Рваный бег

Борисов Олег Николаевич

«Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас»

Глава 1

— Девочка, детский сад дальше по улице, а у нас заведение для взрослых.

Когда-нибудь Сплим добалагурит. Не сейчас, но уже скоро… Редкая сволочь мой бывший напарник. И если промаркировать все его отрицательные черты, длинный и невоздержанный язык пробьется в лидеры, готов на сотню-другую поспорить. Назвать девочкой подростка — это нажить себе непримиримого врага. Станет матроной, обремененной детьми и мужем-алкоголиком, а не простит и не забудет его довольную рожу. И припомнит при удобном случае. А шарик-то круглый, мало ли как прикатится…

— Мне нужно с Михасем поговорить.

А может и не прикатится. Сутулый ходок за счастьем сидел ближе к незваной гостьей в еле освещенной подвальной пивной, ему куда-как лучше было видно, кто к нам пожаловал: сиплый писклявый голос, уши на растопырку и две куцые рыжие косички из-под мокрого после дождя берета. Чудо в джинсовом костюме, сунувшее сжатые в кулаки руки в глубокие карманы. Вылитая Пэппи-Длинный-Чулок из книжки, стилизованной под современный шизанутый мир. Сколько ей? Двенадцать, или все же четырнадцать?

— Дядька Михась сегодня не принимает, — хохотнул Сплим, и повернулся ко мне, подмигивая: «Давай повеселимся! Вот умора будет, как я…»

Глава 2

Коридоры-коридоры. Когда Михасю надоест торговать пивом, он легко сможет торговать страхом, устроив в этом бетонном кишечнике парк аттракционов. Не удивлюсь, если по недосмотру где-нибудь в закоулках пара-другая монстров шорохается. Любит зверье такие захоронки с кучей входов-выходов. И освещения поменьше: плафон-другой над головой, и черные провалы ответвлений по бокам.

— Идиоту, что первые ворота построил, хотели памятник соорудить, — балагурил Щепка, беспрестанно вертя головой во все стороны. Молоток парень, мы еще дома, а уже сектора отсматривает. И дробовик снарядил картечью, видел. Теперь любой умник, что вздумает к нам «нечаянно» на огонек выйти, в первую очередь получит порцию угощения в брюхо, а потом уже здороваться начнет. Но вот болтать при ходьбе Серега любит без перерыва. Пока по загривку не получит, так языком и мелет, так и мелет. У меня терпения его слушать только до ворот и хватает… — Но после первого же прорыва от соседей пробитую дыру законопатили, а умника грохнули. Или во время заварухи погиб, не помню. Одно хорошо — быстро тогда ворота раздолбили, до сих пор восстановить боятся.

— Это как? — удивилась Настя, поправляя лямки расшитого фенечками рюкзака. — Я думала, что другие миры — тайна для спецслужб. Поэтому государство и не лезет к ходокам.

— С чего бы? Государства как раз в курсе, просто любая дырка ведет в известное место, а с той стороны уже встречают. И если одиночек терпят, то большие отряды просто в момент перехода дохнут, вместе со всем своим оружием, оборудованием и прочими гадостями. Слишком накладно выходит экспансию организовывать. Так, наиболее проверенные, у кого семьи в заложниках, мелькают на рынках, скупают разные безделушки для руководства. А в целом по соседям лишь на голову приударенные ходят. Да и то с каждым днем все меньше. Нет с той стороны ни счастья, ни достатка. Разоренные войной земли и толпы мутировавшего зверья. Что там делать?

— А технологии, лекарства разные и безделушки магические?