Многобукаф. Книга для

Бормор Петр

Если бы эта книга была растением — то Дубом, растущим у Лукоморья. Да-да, тем самым, по которому Кот Учёный ходит.

Если бы эта книга была одеждой — то кольчугой с потайным карманом. В потайном кармане герой носит фигу — на счастье

Если бы эта книга была зданием — то уютной кофейней рядом с Музеем волшебных чудес, в которой подают самые свежие в городе булочки, посыпанные сахарной пудрой.

Если бы эта книга была Драконом — то Драконы бы не вымерли до сих пор.

Если бы эта книга была Принцессой — то Драконы бы всё-таки вымерли, но без особых мучений.

Если бы эта книга была Тёмным Властелином — то его бы сразу выбрали главой Самого Светлого Совета.

Если бы эта книга вздумала свергнуть Узурпатора — то она бы совершенно случайно оказалась неподалёку от его трона. Узурпатор сначала бы заинтересовался, потом — зачитался, потом — засмеялся, а потом перестал узурпировать всех и вся и ушел в лес, работать отшельником.

Если бы эта книга не была этой книгой — то её нужно было бы срочно написать.

Черный властелин и другие

Первым в Тронный зал ворвался Полуэльф с окровавленным мечом. А за ним, рассыпавшись полукругом, вбежали его спутники: гном, принцесса, волшебник, ведьма и Халфлинг.

Черный Властелин поднял голову от разложенных на столе бумаг.

— А вы пунктуальны, — заметил он, вкладывая закладку между страниц толстой книги. — Надо же, точно на закате!

— Мы пришли, чтобы… — начал Полуэльф.

— Знаю, знаю, — отмахнулся Властелин. — Чтобы положить конец моему тираническому правлению. Читал. Тут все это очень даже подробно описано.

Остановись! — раздался повелительный голос, и поднятый Принцессой меч замер в воздухе.

— Оракул? — удивленно воскликнула Принцесса, присмотревшись к говорящему. — Что ты здесь делаешь? Ведь ты же никогда не вмешиваешься в ход событий?

— А я и не вмешиваюсь, — спокойно ответил Оракул. — Я хочу всего лишь внести немного ясности.

— А что тут неясного? — Принцесса покосилась на сгорбленную фигуру у своих ног. — Этот тип — сволочь и узурпатор, он убил моего отца, а сейчас я возвращаю себе трон. Ты же сам говорил, что король Людовик — мой отец.

— Верно, — кивнул Оракул. — Ты — незаконнорожденная дочь короля Людовика. Но дело в том, что сам король Людовик тоже был незаконнорожденным.

В средней школе будущего Темного Властелина, тогда еще подростка, учили: «Когда наступит час решающей битвы, спроси, что главный герой имеет против тебя лично. Обязательно окажется, что ты убил его отца, или дядю, или наставника, или лучшего друга. И тогда ты должен горько рассмеяться и сказать, что ты и есть его отец/дядя/наставник/друг. Положительные герои в данном плане очень доверчивы». И вот он настал, этот час решающей битвы.

— Что ты имеешь против меня? — громовым голосом вопросил Темный Властелин.

— Приготовься к смерти, мерзавец! — закричал светлый Герой. — Ты убил мою мать!

— Глупец, — захохотал Темный Властелин, — я и есть… у-упс!

Вот так последнее слово осталось за Добром.

Опять вы, — поморщился Темный Властелин.

— Да! — с вызовом заявила Принцесса. — Готовься, сейчас бить будем.

— Понимаю, понимаю, — протянул Темный Властелин, вставая. — Финальная битва Добра и Зла, куда же без этого. В черном углу ринга — я. А в красном… а кто, кстати, в красном?

— Я! — Принцесса сделала шаг вперед и гордо выставила плечико.

— В красном углу ринга — Главная Героиня, — кивнул Темный Властелин. — Отлично. Дамы — вперед. Как всегда. Ну что ж, подходите, Ваше Высочество, а эти мускулистые молодые люди пусть постоят в сторонке, пока я Вас буду убивать.

Господин, я достал его!

— Кого? — спросил Темный Владыка, не отрываясь от работы.

— Меч Света! Тот самый, которым можно Вас убить.

— А, этот… Ну, положи там, на полочку.

Горбатый карлик сунул принесенный сверток на полку и пристроился у ног своего повелителя.

Драконы

Шум у входа в пещеру наконец затих, и принцесса рискнула выглянуть наружу.

Дракон валялся на пороге неопрятной окровавленной тушей, а над ним стояли, сгрудившись, мужики с дрекольем.

— Ой… — сказала Принцесса. — А где же принц?

— Далече, — отозвался один из мужиков, бородатый амбал в косоворотке.

— Но как же… Ведь он должен был меня спасти, увезти в свой замок и жениться!

Старый избитый сюжет… Мною же и избитый, кстати.

А то бы написал сказку.

Ну да, все то же самое: Принцессы, Драконы…

У одной Принцессы был Дракон. Не ручной, а просто домашний.

А жила она, кстати, в тёмной-претёмной пещере. Вот такая у неё была странная причуда. Там же и сокровища Короны хранила.

Дракон, как водится, жил в пещере каменной и стерег сокровища. А однажды его (опять же, как водится) победил заезжий рыцарь. Дракон рухнул на пол пещеры и забился в конвульсиях — которые у драконов длятся иногда часами, уж очень они живучие твари.

— Что, умираешь? — спросил Рыцарь.

— Да, умираю, — ответил Дракон. — Но пока я не умер, я должен открыть тебе страшную тайну.

— Ну, давай.

— Когда-то, много-много лет назад, я тоже был доблестным рыцарем.

За одним большим столом собрались все мелкопоместные короли — тем более, и повод был подходящий: день рождения вдовствующей королевы-матери одного из них. А поскольку все правящие фамилии в родстве друг с другом, то грех не воспользоваться таким случаем поесть и повеселиться за чужой счет.

Ну вот, сидят они, едят, пьют, веселятся, и вдруг вбегает запыхавшийся гонец — и прямо к хозяину замка, королю Гергу Тридесятому.

— Ваше Величество, — кричит, — Дракон!

— Какой дракон, где дракон?!

— У северной границы. Прилетел с Серых гор, разорил две деревни, народу пожрал без счета…

Дракон приоткрыл глаза, потянулся и зевнул. Дернул ухом, прислушиваясь, и повернул голову в ту сторону, откуда раздавался разбудивший его металлический звон.

— Ты что там делаешь? — с интересом спросил он у закованного в доспехи мужика, возившегося возле основания драконьей шеи.

— Не видишь? Голову тебе рублю, — пропыхтел мужик, не переставая мерно наносить удар за ударом по прочной чешуе.

— И как успехи? — поинтересовался Дракон.

— Не мешай! — злобно огрызнулся мужик.