О росте и сборах грибов на Кубани

Борков Феликс Петрович

ВВЕДЕНИЕ

Родился и первые годы прожил я в Батуми, детство и юность прошли в Краснодаре. А грибы в мою жизнь вошли уже, когда я учился в Москве по окончании школы. Слышал о грибах, конечно, и раньше, может быть, и в школе на уроках ботаники, но впервые радость видеть и собирать их пришла ко мне в подмосковном лесу. То, что прожив к этому моменту почти 20 лет, только впервые встретился с "живыми" грибами — считал вполне естественным: жил то до Москвы я на юге, где грибы уж точно не собирают, и, скорее всего, потому, что они там не растут. Грибы — это прежде всего лес, а леса — это мы еще в четвертом — пятом классах учили — на Дальнем Востоке, в Сибири, на Урале, в северной и средней полосах Восточно- Европейской равнины. Помните, из учебника географии: степь — лесостепь — лес (тайга) — тундра — в такой последовательности сменяются ландшафтно-растительные зоны, при продвижении по стране в направлении с юга на север.

Но вскоре мои представления о том, что на юге грибы не растут, были убедительно опровергнуты. Произошло это в первый же год после окончания института. Я, новоиспеченный горный инженер-геолог, был распределен на Северный Кавказ, можно сказать, в родные места, и в первый же полевой сезон мне привелось работать высоко в горах, в Приэльбрусье. Уикулан, Уллу-Кам, Уллу-Хурзук (Хурзук), Узун-Кол, Даут и другие высокогорные речушки, берущие свои начала из-под ледников Главного Кавказского хребта, хорошо знакомы местным жителям, многочисленным туристам и альпинистам, геологам, гидрологам, метеорологам. Двигаясь из мест расположения основной базы в пределах Кавказских Минеральных вод к месту работ в зоне высокогорья Главного Кавказского хребта, попадая из степной зоны в горную, снизу вверх, пересекаешь последовательно зоны лиственных, смешанных, хвойных лесов. Выходя из лесной зоны и направляясь к водоразделу, попадаешь в не всегда отчетливо выраженную зону лесотундры с низкорослыми изреясенными березками и осинками, подстилкою ягод, за которой начинаются альпийские луга.

Лагерь свой мы обычно разбивали в хвойных лесах на отметках 1800 — 2000 м, а маршруты прокладывали к водоразделу на высоте до 2500 и более метров. И вот в хвойных лесах, какие мы собирали грибы, и сколько же их было!

В первые дни трудно было удержаться, и к началу маршрута мы выходили уже с полными рюкзаками грибов, оставляли их в тени кустов или деревьев и начинали свое восхождение в гору. К вечеру, по возвращении в лагерь, грибы от болтанки на спине и долгого дневного прогрева имели жалкий вид и уже несколько дней спустя, когда охотничий азарт притупился, у нас хватало рассудка собирать грибы лишь на обратной дороге в лагерь. Иногда мы приносили в лагерь грибы не только в наполненных рюкзаках, но и в наших рабочих спецовках. Последние снимались, рукава и штанины перевязывались соответственно у манжетов и щиколоток шпагатом, который был обычным предметом в нашем маршрутном хозяйстве, и весь сформированный объем быстро заполнялся грибами. В лагерь возвращались тяжело груженные: на спине рюкзак с образцами пород и грибами; на одном плече приторочена полевая сумка с записями и документами, через другое плечо перекинуты брюки

— штанина спереди, штанина сзади. Руки заняты молотком и курткой под завязку, наполненной грибами.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. О РОСТЕ ГРИБОВ

О ЛАНДШАФТНО-КЛИМАТИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИКАХ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

В шеститомном труде "Жизнь растений" [7] один из томов, а именно — том второй полностью посвящен грибам. Даже из беглого просмотра тома становится ясно, что грибы в состоянии развиваться в самых различных условиях. Как принято говорить в науке, на самых различных субстратах. Самая многочисленная группа, группа к которой принадлежат грибы, составляющие предмет "тихой (грибной) охоты" — почвенные грибы и грибы, взращивающиеся на лесной подстилке: опавших листьях, хвое, остатках коры, мелких сучьев и сухих стеблей. Грибы этой группы встречаются в условиях равнинного рельефа на лугах, полянах, а также равнинных и горных лесах. При этом основные промысловые виды, разве что за исключением шампиньонов, неотрывны от лесных массивов. Поэтому хотелось бы коротко остановиться на характеристике природных ландшафтов Краснодарского края, на некоторых климатических особенностях края в целом и отдельных его зон, которыми определяются длительность грибного сезона, его связь со временами года и т. п.

Природные ландшафты Краснодарского края относятся к двум типам: равнинным и горным.

Различные виды равнинных ландшафтов (главным образом собственно равнинный и равнинно-холмистый) занимают примерно около трех четвертей площади Краснодарского края. Поверхность равнинного ландшафта преимущественно плоская, слабо волнистая или волнисто-извилистая (равниннохолмистый ландшафт). Последний охватывает восточную часть степенной зоны близ границы со Ставропольским краем и Таманский полуостров. Основной тип растительности в пределах равнинных зон разнотравно-злаковый.

Наряду с упомянутыми типично-равнинными ландшафтами в полосе, непосредственно примыкающей к Большому Кавказу, преобладают ландшафты предгорнохолмистого и холмисто-низкогорного типов. Можно считать, что территория предгорий по своим климатическим характеристикам и растительности относится к лесостепной зоне, которая под воздействием деятельности человека лишилась на многих участках лесных массивов. Упомянутые ландшафты характерны для левобережья р. Кубань, на его широтном участке. А если говорить точнее, располагаются к югу от трассы Краснодар — Новороссийск. Здесь участки с разнотравно-кустарниковой степью чередуются с широколиственными дубовыми лесами с примесью граба, ясеня, клена и др.

Собственно, горные ландшафты можно подразделить на три группы: низкогорные, среднегорные и высокогорные в зависимости от преобладающих абсолютных отметок рельефа. Среди каждой группы, в зависимости от почв, доминирующих растительных сообществ, расчлененности рельефа и его форм различают несколько видов ландшафтов.

КАКИЕ ЖЕ ГРИБЫ РАСТУТ НА КУБАНИ?

В общей форме ответить на этот вопрос можно, исходя из содержания предыдущего раздела, в котором охарактеризованы ландшафтно-климатические зоны Кубани. На Кубани растут те же грибы, которые встречаются на Европейской территории России в сходных почвенно- растительно-климатических условиях. В хвойных лесах Кавказа собирают грибы, присущие хвойным лесам Карелии, Ленинградской, Волгоградской и др. областей севера. А лиственным лесам предгорий и низкогорья присущи грибные сообщества лиственных лесов черноземной полосы России.

Безусловно, особенности почв, температурного режима, количество выпадаемых осадков и их распределение по сезонам, а также большее разнообразие растительных видов, участвующих в формировании среднего лесного яруса, и, особенно подлеска предопределяют некоторые отличия в грибном списке, внешности отдельных видов, их урожайности. Но все это представляет интерес разве что для науки, но отнюдь не для любителей грибной охоты. Для последних интересно, что же из грибов можно найти в наших лесах, насколько съедобно то, что растет и будет собрано. Вот и начну рассказ.

О СЪЕДОБНЫХ ГРИБАХ

Чтобы несколько облегчить восприятие последующего текста, предварю его некоторыми сведениями о грибной классификации.

Наиболее крупной единицей систематики грибов являются классы. Всего их различают шесть. Практически все виды грибов, популярные у любителей пищевых сборов, относятся к классу Б аз идиомицетов.

Класс разграничивается обычно на подклассы, а далее на группы порядков (порядки). Порядки формируются из семейств, последние из родов, а род состоит из многочисленных видов.

Так вот, большая часть общеизвестных съедобных и близких к ним ядовитых грибов относится к порядку Агариковых или Пластинчатых. Разбираясь с классификацией, с удивлением обнаружил, что самые популярные в народе съедобные грибы семейства Болетовых (белый гриб, дубовики, подосиновик, подберезовик, масленок, моховик и т. п.) отличительным признаком которых является наличие губчатого слоя в виде шляпочной подкладки, так же относятся к порядку Пластинчатых. Все многочисленные семейства Пластинчатых характеризуются пластинчатым строением оборотной (нижней) стороны шляпки.

Не долго раздумывая, объяснил свое удивление обывательски-потребительским восприятием мира грибов и не стал доискиваться до причин, обнаруженной мною (уверен не первым) "несправедливости". Тем более что на выбранную направленность данного сочинения эта "несправедливость" никак не может повлиять.

О ЯДОВИТЫХ И НЕСЪЕДОБНЫХ ГРИБАХ

Подобные разделы есть практически у всех авторов, пишущих книги о грибах. Это самостоятельные главки или просто отдельные страницы.

Разделы эти по информативности у разных авторов мало чем различаются. Оно и понятно. Кому хочется узнавать что-то новое о ядовитых грибах, что-то рискуя ставить под сомнение. Ведь это, скорее всего, чревато А не писать о ядовитых видах грибов, если ты берешься за грибную тему, вроде бы и нельзя. Вот и я решил, что не писать нельзя, хотя не уверен, что напишу что-либо важное, новое, разве что постараюсь написать по объему несколько больше и подробнее, чем у других.

Среди ядовитых грибов различают смертельно ядовитые и ядовитые. Случайное употребление в пищу первых приводит к летальному исходу, а после употребления вторых люди, чаще всего сильно переболев, избегают смерти.

А еще есть несъедобные грибы. По той или иной причине собирать, готовить из них какие-либо блюда и употреблять в пищу не принято. Граница между съедобными и несъедобными грибами нечто среднее из большого числа субъективных мнений и пристрастий. А вот граница между несъедобными и ядовитыми разностями более определена. Гриб с ярлыком "несъедобный" может из любознательности попробовать каждый, и это останется без последствий. Не думаю, что найдутся многие, кто решится на дегустацию грибов с ярлыком "ядовитые”.

Смертельно ядовитых грибов известно совсем немного. Один из них — бледная поганка. В этом никто не сомневается. А вот мнения о других грибах, которые могут вызвать смертельный исход, расходятся.

О ГРИБНОМ СЕЗОНЕ

Грибной сезон — период времени, когда целесообразно ходить в лес с целью поиска и сбора съедобных грибов, т. е. сезон грибной охоты. В отличие от более северных регионов Европейской части России на Кубани он имеет некоторую специфику как по длительности, так и по интенсивности произрастания грибов в определенное время. Эта специфика отражена кривой, представленной на рисунке.

Во-первых, сезон начинается где-то на границе марта и апреля и в самые холодные зимы начало его смещается ко второй половине апреля. Окончание сезона приходится где-то на середину ноября. Таким образом, продолжительность сезона составляет примерно семь месяцев, тогда как, скажем, в Подмосковье продолжительность, в зависимости от погодных условий, колеблется от 4-х до 5-ти.

В апреле в окрестностях Краснодара на выпасах, в районах ферм и стоянок скота во всю начинают расти шампиньоны. Чуть позже, во второй половине апреля в лесу появляется берестянка (вешенка). В последних числах апреля приходилось встречать в лесу единичные экземпляры моховиков, а в период майских праздников (первая декада мая) лес начинает радовать многообразием появляющихся видов, но каждый из них представлен буквально единицами.

С интересом отправляешься в лес на грибную охоту обычно во второй половине мая. В середине мая в сосняках же обильно могут расти маслята. Собрать малое, 3–4 литра емкостью, ведро мелкоты, которая так и просится в стеклянные банки, не составляет особого труда. Семьи, прорезавшихся из-под хвои грибов, бывают столь многочисленны, что иногда отползаешь на коленях от ведра на 2 — 3 метра и складируешь находки в ладонь до десятка и более. И представляются находки эти тебе золотыми монетами, а сам ты искателем пиратских или каких других кладов, добравшимся, наконец, до сокровищ. В это же время уже и первые находки белых можно сделать

Не хватает грибам еще мощи и красоты, но радость от них не меньше — ведь они первые в набирающем силу сезоне. К этому времени (вторая половина мая) появляются и сыроежки. Растут они достаточно обильно и представлены разнообразием видов. Ближе к июню, если уже появились белые, по соседству можно встретить представителей дубовиков. В это же время можно сделать первые находки подосиновиков. Во влажные сезоны конец мая — время появления лисичек и подберезовиков.

ГРИБЫ В ГОРОДЕ

"Гриб — дитя леса", — утверждает С.Т. Аксаков. С лесом ассоциируются грибы у подавляющего большинства людей. Как уже упоминалось, большинство лесных грибов являются микоризообразователями, т. е. производным симбиоза мицелия гриба (mykes — мицелий) с корнями высших растений (rhisa — корень). Очевидно, там, где растут деревья, к тому же не в одиночку, а группами, могут расти и грибы, даже в городских условиях. Но возможность роста грибов не всегда совпадает с логическими выводами. Взять, например, двор, дома угол улиц Советской и Рашпилевской в г. Краснодаре. В этом доме я практически прожил всю свою жизнь и знаю, как изменялась растительность во дворе с годами.

До того как началось строительство и развитие г. Краснодара, более двухсот лет назад, здесь был дубовый лес. По сей день посередине двора растет дуб, рождение которого относят к XVI веку, т. е. ему где-то около 500 лет. Еще после Великой Отечественной войны, в конце сороковых годов прошлого века, на территории двора подобных дубов было пять. И вот остался последний "из могикан", единственный. Кроме дубов, во дворе во множестве росли многочисленные акации, американские клены и деревья других пород (липа, граб). За последние годы количество деревьев во дворе сократилось. Полностью исчез американский клен. Резко уменьшилось число акаций. Появились деревья грецкого и канадского ореха, дикие каштаны. Но за многие десятилетия я помню лишь пару случаев находок во дворе грибов из числа микоризообразователей, о которых будет рассказано ниже. В чем здесь дело, затрудняюсь сказать. Ведь вокруг многих деревьев существовали зеленые газоны, по которым не ходили, и мальчишки не играли в футбол. Может быть, виною всему быстро растущий культурный слой почвы, который с каждым годом возрастает на 0,5 — 1.0 см и со времен Великой Отечественной войны возрос не менее чем на 40 см.

Уже лет сорок мемориальный дуб занимает место на краю спортивной площадки, вытоптанной не одним подрастающим поколением нашего двора. В таких условиях появление в районе дуба, например, белых грибов, невозможно себе представить. Но вот памятные находки других грибов под сенью дуба случались неоднократно. Имеются в виду шампиньоны. Находил их я в течение трех лет подряд примерно в одном и том же месте, может со смещением на метр — два. Бело-грязные бугорки шляпок пробивались через панцирь утоптанного грунта, перемешанного с осколками кирпича и щебня. Каждый год случалось это обычно в первой половине мая, после первых гроз. Сборы были небольшие, где-то по десятку грибов. Придя на это же место через день — два, я находил еще два — три очень молодых гриба. И если первый сбор обычно попадал в суп, то последний в итоге оказывался в мусоре.

Обращаясь к более длительному периоду истории нашего двора, можно вспомнить неоднократные находки шампиньонов и в других местах, например, на проезжей части между гаражами, где они пробивались сквозь укатанную автомашинами почву. На рубеже XX и XXI веков находил шампиньоны в палисаднике под окнами своей квартиры два сезона подряд.

А примерно в это же время по улице Рашпилевской прокладывали силовой кабель для каких-то городских нужд. Тротуар был вспорот продольной траншеей для укладки силового кабеля. В течение длительного времени канава оставалась открытой: то ли денег не было на кабель, то ли просто кабеля не было. Но пришло все-таки время — кабель проложили, канаву засыпали и тротуар, наконец, заасфальтировали. И вот через несколько дней, когда асфальт еще не потерял своей первозданной черноты, я обнаружил на одном из участков как бы вздутие асфальта, а на следующий день вздутие оказалось пересеченно трещиной, сквозь которую можно было видеть шляпки шампиньонов. Две шляпки, возвышавшиеся над поверхностью асфальта, я сорвал, а остальным не суждено было подобным образом выбраться на поверхность. Видимо не хватило сил.

ГДЕ ИСКАТЬ И СОБИРАТЬ ГРИБЫ

Ответ на этот вопрос на первый взгляд очень прост: искать и собирать грибы следует, прежде всего, там, где они растут. И здесь мы вынуждены столкнуться со следующим вопросом: а где же они, ненаглядные наши, растут?

Понятие "они" (имеются в виду съедобные грибы) в этом вопросе неконкретное и широкое до необъятности. Поэтому я постараюсь сузить его до разумных пределов и остановиться на тех разновидностях грибов, которые называю промысловыми, и за которыми ездит в лес подавляющее число грибников. Главным образом это белые, подосиновики, подберезовики, маслята, рыжики, яичные, опята и еще некоторые. Слово ездит не зря выделено. Основные сборщики грибов — городские жители и "гоняют" в лес на автомашинах за многие десятки километров от дома, и первая главная задача найти хороший подъезд к грибным местам. У каждого опытного грибника такие места есть, а если ты грибник начинающий, то надо выбирать какое-то направление, какой-то район и тогда сама собой определяется дорога, по которой и следует отправляться в путь. А уж когда отправился, рано или поздно тебе придется решать, где остановиться.

В разгар грибной поры не страшно припарковать свой автомобиль на обочину среди вереницы уже ранее припаркованных машин. За несколько десятилетий мне ни разу не приходилось слышать об угонах автомобилей с грибных стоянок, воровстве колес, ветровых стекол или других составляющих автомобиля.

Если грибы пошли в рост, как бы ни было людно в лесу, всегда найдутся экземпляры, затаившиеся от всех и желающие попасть именно в твою корзину. Поэтому надо набраться терпения и ходить, и ходить. Минут через 30 — 40, а иногда и раньше, когда вы удалились из мест, близких к дороге на несколько сот метров или более, глаза настроятся на определенные разновидности грибов, обострится ваше поисковое чутье, последуют первые находки. Сколько я помню свои грибные прогулки, они проходили по этой, описанной только что схеме. Бывали, конечно, редкие исключения из этого правила, когда, выйдя из машины, тут же встречал затаившийся белый либо подосиновик (подберезовик), либо ityCT опят. А дальше все равно как отрезает. И это нормально. Проявишь терпение, настойчивость, верно определишься с направлением, и фарт догонит тебя. Если спросить меня, а как верно определиться с направлением — я не отвечу. Потому что выбор этот у каждого происходит, наверное, на уровне подсознания. А верное выбрал направление или нет, становится ясно после того, когда усталый вышел из леса к машине и заглянул в корзину с вопросом: "Ну и что же я там насобирал?" Собранные вами грибы, их количество, видовой ассортимент и качество (молодые, взрослые, старые) — вот ответ на вопрос хороший вы грибник или нет, правильно выбрали район для поездки или нет, по тем ли маршрутам бродили по лесу. Но иногда в лесу грибы растут в таком изобилии, что любой из леса приезжает с грибами. В этом случае только качество собранного характеризует профессионализм грибника.

Еще в первые годы своих блужданий по кубанским лесам, которые, в основном, занимают (покрывают) предгорную и горную местность, обратил внимание на то, что тот или иной гриб растет на своем участке склона. Штурмуя его, на каком-то определенном уровне вдруг натыкаешься на тот или иной гриб. Поднялся метров на десять выше, и грибы начинают попадаться реже или же совсем исчезают. Впервые я обратил внимание на это, собирая белые грибы. Исповедуя принцип "нашел белый гриб — тормози и ищи другой", обычно крутил вокруг первой находки, перемещаясь по горизонтали, подымаясь и опускаясь на несколько метров, и обратил внимание, что наибольших успехов достигал при перемещении по горизонтали в ту или иную сторону от первоначальной находки. Со временем у меня выработалась своеобразная тактика поиска и сбора белых грибов на крутых от 5° — 8° и более лесных склонах. Она состояла в том, что после первых находок белых, с помощью коротких маршрутов вверх — вниз, определялась ширина коридора роста белых грибов, после чего этот коридор отрабатывался по горизонтали в обе стороны. Чаще всего эта тактика приносила мне успех.