей (точнее тюремщиков, поправился он) и от их белоснежных крыльев. Свет слепил глаза, но он упрямо смотрел вперед.

Они пришли поиздеваться над ним. Он знал это великолепно. За годы, которые он провел здесь, иначе не было. Из гордого и сильного врага Прикованный превратился в их глазах в простого и жалкого подсудимого, которого нужно сначала помучить, а только потом убить. Хотя, даже сейчас Прикованный ощущал их страх. Все же, он был самым сильным. И там, у их Дома, и там, у себя Дома.

ГЛАВА 3

Дети, не тревожьте духов!

Какой-то придурок когда-то сказал: "Все хорошо то, что хорошо кончается" Я же говорю, было бы совсем неплохо, если бы всё так же хорошо начиналось.

Когда я пришла в комнату Ольги, то застала около семи девчонок разных возрастов. Я даже удивилась, где их Ольга откопала. Не на кладбище же. Хотя… Кто знает, может, Оля втихую использует некромантию?

Но на мертвяков видимые мною девушки не смахивали.

Что ж. Значит, пронесло. Свет погасили, оставив лишь зажженные на столе около доски медиума свечи. Я запоздало заметила, что комната у Оли выполнена в темных тонах. На стенах висят различные колдовские штучки. Пол застелен шкурой медведя. Мне стало жаль бедное животное, которое вполне вероятно забила Ольга собственноручно.

Девочки уселись вокруг небольшого китайского столика, на котором располагалась доска медиума. Главное место на красноватых подушках оставили пустым. О, супер. Это для меня? Как мило… Дура, зачем я согласилась на это! Меня Феб убьет, если узнает!

ГЛАВА 4

Знакомства и драки под луной

Много-много лет назад.

Зал Света, десятое небо.

— Как упустили? — громыхал голос прохаживающегося Отца. Он гневно посмотрел на стоящих неподалеку подчиненных. Высшие опустили головы, не решаясь встретиться глазами с Создателем.

— Мы не знаем, как это произошло…

ГЛАВА 5

Беда ходит с группой поддержки

— Не, ну ты посмотри на неё! Просто-таки "я у мамы вместо швабры и чучела одновременно"! А где она откопала платье? На каком кладбище? Это прошлый век!

Мы с Неей понимающе переглянулись. Ирка совершенно неожиданно подсела за наш столик во время обеда. Позже выяснилось, зачем. Точнее, из-за кого. Люциус произвел сильное впечатление на всех. Его появление в Главном Зале надо было видеть. Сначала стоял гам и шум, но стоило новенькому только возникнуть в дверях, все замолчали. В полнейшей тишине он прошел за один из столиков и сел там. Гам возобновился с удвоенной мощью. Девчонки хихикали, посматривали на Люца, шепотом интересовались о его личности. Женская часть нашего курса тоже прихорашивалась. Парни угрюмо молчали. Единственным, кто спокойно наблюдал за новеньким, оставался Ромка. Лена в ближайшее время не собиралась менять своего парня. Она серьезно задумывалась над тем, чтобы создать твердую ячейку общества. Мы же потирали ручки в предвкушении желанного банкета и свадьбы.

Парадоксом оказалось то, что наш столик стоял в десяти метрах от Люца. Ни меня, ни Нею это не радовало (я все еще злилась на де Рента за вчерашнее, а Нея просто сердилась). Но народу прибыло, и все другие столики нагло застолбили. Притом, уходить с любимого места (рядышком было огромное окошко) из-за какого-то дебильного новоиспеченного сокурсника, мы не собирались. Этот столик я с закрытыми глазами найду. Здесь мы сидели с первого курса. С тех пор, как подружились.

Ирочка Аверина решила рискнуть и подсесть к нам. Ей повезло. Еще день назад я бы её угробила за это. Но теперь рядом Нея. И надо делать вид, что все хорошо. Хотя у моей подруги на подобное весьма расплывчатое мнение. Ирка сидела на краю стола, не сводя глаз с Люциуса и облепивших его девчонок. Её это сильно бесило, нас — веселило.

— Ой, а эта!.. Дура дурой! Напялила тряпки своей младшей сестры и радуется! Груди ноль, считает себя красавицей. Идиотка! — проворчала Ирка, смотря на девчонку с третьего курса.