Пятьдесят первый дракон

Браун Хейвуд

Артур Роберт

Хоч Эдвард Д.

Аркин Алан

Хайнлайн Роберт

Сайодмак Курт

Томас Теодор

СОДЕРЖАНИЕ:

Хейвуд Браун

Пятьдесят первый дракон

(пер. В.Постникова)

Роберт Артур

Марки страны Эльдорадо

(пер. А. Корженевского)

Эдвард Д. Хоч

Зоопарк

(пер. В.Постникова)

Алан Аркин

Кулинарные возможности

(пер. А. Корженевского)

Роберт Хайнлайн

…А еще мы выгуливаем собак

(пер. А. Корженевского)

Курт Сайодмак

Целебная сила греха

(пер. В.Постникова)

Теодор Томас

Целитель

(пер. А. Корженевского)

Составление:

Г.Кузьминова

Художник:

А.Егоров

При участии рекламно-информационного агентства «Вект»

Москва, Има-Пресс, 1990

Пятьдесят первый дракон

Хейвуд Браун

Пятьдесят первый дракон

Среди учеников рыцарской школы Гавейн Сильное Сердце

1

принадлежал к тем, кто не подавал почти никаких надежд. Высокий и крепко сбитый, он, как вскоре обнаружили его наставники, оказался слабоват духом. Во время занятий по рыцарским поединкам он, бывало, прятался в лесу, хотя сотоварищи и учителя, желая пробудить лучшие чувства его души, кричали ему, призывая его выйти и сломать себе шею, как настоящий мужчина. Но даже когда ему говорили, что концы копий обиты войлоком, вместо лошадей у них пони, а поле необычайно мягкое для поздней осени, энтузиазма Гавейн все равно никакого не выказывал.

Как-то весной Директор школы обсуждал «дело Гавейна» с Учителем манер и этики. Последний считал, что есть только одно средство — исключение из школы.

— Нет, — не согласился Директор, глядя из окна на окружавшие школу багряные холмы. — Я, пожалуй, научу его убивать драконов.

— Он может погибнуть, — возразил Учитель.

— Может, — весело ответил Директор и уже серьезнее добавил: — Не забывайте о главном. Ведь мы отвечаем за формирование характера этого парня.

Роберт Артур

Марки страны Эльдорадо

В клубе проводилась «Неделя увлечений», и Малькольм демонстрировал свою коллекцию марок.

— Например, вот эти треугольники, — рассказывал он. — Их цена точно никому не известна, поскольку они никогда не продавались серией. Но это наиболее редкий, интересный и полный набор из всех, известных филателистам. Они…

— У меня однажды была серия марок, даже более редкая и интересная, — перебив его, меланхолично произнес Мерчисон Моркс.

Моркс, невысокий тщедушный человечек, обычно сидит у камина и молча смотрит на угли, покуривая свою трубку. Думаю, он недолюбливает Малькольма — нашего единственного миллионера, обожающего, чтобы то, чем он обладает, было лучше, чем у других.

— У тебя есть серия марок более редкая, чем мои треугольники? — недоверчиво спросил Малькольм. По его и без того румяным щекам разливалась темная краска раздражения.

Эдвард Д. Хоч

Зоопарк

В августе дети всегда вели себя хорошо, особенно когда приближалось двадцать третье. В этот день огромный серебристый космический корабль, на котором прилетал Межпланетный Зоопарк профессора Хьюго, наносил ежегодный шестичасовой визит в Чикаго.

Толпы собирались еще до рассвета, образуя длинные очереди, состоявшие как из детей, так и из взрослых; каждый сжимал в руке доллар, горя желанием увидеть, какую же расу диковинных существ профессор привез на этот раз.

В прошлом им иногда показывали трехногих существ с Венеры, высоких худых людей с Марса или даже змееподобных чудовищ откуда-то из более далеких миров. В этом году, когда огромный круглый корабль приземлился на громадной площадке для парковки как раз за Чикаго, люди с подобострастием наблюдали, как борта корабля не спеша поползли вверх, открывая взору знакомые клетки. В них находились представители какого-то диковинного племени — кошмарно маленькие, похожие на лошадок животные, которые передвигались быстрыми рывками и без умолку пронзительно щебетали. Земляне сгрудились вокруг, команда профессора Хьюго быстро собрала приготовленные доллары, а вскоре появился и сам добрый профессор в ярком радужном плаще и цилиндре.

— Люди Земли! — заговорил он в микрофон. Толпа затихла, и он продолжал:

— Люди Земли, в этом году вы получите огромное удовольствие: вы увидите малоизвестный конеподобный народец с Каана. Мы привезли этих людей за миллионы космических миль, и обошлось нам это недешево. Вам же все удовольствие будет стоить по доллару с брата. Собирайтесь, смотрите на них, изучайте, слушайте их, расскажите о них своим друзьям. Однако поторопитесь! Мой корабль может оставаться здесь всего шесть часов.

Алан Аркин

Кулинарные возможности

Бонни вернулась из школы и обнаружила своего брата на кухне. Он стоял у раковины и занимался чем-то очень важным. Бонни сразу поняла, что это очень важное дело, потому что брат развел на кухне страшную грязь и разговаривал сам с собой. В раковине стояли открытые бутылки из-под газировки, пакеты с пшеничной и кукурузной мукой, пачка печенья, банка с патокой, пузырек «Бромо-Зельцера», жестянка с сардинами и коробка мыльных хлопьев. Пол был залит неизвестно чем, а все кухонные шкафы стояли открытые настежь. Когда Бонни вошла, ее брат яростно встряхивал пластиковую соковыжималку, наполовину заполненную пенистой жидкостью зловещего вида.

Бонни выждала несколько секунд, оставаясь на всякий случай подальше от брата, потом сказала:

— Привет, Боб.

— Привет, — ответил он, не поднимая глаз.

— Где мама?