Грандиозный план

Браун Кэтрин

В школьные годы Рут Остин слыла самой дерзкой и распущенной девчонкой в Лонгвью. И даже спустя годы дурная репутация сильно осложняет ей жизнь. Особенно теперь, когда после развода с первым мужем на ее горизонте появляется мужчина, с которым она мечтала бы прожить всю жизнь…

1

День выдался на редкость жаркий для начала мая. Рут Остин лежала, растянувшись на ярко-синем пляжном полотенце, и лениво пересыпала песок из одной ладони в другую. Ее подруга Синди Мелком устроилась рядом, прикрыв лицо от солнца огромной соломенной шляпой. Всего в нескольких шагах от них с негромким шорохом набегали на песок прозрачные волны Тихого океана. Разговаривать не хотелось, и подруги лишь изредка перебрасывались двумя-тремя фразами.

— Ты действительно думаешь, что это лучше, чем секс? — спросила Рут, продолжая прерванный разговор.

Из-под шляпы донеслось невнятное мычание, которое с некоторой натяжкой можно было счесть утвердительным. Синди работала учительницей младших классов и очень ценила возможность полежать на солнышке, ни о чем не думая.

— Слышал бы тебя Берт, — шутливо укорила ее Рут. — И это всего лишь через три месяца после свадьбы!

Синди села, скрестив ноги и сдвинув шляпу на затылок.

2

Слова Синди оказались пророческими. Мастерская Берта Мелкома встретила подруг отчаянным телефонным звонком. Оказалось, что за те четыре часа, что заняла их дорога до Сиэтла, Берт ухитрился вывихнуть ногу, споткнувшись на тротуаре.

Рут была готова тут же, несмотря на усталость, отправиться в обратный путь, но Синди и слышать об этом не хотела. Она даже не позволила проводить себя на автобусную станцию, откуда собиралась отправиться обратно в Лонгвью. А Рут должна была вернуться на своей машине в понедельник, как это и было запланировано.

— Ты же не виновата, что мой муж не смотрит себе под ноги, — увещевала ее Синди. — Раз уж ты в кои-то веки выбралась сюда, глупо сразу уезжать.

Это казалось разумным, по крайней мере до тех пор, пока Рут не осталась одна в огромной светлой мансарде, в которой кроме мольберта в углу ничто не напоминало мастерскую художника. Вся их поездка была целиком и полностью затеей Синди. И теперь, проводив подругу, Рут не знала, что ей делать.

Попытаться разыскать старых друзей? Но с ними пришлось бы говорить о Таффи, выслушивать бесконечные ахи и охи и непременное «мы же тебя предупреждали». Нет, к этому она была еще не готова.