Письма о красотах натуры

Болотов Андрей Тимофеевич

A. T. Болотов — поэт и философ природы

Никто из знакомящихся с историей России XVIII века не может пройти мимо богатого фактическим материалом и увлекательного, как роман, сочинения «Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков». Великий энциклопедист вписал золотые страницы в историю науки и культуры Отечества. Новатор-стилист в прозе своего времени оставил и золотые страницы доселе неизвестных произведений о родной природе.

В жизни Болотова был решающий момент: после участия в Семилетней войне открывалась возможность быть взнесенным рядом с Григорием Орловым в околотронные сферы. Молодой, но мудрый Болотов, желая избегнуть прихотливостей судьбы, избрал долю русского Горация и никогда об этом не жалел. Сам Болотов в «Записках» так объяснил свой выбор: «Вся душа моя была тогда всего меньше заражена честолюбием и любостяжательством и всего меньше обожала знатные и высокие достоинства, а жаждала единственно только мирной сельской, спокойной и уединенной жизни, в которой я мог бы заниматься науками и утешаться приятностями оных». Подводя итоги своей долгой жизни, Болотов в 1825 году написал: «Жил я умеренно и хотя не славно, но честно и степенно. Люди меня знали, почитали и любили, и никто не бранил, чего лучше желать!»

[1]

Дневник, писавшийся в течение долгих лет жизни, содержит сведения о днях и трудах А. Т. Болотова. С его страниц встает образ человека, обладающего всеми качествами, ценимыми русскими сентименталистами, отвечающими их идеалу. Он бежал от политической борьбы, жил в тесном общении с природой, любил ее и наслаждался ее красотой, стремился уловить движение в природе и оттенки чувства, вызванные ее изменением, запечатлеть жизнь души, каждое мгновение которой неповторимо и драгоценно. В дни уходящей зимы 1795 года Болотов написал: «Не упущу насладиться прелестьми, которые имеешь ты и при самом конце своем. Я постараюсь всюду и всюду отыскивать их и, примечая оные, утешать ими сердце мое и благословлять тебя и в последние дни пребывания твоего у нас».

В этом отношении интересно откровенное признание Болотова. Желание поговорить с другом в письме он прерывает неожиданно, чтобы полюбоваться картиной природы, которая — вот-вот набежит туча! — переменится, исчезнет. И он впечатления, мысли и чувства ловит на лету и — в руках перо — приковывает их к бумаге, чтобы они «не остались мимопролетевшими тенями, никакого следа не оставившими за собою».

«…поговорить с тобою, милым моим другом, — но постой, проглянуло солнышко и осветило всю натуру. Дай полюбоваться ею хоть минуточку, покуда не набежит опять туча и опять не затмит оное!

Письма о красотах натуры

ПИСЬМО 1

Любезный друг!

Вот наконец исполняю я данное тебе Слово и приступаю к писанию к тебе тех писем, о которых просил ты меня с толиким усердием и которые читать тебе с толиким возжелением хотелось. Я не знаю, не обманешься ли ты в своем ожидании и будешь ли иметь от них такую пользу и увеселение, какое ты ожидаешь и какое иметь

[7]

ты ласкал себя до сего времени надеждою. Но как бы то ни было по крайней мере исполню я тот долг, которым меня любовь и дружество мое к тебе обязует, и употреблю все, что состоит только в моих силах и возможностях к удовлетворению твоего желания и просьбы и произведению тебе ожидаемой пользы. Что нужды, хотя бы не удалось мне в том совершенно пожеланию. От первого опыта дального и ожидать неможно.

Словом, вы требовали и хотели того неотменно, любезный друг! Чтоб я вам от времени до времени писал письмы, содержащие в себе единую материю о красоте натуры или паче о искусстве увеселяться оною и всем устроением естества, а притом располагал бы оные так, чтоб могли они вам сколько-нибудь служить и руководством в сем полезном искусстве. Я обещал вам сие сделать, и как теперь уже то время приближается, в которое Любителю натуры можно уже начинать упражняться в сем Искусстве, то положил обещание свое исполнить.

Я думаю, что у вас так же, как и у нас, начались уже теперь ПЕРВЫЕ ТАЛИ. Сей пункт времени составляет эпоху, с которой начинается уже первый из тех разных периодов времени, на которые любитель натуры разделяет все годичное течение оного и из которых каждый в состоянии доставлять ему множество разных и особых увеселений. Он не упускает оного, и хотя первый период сей далеко еще не таков изобилен увеселительными предметами, как прочие за ним последующие, и на видимой поверхности Зеленой не произошло еще никаких важных перемен. Но они в сие уже время старается изыскивать в натуре все то, что только его некоторым образом веселить сможет, и недостаток чувственных увеселений награждает уже душевными и мысленными.

Красные дни и теплейший воздух, нежели каков был во время проходящей теперь уже зимы, и отменная ясность и чистота небесного лазуревого свода, видимая нами около сего времени, привлекает первое его к себе внимание. Он смотрит на оное с некакими особыми уже чувствиями и веселится и одним помышлением уже, что весна близка и скоро начнется. Ему кажется, что и самое Солнце как-то светлее и яснее светит, нежели в зимнее время. В самом цвете неба находит он нечто похожее на вешний и летний его вид и нечто в особливости приятное, хотя такое, что он изобразить не может. Самые облака кажутся ему более приятнее и веселее обыкновенного. Словом, весь воздух и вся Атмосфера кажутся ему в ином и приятнейшем виде, и сердце подымается и власно, как некаким нектаром, напояется у него при зрении и на единое небо, и облака его испещряются.

ПИСЬМО 2

Любезный друг!

Как я однажды уже начало учинил писать к вам натурологические писмы, то уже нет вам нужды напоминать мне более об них и о продолжении сего начатого дела. Непримину уже я сам о том помышлять, и доказательством тому может служить уже вам теперешнее писмо, толь скоро вслед за посланным первым к вам отправляемое.

Не успел я помянутое писмо к вам отправить, как восхотелось мне уже опять поговорить с вами что-нибудь о натуре; а пощастию мысли, в каких упражнялся я по случаю вчера, и открыли мне к тому вожделенной путь и подали повод.

Вчера, любезный друг! по случаю продолжающейся и теплой погоды вышел я опять на крыльцо и, севши на лавочке своей, любовался по-прежнему всеми признаками приближающейся весны приятной. Час от часу умножаются они теперь, и с каждым днем представляется зрению моему нечто новое, давно невиданное и хотя ничего дальнаго не значущее, но дух мой уже увеселяющее. Вдали за несколько дней до сего не видно было ничего, кроме единого снега, белизною своею глаза помрачающего, а теперь на хребтах тамошних возвышений видны уже были кой-где прогалины, и хребты сии высунули уже из-под снега черное чело свое и обнажили Землю, лежавшую толико месяцев под покрывалом зимним. Здесь, вблизи, утещал меня целой ручеек воды, текущий со двора мимо самого крыльца моего и уходящий под сугроб снега. Некое тонкое и наподобие свода устроенное сограждение из прозрачного и блестящего тонкого льда покрывало в некоторых местах текущую воду. Мороз, бывшей в преследующую ночь, произвел сие тонкое сограждение, но от солнца оно стол же скоро и разрушалось опять. Вверху, над главою моею, хотя и ничего я не видел, но слух мой поражался уже громким пением жаворонка, раздающимся по всему пространству Атмосферы. — Ах! вот и жаворонки уже проявились, возопил я: вот и вы уже здесь, о пташечки дорогие! — и вы! предвозвещаете мне приближение весны прекрасной. Вот и вы уже опять милым пением своим утешаете слух мой! О как приятно поете вы тамо в высотах и как искусно дребезжите голоском и играете крылушками вашими.

Сими и подобными сему другими приметами приближающейся весны веселился я несколько времени, сидючи на помянутом месте, и признаюсь вам, любезный друг, что всегда производят они мне отменное удовольствие, и я могу сказать, что весна веселит меня не только тогда, когда она действительно настанет, но весна задолго еще и до того времени. Я воображаю себе все ее приятности и все то, что в ней хорошего есть, и воображения сии душу мою почти також сладостно, как и тогда, когда увеселяюсь я ею в свое время. А сим образом предварительно веселился я и вчера ею.

ПИСЬМО 3

Любезный друг!

Насилу, насилу дождались мы того столь давно и с толиким вожделением ожидаемого пункта времени, в которой начали площадки на улицах и дворах переменять свой прежний грубой колер на зеленоватой. Цвет их теперь хотя еще и непрелестен, но мысль, что скоро и очень уже скоро покроются они тем прекрасным бархатом, которой толико утешителен для глаз наших в первые весенние дни, и толико прелестным всякий год нам представляется, делает уже и сию едва только приметную зелень нам драгоценною. Око наше, не видавшее толь долгое время бархатных и прелестных ковров тех, которыми натура укрывает в вешнее время все лицо Земли, не может довольно насмотреться и не может довольно налюбоваться уже оною. Ах, любезный приятель! как мила нам сия ничего еще не значущая травка! С какими восхитительными чувствами смотрит на нее уже теперь чувствительный любитель натуры! Какою сладостью напояется вся душа его при сем зрелище! Но что я говорю. Один ли любитель натуры веселится теперь оным? Не чувствуют ли и все прочие смертные, обитающие в местах и пределах, подобных нашим, некоего особливого теперь удовольствия, а особливо в светлое утро начинающегося прекрасного дня, и когда малая зелень сия освещается сбоку взошедшим только ясным Солнцем. Самые души, погруженные в наигрубейшее невежество, самые те, которые никогда не ощущали сладостей, производимых красотами натуры в чувствительных и просвещенных душах, которые о блаженстве сопраженном своем и понятии не имеют да и к чувствованию оного по грубости своих мыслей не способны, самые крестьяне, толико от оного удаленные, не могут взирать на первую сию и важную перемену натуры без некоего особливого удовольствия и сладости. И они уже указывают друг другу сию зелень, и они об ней между собою разглагольствуют. А маленькие дети их, сии невинные твари, как резвятся, как играют и как валяются по сим зеленеющимся и пообсохлым полянкам. Истинно налюбоваться никогда довольно сим зрелищем не можно!

Но обратимся, любезный друг, к себе. Обратимся ко всем сотоварищам нашим, обратимся ко всем тем, которые привыкли уже сего рода к невиннейшим и для них наиценнейшим увеселениям, доставляющим им толь великое множество блаженных минут в жизни. Коль важна для всех их сия важная эпоха годового времени. Эпоха, с которой начинается период самой достопамятнейший во все течение года. Во всей натуре происходит теперь наиважнейшая перемена и, пробуждаясь час от часу более из своего долговременного сна, производит свои действия. Бесчисленные мильоны удивительного и непостижимого устроения наших, сокрытых от любопытных очес смертных и стоявших несколько месяцов без своего действия, начинает теперь паки возобновлять оное. С другой стороны, толикие ж мильоны одушевленных тварей пробуждаются теперь из своего долговременного сна, имевшего сущее подобие смерти, и влас-но как воскресая начинают новую жизнь и с нею новые деяния, труды и заботы. Те ж, которым натура не назначила по примеру их умирать на все зимние месяцы и коих жизнь и деяния не пресекались и в оные, начинают теперь заниматься новыми деяниями, новыми промышлениями и новыми заботами. Словом, вся натура находится теперь в движении. Движении толико же новом, колико удивительном.

При такой всеобщей и важной революции натуры могут ли они остаться бесчувственными, когда и не столь общие наималейшие частные перемены, бываемые в натуре, привлекают их к себе внимание и когда они привыкли уже и те не пропускать без примечания, но извлекать из них поводы к полезным для себя упражнениям. И телесным и душевным очам таковых любителей натуры предлежит теперь беспредельное поле для обозрения. Предлежат тысячи предметов, могущих увеселять их зрение и вкупе занимать умы их наиувеселительнейшими помышлениями. Куда ни обратят они теперь свой взор, куда ни прострут свои помышления, в область ли стихиев, в беспредельное ли царство животных, в области ли зверей, птиц, рыб, гадов и насекомых, и наконец, в самое ли общество разумных и им подобных тварей, как всюду встречаются с ними бесчисленные предметы, привлекающие их к себе око и подающие повод к различным помышлениям, толико же полезным, колико увеселительным, и множество их так велико, что любитель натуры не знает иногда, к которому из них прилепиться и которым дать преимущество пред другими.

Возьмем в пример одну давичную маленькую и ничего еще не значущую зелень, зрение наше теперь утешающую. Одни сей предмет в состоянии любителя натуры не только утешить и увеселить своим видом, но и тюдать ему и множество поводов к увеселительным помышлениям. Пробежим оные, любезный друг, хоть вскользь и испытаем исчислить оные, буде только то возможно.

ПИСЬМО 4

Любезный друг!

В сию только минуту возвратился я из своего сада и как ни устал, но сажусь теперь же к тебе писать и сообщать удовольствие свое, какое имел в севодняшней прогулке. Несколько дней, по причине беспрерывных ветров, принужден я был сидеть взаперти и удовольствоваться одним зрением из хором на те красоты натуры, какие из окон моих видны, а севодни не мог уже никак удержаться, чтоб не выттить и не обегать всех садов и лучших мест, вокруг жилища моего находящихся. Ни продолжающийся еще ветр, ни слабость здоровья моего меня не остановило. День такой ясной, погода столь теплая, и весна уже столь близко подвинулась к нам для показания себя в наиторжественнейшем своем виде, что был бы поистине самой грех, когда б просидеть теперь без дальней необходимости в четырех стенах и не воспользоваться теперечним случаем к увеселению себя красотами натуры, число которых с каждым днем умножается уже более.

И так ходил я, любезный друг, со двора, обходил множество мест, налюбовался множеством новых предметов, и прогулка сия сопряжена была с столь многими для меня удовольствиями, что и теперь еще вся душа моя напоена еще оным.

Ах! как все уже и теперь на дворе мило, все утешительно и все прекрасно. Куда ни обратишь взора своего, повсюду встречаются с ним уже множество предметов, прельщающих и утешающих оной. О как бы делал я, чтоб мог изобразить тебе одним словом, сколько невинных радостей и сколько наисладчайших удовольствий они во мне производили. Но как сего не можно, то испытаю пересказать тебе хоть нечто о моей прогулке и о том, что я видел и чем утешался во время оной.

Вся натура была уже теперь совсем в ином виде, нежели тогда, как писал я к тебе в первый раз о траве, начинающей только ожидать и производить на поверхности земной уже некоторую зелень. В немногие те дни, которые миновали с того времени, произошло уже тысяча перемен во всей натуре. Самая та трава представилась уже очам моим в лучшем и несравненно в великолепнейшем виде. По всей обширной, ровной и известной тебе площади, посреди которой воздвигнут пышной храм в селении здешнем, распростерт уже был бархат как прекраснейшего зеленого колера. Цвет оного был уже повсюду прелестен и повсюду единоравен. Не видно уже было нигде ни малейшего черного пятна, какими испещрено было за неделю до сего сие место. Все они покрылись нежною и прекрасною зеленью, и видны были на ней одни только белеющиеся, как снег, ткани, распростертые на мяхкой мураве и лежащие на солнце. Рука трудолюбивых поселян произвела и положила их тут рядами, дабы вешнее благотворное солнце и усовершенствовало труды их и придало им белизну, подобную снегу. Дыхание ветра, власно как досадующего, что они лежучи тут мешали рость бесчисленному множеству нежных травинок, находящихся под ним, поднимало края и концы оных и скручивало власно, как играло сими белыми полосами. Оно сгибало и разбрасывало их в приятном беспорядке. Черные и широкие полосы, простиравшиеся до сего чрез сию обширную площадь, пробитые колесами и конями путешественников, восприяла теперь далеко уже не столь грубой и дурной колер, какой имела она прежде. Не было уже на ней ни малейшей грязи. Ветры и благотворные лучи солнца извлекли из ней всю излишнюю сырость и, обсушив всю поверхность земли, и самым голым местам придали уже лучший и приятнейший вид. Но не успел я на одно из таковых мест нечаянно взглянуть, как новое увеселительное зрелище представилось очам моим. Целые тысячи маленьких и наинежнейших травинок вылезло уже из серой поверхности земной, и готовив укрыть и сие место зеленью.

ПИСЬМО 5

Любезный друг! Ах! Какое прекрасное опять у нас сегодня утро! Морозы, настращавшие нас на сих днях, опять скрылись, и стужа со своими холодными ветрами, толико нас обеспокоившая и мешавшая веселиться красотами натуры, удалилась. Ночь опять была теплая, прекрасная и приятная, а утро, последовавшее за нею, наполнено было толикими прелестями и было так тепло, так тихо, так хорошо, что как я ни занят был делами, но не мог утерпеть, чтоб не сбегать хоть на несколько минут в здешний ближний и маленький свой сад и повеселиться хоть вскользь теперешними утренними красотами и приятностями натуры. И ах, любезный друг! сколь приятны были для меня сии немногие минуты.

Не успел я выттить в сей маленький свой садик, как множество предметов напрерыв друг перед другом привлекали к себе мое зрение, все час от часу оживотворялось более, и все деревья и все кустарники, ровно как и вы, переживали друг друга и спешили надевать на себя прекрасную вешнюю одежду. Многие из них, а особливо черемухи и рябинки уже гораздо зеленелись. Первые имели уже не только множество листков, но произвели уже на ветвях своих и новые побеги. И сии были уже в вершок и более длиною, и длина их увеличивалась с каждым часом. Самые продолговатые цветочные кисти не только уже вылезли из своих мест, но, получив всю величину свою, готовы уже совсем к расцветанию, и скоро-скоро будут утешать зрение наше своей белизною, а обоняние — своим ароматическим запахом. Последние также уже развернулись, и на всех ветвях их висели нежные их лапчатые листочки, а между ими видимы были и те коронки, которые, повеселив нас в вешнее время своей белизною и запахом, украсят потом деревья сии толь многими своими красными ягодками, придадут им толь многое великолепие.

Что ж касается до березок, то ах! как прекрасны они теперь становятся. Парочка молоденьких и за несколько дней только до сего пересаженных, попавшихся мне на глаза, в состоянии были меня остановить, и власно как неволею заставить полюбоваться милыми своими прекрасными маленькими листочками. Все веточки их были ими изредка унизаны, и все они, будучи как некаким лаком прикрыты, блестели от солнца. Стоящие неподалеку от них большие яблони были хоть еще голы, но принуждали меня также подойтить к себе и повеселиться своими развернувшимися плодоносными почками. Все будущие цветочки означались теперь пучками презеленых листков своих, и хотя не имели еще своего великолепия, однако увеселяли уже надеждою будущих многочисленных плодов, последующих за ними.

Между тем, как сии мало-помалу приуготовлялись к цвету, целые ряды смородины цвели уже теперь вразвал и час от часу более украшали сады своей зеленью, листочки на ней были хотя редки, но нарочито уже велики, но недостаток количества их награждали цветочные их кисточки. Превеликое множество было оных, и все веточки ими унизаны. Натуре хотя не угодно было кустарник сей украсить красивыми цветками, но зато будущий рубиновый плод их будет увеселять не только зрение, но вкупе и вкус наш. Я спешил посмотреть, не претерпели ли чего зеленые цветки деревцов сих от бывших морозов, и с удовольствием увидел, что они от жестокости их избавились и уцелели.

Превеликий гром от нескольких десятков разноголосых пташечек отвлек меня, наконец, от сих кустарников и обратил к себе все внимание мое. Превеликое уже множество и разных родов летало их по всему садику и перепархивало с одних мест на другие, а в известном тебе маленьком увеселительном лесочке, в сем саду находящемся, стоял даже стон от множества разных и премилых голосков, раздающихся по всему оному. Какое чиликанье, какое щепетанье, какое трещанье нежных и разных голосков и какие распеванья у них тут происходили. Казалось, что находилось их там несколько сот вместе и что каждая пташечка другую пением и голоском своим превзойтить старалась. Уши мои не знали, которую из них лучше слушать и которых пением наперед увеселяться. Все они были прекрасны, все прелестны, и все столько удовольствия мне производили, сколько никогда, я думаю, не ощущал иной и величайший охотник до них, несмотря на все множество их, навешанных в покоях у него в клетках. Известное то дело, что сим не производят нежные сии невольники и сотой доли того удовольствия, какое причиняют они любителю натуры в теперешнее летнее время. Причиною тому то, что тем пение сие уже не в диковинку, ибо они его во весь год кругом и всякий день слышат, и оное их не трогает, а сии утешаются им изредка, и притом живущими на свободе.