Наш маленький Нью-Йорк

Брантуэйт Лора

Прочь слезы и страдания, разбитое сердце и душевную боль! Эмили Блант будет не Эмили Блант, если позволит себе сломаться из-за предательства со стороны мужчины. Нет, она станет только умнее. Настоящей любви не бывает — вот он, ценнейший опыт ее прежней жизни. Настало время для жизни новой. Однако новую жизнь нужно с чего-то начинать, хотя бы с комнатки в старом доме. Ничего страшного. И ничего страшного в том, что сосед похож на принца из сказки. Никакой он не принц: не бывает принцев безработных, у принцев не пригорает по утрам яичница и так далее. Значит, это только внешнее сходство, и опасности для ее нового жизненного кредо нет. Или все-таки есть?..

1

Если вы молоды, обаятельны и хороши собой, вы можете рассчитывать на многое. Например, на то, что окружающие души в вас не чают, мир на все ваши желания ответит «да, да и еще раз да», и каждый человек противоположного пола просто умирает от желания провести с вами остаток дней своих — или хотя бы ближайшую ночь.

Возможно, вам хватит ума этого не делать. Возможно, вы будете достаточно смелы, чтобы признать, что вам никто ничего не должен, что вы родились не в сказке, а в обычном материальном мире, где действуют свои законы (и один из главных — закон подлости) и где не только вы, но и другие люди тоже наделены свободой воли и правом личного выбора.

Эмили Блант всегда считала себя умной девушкой. И небезосновательно.

Она верила, что умного человека отличает способность развиваться и адаптироваться к новым обстоятельствам.

Сейчас у нее в жизни как раз возникли новые обстоятельства. Все, что ей нужно, это приспособиться к ним. Пусть ей для этого требуется третья чашка кофе. Пусть ей потом придется глотать снотворное, чтобы не сойти с ума за бессонную ночь. Пусть у нее уже дрожат руки, в глаза будто насыпали песку, а нос безобразно распух — ну не умеет она плакать красиво, — что ж из этого?! Это все мелочи, нужно увидеть главное.

2

Звонок телефона заставил ее подпрыгнуть на месте почти что по-кошачьи.

— Только попробуй, — прошипела она, имея в виду Роберта. — Если это ты…

Нет, слишком сложно придумывать достойную кару, когда сотовый рядом надрывно играет веселую латиноамериканскую мелодию. Особенно — если есть вероятность, что это звонит Роберт.

Скривившись от отвращения и ненависти, Эмили потянулась к телефону.

— Ну как ты там?