Корабль чародеев

Бок Ханнес

ГЛАВА I

Ночной кошмар отступил, но качка не прекращалась, как и этот странный назойливый звук, похожий на позвякивание миллионов бутылок.

Он чувствовал только сильную боль — все тело горело, как будто его высекли или ошпарили. Тусклый свет, проникавший сквозь воспалённые веки, заставил открыть глаза. И тотчас нахлынула слабость, словно вампир из ночного бреда высосал все силы и бросил здесь умирать. Сморщившись от боли, он попытался поднять онемевшую руку, чтобы прикрыть лицо, но не смог и снова закрыл глаза. Жаркий солнечный свет, казалось, давил всем весом раскалённых добела лучей. Где же он всё-таки находится?

Человек снова осторожно приоткрыл глаза. Покачивало. Невольно представилось, что он лежит в колыбели гигантских ладоней. Его ослабшая рука соскользнула вниз и оказалась в ледяной воде. Он передёрнул плечами, и тут же застывшая кровь хлынула к венам, постепенно возвращая его к жизни. Вода? Попытка сесть отняла последние силы. Тяжело дыша от напряжения, он с трудом поднял голову и, скосив глаза, огляделся. Это движение сопровождалось странным потрескиванием. Он лежал на деревянной платформе, белой от сверкающей соли, а голова покоилась на спутанных, высохших морских водорослях, которые и шуршали при каждом движении. Интересно, где одежда? Итак, он плывёт на жёстком, пропитанном солью куске дерева, а вокруг — только лениво шевелящаяся вода, сливающаяся на горизонте с небом.

Как он оказался на этом обломке крушения, на этом плоту? Силясь что-либо вспомнить, человек нахмурился, и от этого незначительного движения лицо, казалось, пронзили сотни иголок. Он кое-как доволок руку до лба и прикрыл его. Видимо, лежал он так уже давно, если солнце спалило кожу до волдырей.

Постепенно возвращались силы. Сжав зубы, он опёрся на локоть, перекатился и сел. Теперь уже ничто не мешало осмотреться. Открывшаяся картина была малоутешительна. Журча и подпрыгивая, бесконечная рябь, словно играя и дразнясь, мягко подталкивала плот.

ГЛАВА II

Проснулся он в прекрасном настроении, полный восхитительной неги, и обнаружил, что укутан до подбородка тёплым светлым одеялом. Сквозь высокие окна над кроватью струился ровный дневной свет. Волны тихо покачивали корабль, то вздымая, то опуская его, как грудь спящего. Лёгкий шорох у двери заставил обернуться, но было поздно — кто-то уже торопливо вышел из каюты. Тогда он решил осмотреться и приподнялся на локте.

Это была удивительная комната: кругом рундуки с резными позолоченными крышками и тяжёлыми медными петлями, роскошные гобелены на сказочные сюжеты, расшитые драгоценными камнями, огромные сундуки и резные кресла. На полу лежал ковёр с глубоким, похожим на тёмный мех, ворсом. Копья, укреплённые по углам, являлись как бы частью орнамента. На одном из сундуков он заметил большой лук и колчан со стрелами. А в довершение всего под маленькими окошками красовался ряд древних расписных щитов, качавшихся, как маятники, в такт движению судна.

Дверь тихо отворилась, и в каюту вошёл высокий человек в красном плаще. С виду его можно было принять за ожившую деревянную статую — казалось, он весь состоял из резких линий и острых углов. Высокие, жёсткие складки тяжёлого плаща, лицо — длинное, резко очерченное, но такое грубое, словно по дереву забыли пройтись шкуркой, чтобы смягчить его безжалостную жестокость. Тёмные неприветливые глаза, тяжёлые брови, седеющие волосы, откинутые со лба и свисающие остроконечными прядями с затылка. Даже маска любезной улыбки, растянувшая, как резину, его лицо, не могла скрыть равнодушия и холодности вошедшего. Незнакомец подошёл к кровати и голосом, напоминавшим грохот камней в жестяной банке, представился:

— Фроар. Второй министр Наниха. Я спал, когда вас обнаружили. И… кто же вы? — Он небрежно опустился на край кровати, кутаясь в плащ, словно замёрз.

— Не знаю… — неуверенно пробормотал спасённый. — В самом деле, не знаю… — Взгляд его стал беспокойным, словно он изо всех сил пытался что-то вспомнить. — Не помню. Ничего не помню. Только ветер. Ветер и вода…