Послание к Евреям

Браун Р.

Введение

1. Цель послания

Это величественное послание было адресовано общине первых христиан, находившихся в тяжелейших условиях, на грани отступничества. Даже поверхностное знакомство с этим документом показывает, насколько трудно было тогда иудейским христианам. Многие из них подвергались физическому насилию; разрушались их дома; некоторых бросали в тюрьму за их веру; над другими, за твердую веру в Иисуса, насмехались и публично издевались (10:32–34). Многие христиане–иудеи встречали эти испытания с радостью, но многие становились отступниками. А иные, избегнув этой участи, все равно находились в постоянной опасности быть скомпрометированными. Послание обращено ко всем мученикам за веру, в нем звучит призыв хранить ее и неотступно держаться истины, не ослабевать в неустанном доверии Христу, развивая в себе зрелый христианский характер (2:1; 3:6; 6:1).

Но как ободрить людей в такие критические и страшные моменты? Автор убеждает их «твердо сохранить до конца» свою веру, «постараться войти в покой оный», «твердо держаться исповедания», «поспешить к совершенству», «взяться за предлежащую надежду» (3:6; 4:11,14; 6:1,18). Автор имеет право произносить все эти яркие, выразительные и чрезвычайно важные наставления только потому, что он уже сделал намного более важное дело: он отвлек их внимание от самих себя, от поисков резервов внутри себя, от обрушившихся на них страшных несчастий, от своих преследователей и обратил их взор на Христа. Ни один верующий не может справиться с тяжелыми обстоятельствами, если на своем горизонте он не видит Христа, Который определяет его приоритеты и главенствует во всех областях его жизни.

Главный лейтмотив Послания к Евреям — это призыв к терпению. Верующие евреи были хорошо знакомы с великими героями веры времен Ветхого Завета, и автор напоминает им о «долготерпении» Авраама, который поверил обещаниям Бога (6:15); о терпении Моисея, который отвратил свой взор от жестокого фараона и своих унылых соотечественников и обратил его налицо Бога. Он сознательно взирал на невидимого Бога и получил чудесное подкрепление (11:27). Но самое поразительное терпение проявил Иисус, Который укреплялся созерцанием «предлежащей Ему радости» в то время, когда грешники насмехались над Ним (12:2,3). И Аврааму, и Моисею, и Иисусу пришлось бороться с чудовищными искушениями и терпеть человеческую ненависть. Они могли бы сломиться под гнетом невзгод, однако не отклонились от своего пути. Откуда брали силы эти христиане? Откуда у них эта неколебимая твердость духа в столь тяжелое время? Причина в том, что они смотрели на Христа.

Автор, очень хорошо понимающий всю тяжесть их положения, тем не менее не спешит давать свои наставления, а напоминает им об уникальной роли Христа. Прежде всего, он представляет Христа как пророка (1:1,2), первосвященника (1:3б) и царя (1:8–14). Некоторые из их друзей–христиан вернулись назад к иудаизму. Они вложили свою веру не вдело Христа, а в дело закона. Они оставили свою веру не только потому, что им было трудно идти ее путем, а потому что не смогли правильно понять самого Христа. Многие наши современники очарованы личностью Иисуса: многочисленные рок–мюзиклы предлагают свои собственные интерпретации учения и миссии Христа; рекламные фильмы, телепередачи и радиопьесы приглашают нас по–своему взглянуть на Него. Насколько адекватен и истинен рисуемый ими портрет? Наша важнейшая задача сегодня заключается в необходимости напоминать о чудовищном принижении библейской доктрины Христа.

2. Об авторе послания

С самого начала христианской эры автор Послания к Евреям остается не установленным. Опираясь на AV, многие читатели приняли версию о принадлежности послания перу апостола Павла. Однако имя Павла в этой связи не фигурирует ни в одной из древних рукописей, и, хотя авторство Павла отрицать

нельзя,

сам он в своих более ранних посланиях ни разу не упоминает об этом послании как о своем. Действительно, некоторые исследователи доказывают, что и литературный стиль, и богословские аргументы, и манера подачи материала указывают на то, что автором Послания к Евреям мог быть другой раннехристианский духовный лидер, взгляды которого существенно отличались от взглядов Павла.

Здесь не место для дискуссий об авторе этого послания. Многочисленные кандидаты на эту роль и соответствующая аргументация основательно исследованы в комментариях

[1]

. Достаточно сказать, что против авторства Павла свидетельствует отсутствие во всем тексте послания его собственных ссылок на самого себя (хотя в 13:23 упоминается имя Тимофея) и тот факт, что сам стиль изложения весьма далек от характерной литературной манеры произведений Павла. Послание к Евреям, как известно, представляет собой один из новозаветных образцов в высшей степени совершенного греческого языка, тогда как сильные, насыщенные послания, принадлежащие перу Павла, характеризуются известной «резкостью, отступлениями от темы и даже сумбурностью» (Гатри). Джон Кальвин, который с готовностью разделял мнение о непричастности Павла к этому документу, сказал: «Я не вижу никаких оснований считать Павла автором послания»

[2]

.

Тем же, кто считает Павла возможным автором Послания к Евреям, следует прислушаться к доводам тех, кто со времен Тертуллиана и Новатиана верили, что автором был Варнава, «муж добрый» (Деян. 11:24). Некоторые христиане III в. предлагали считать автором Луку, а другие приписывали авторство Клименту Римскому, который, конечно, знал это послание, о чем свидетельствуют цитаты и параллельные места в его собственном Послании к Коринфянам, написанном, по всей видимости, около 96 г. н. э. Некоторые приписывали эту честь Силуану (1 Пет. 5:12) по причине сходства между Посланием к Евреям и Первым посланием Петра. Есть немало оснований считать автором Аполлоса, а Мартин Лютер был даже уверен, что именно Аполлос — «муж красноречивый» из Александрии, «сведущий в Писаниях» (Деян. 18:24), — вполне мог написать такой документ.

Мы же верим, что автор Послания к Евреям, хотя и остается анонимным, тем не менее был одарен Богом и водим Его Святым Духом, чтобы сказать «слово увещания» (13:22), а точность идентификации является делом второстепенной важности. Большинство толкователей Послания к Евреям разделяют точку зрения на проблему авторства богослова III в. Оригена, утверждавшего, что «только Бог знает точно».

3. Читатели послания

Традиционное греческое название «Pros Ebraious» («К Евреям») датируется, как минимум, концом II в. Тертуллиан в своем труде «О скромности», написанном в начале III в., делает ссылку на Послание к Евреям под его латинским названием «Ad Hebraeos». Однако ни тот, ни другой вариант заголовка не проясняет до конца имя настоящего адресата этого великого документа. Некоторые толкователи считают, что традиционный заголовок уводит исследователей от истины. Они доказывают, что язычники, так же как и иудеи, принявшие христианскую веру, наверняка неплохо знали Ветхий Завет. Поэтому отсутствие упоминания об Иерусалимском храме вполне понятно, если послание адресовано бывшим язычникам, а не еврейским христианам.

Однако многие современные авторы убеждены в том, что автор Послания к Евреям имел в виду именно иудеев, и мы разделяем это мнение. Еще один аргумент в пользу того, что читателями послания были преимущественно христиане–иудеи, предоставлен открытием свитков Мертвого моря в 1940–х гг., а некоторые из более поздних исследователей считают, что послание первоначально было адресовано христианам–иудеям I в., взгляды которых были очень схожи с идеями знаменитой Кумранской общины, которая очень дорожила этими свитками и содержавшимся в них учением. Первые читатели послания очень хорошо знали Новый Завет в его греческом варианте, называемом Септуагинтой. По мнению Ф. Ф. Брюса, они могли быть членами домашней церкви I в., но в то же время могли быть и частью «более многочисленного братства общегородской церкви, уклоняясь при этом от братских контактов с другими христианами за пределами своего узкого круга»

[3]

.

Мы не имеем информации о точном местонахождении этой группы или церкви. Некоторые вспоминают в этой связи об Иерусалиме и других местах Палестины. Одним из возможных мест назначения послания считается Александрия, однако, скорее всего, этим местом является Рим.

4. Время написания послания

Что касается времени написания Послания к Евреям, то здесь полная ясность отсутствует, но есть основание, согласно 10:32–34, отнести его ко времени гонений Нерона (64 г. н. э.). Некоторые говорят, что отсутствие в послании упоминаний об Иерусалимском храме свидетельствует о том, что написано оно было после его разрушения римской армией в 70 г. н. э., однако этот аргумент не очень убедителен. Несомненно, Послание к Евреям было известно Клименту Римскому в конце I в., поскольку, как уже говорилось выше, в его письме к коринфской церкви звучат многочисленные отголоски этого произведения. По–видимому, не будет большим преувеличением датировать Послание к Евреям второй половиной I в. и даже, скорее всего, началом 80–х гг.

5. Идея послания

Что касается содержащегося в нем учения, здесь все намного более определенно, ибо оно сконцентрировано на двух великих темах: откровении и искуплении, то есть на слове Божьем и деле, совершенном Христом. Эти два первостепенных аспекта христианского учения мастерски вписаны в структуру послания. В начальных и заключительных главах доминирует Божье слово (1—6 и 1 1—13), а теме деяний Христа посвящены четыре средние главы, представляющие собой чрезвычайно важную часть всего послания.

1) Что Бог говорит нам

С точки зрения автора послания, слово Бога по степени важности в жизни каждого верующего христианина стоит на первом месте. И автор начинает свое повествование с напоминания о том, что в ветхозаветные времена Бог говорил Свое

многообразное

слово (1:1), которое доходило до человека различными человеческими путями и через различные исторические факторы. «Многократно и многообразно» открывал Бог Себя через Свое слово к греховному и, как правило, не внемлющему человечеству. Это великое откровение о природе Бога стало

воплощенным

словом в Христе (1:2,3а; рассуждение автора основано на английском переводе Библии. —

Примеч. пер.).

В Христе, в Его Божественной природе, в Его совершенной жизни, в Его животворном учении, в Его уникальной жертве и в Его победоносном свершении Бог дал нам Свое величайшее и последнее откровение. Божий Сын превосходит всех: Он больше, чем пророки Ветхого Завета (1:1), чем ангелы (1:4,5; 2:5–8), чем Моисей (3:1–5) и чем Иисус Навин (4:8). Это откровение, данное Богом в Христе, есть сильное и

утвержденное слово

(2:3). Оно требует вердикта.

Оно также является

призывающим

словом, ибо, хотя гл. 3 напоминает читателям о серьезных последствиях неверия (3:12,19) и непослушания (3:18) как двух негативных реакций на Божье откровение, все же слово Бога несет в себе милость, сострадание и призыв. Отношение Бога к нам не имеет ничего общего с жестким альтернативным подходом типа «хочешь — бери, не хочешь — не бери». Из любви к человеку Он почти умоляет Свой народ прислушаться к Себе, потому что знает, что на карту поставлены вечные ценности: «…ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших»; «смотрите, братия»; «…наставляйте друг друга… чтобы кто из вас не ожесточился» (3:7,8,12,13). Слово должно быть принято с верой, иначе оно не принесет пользы слушателям, и со смирением (4:2,6,11). И, наконец, это не только убеждающее, но и

мощное

слово, которое «всегда живо» (4:12). Оно открывает внутреннюю сущность человека, его мысли, мотивы, мечты и грехи. «Нет твари, сокровенной от Него», ничто не может скрыться в присутствии Бога, Который говорит к нам через Писание

2) Что Христос сделал для нас

Этот документ обращает наше внимание надело, совершенное Христом, — тему, которая образно и в то же время практически и осмысленно исследуется автором в гл. 7–10. В этой, центральной, части послания автор представляет свое учение о деле Христа с помощью ряда ярких и контрастных картин. Священство ветхозаветного периода имело временный характер, а Христос «имеет священство непреходящее» (7:24). Ветхозаветные священники были сами «обложены немощью» и постоянно согрешали подобно тем, которые приходили к ним за помощью, а Христос «непорочен» (5:2; 7:26). Те священники приносили в жертву кровь животных, а Христос принес в жертву Себя (9:13; 7:27). Их жертв хватало только на частичное очищение, «очищение плоти», тогда как жертва Христа очищает неспокойную и виновную совесть (9:9,13,14; 10:22). Прежние жертвы был и лишь необходимым напоминаем о серьезности греха (10:3), а жертва Христа уничтожает наши грехи (9:26; 10:11,12). Непрерывность жертвоприношений была характерной чертой ветхозаветного храмового служения, а жертва Христа была принесена «навсегда» (10:11,12).

Великие темы — откровение и искупление — получили в этом послании убедительное толкование и практическое приложение. Человек невежествен и поэтому нуждается в Божьем слове, данном в Писании. Человек виновен и нуждается в искупительной жертве Христа, посредством которой мы прощены (9:22; 10:18–22). Жертвой Христа очистившийся от греха и освобожденный человек посвящается Богу. «Освящение» — важная тема послания (2:11; 10:10,14,29; 13:12). Жертвоприношением безгрешного тела Христа на кресте мы «отделены» для того, чтобы созидать Божье дело в этом мире. Мы больше не подчиняемся требованиям нашей эгоистичной природы, которая враждебна Богу. Во Христе наши жизни посвящаются Ему и принадлежат Ему.

Ради того, чтобы даровать нам «спасение вечное» (2:1), Иисус пришел в этот мир как совершенное откровение Божьего разума и Его призыв к людям. Он пришел от Бога, готовый исполнить волю Отца (10:5–7). Хотя об Иисусе сказано «Боже» (1:8), на протяжении всего послания большое внимание уделяется человеческой природе нашего Господа. «Нигде в Новом Завете человеческая природа Христа не описана настолько выразительно»

В Послании к Евреям дается глубокое толкование смысла слова, сказанного Богом в Ветхом и Новом Заветах и исполнившегося со всей полнотой в Христе (1:2). В нем также разъясняется смысл дела, совершенного Христом, Который исполнял волю Бога не только Своими речами, но и всей Своей жизнью и Своей смертью. Его дело спасения абсолютно полно и действенно. То, что Он совершил на кресте, «навсегда» дало спасение верующим в Него (4:3; 10:39), послушным Ему (5:9) и готовым идти за Ним до конца (3:6,14).

Часть I

Божий Сын

1:1–3

1. Величественный Христос

Мы живем в обществе, в котором очень ценятся хорошие средства коммуникации и общение. Коммерческие компании тратят миллионы на полноценную рекламу, которая превратилась в высокоразвитую финансовую индустрию. Политики признают необходимость эффективных средств коммуникации. Дипломаты знают о тяжести последствий серьезных «нарушений коммуникации» для международных отношений. Семейные трагедии происходят из–за того, что члены супружеских союзов только говорят друг с другом, но совсем не умеют общаться.

Послание к Евреям начинается с утверждения великого события в истории христианского откровения: Бог говорит к людям через Священное Писание и через Своего Сына Иисуса. Во Христе заполняется огромный провал в общении между святым Богом и грешным человеком.

Некоторые иудеи–христиане I в. оставили свою веру, потому что больше не признавали божественности Христа и Его равенства Богу. Первая задача автора состоит в том, чтобы вскрыть истину о Божьем Сыне и превознести Его. Он напоминает этим людям восемь истин об Иисусе на христианском собрании (10:25) слушаем благодатное пасторское увещевание из уст автора, который напоминает своим читателям об их братьях и сестрах по вере, пострадавших в ранней церкви, о героях Ветхого Завета и их духовных последователях, безоглядно преданных Богу в те тяжелые времена. Это огромное ободрение для каждого поколения христиан, а популярность гл. 11 объясняется тем, что мы постоянно нуждаемся в духовном укреплении, в примере мужества, в обновлении доверия к Богу, Который всегда верен (11:11). Когда в жизни церкви наступают тяжелые времена, члены ее нуждаются не только в напоминании о прошлом (11:1 —40), но и в видении будущего (12:22–29), в знании о небесном Божьем городе, о вечном Царстве, которому они принадлежат. Эти замечательные отрывки, несмотря на их разбросанность, имеют исключительное значение для нашего времени. Они говорят нам о том, что наши дома должны стать местом нашего служения Христу, что некоторые наши братья и сестры–христиане являются «пленниками совести» (рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. —

1. Иисус — пророческий голос Бога

Автору необходимо и важно отметить преемственность Ветхого и Нового Заветов. Христос не порываете великим прошлым еврейского народа, но Он пришел, чтобы привести в исполнение его великие пророчества. Без Него ветхозаветные откровения неполны и фрагментарны. Бог говорил в разные времена и разными средствами

многократно и многообразно.

Но в Христе Он сказал Свое слово во всей полноте, окончательно, решительно и совершенно. Ранние христиане должны были слушать Того, Который есть величайший пророк всех времен. Иезекииль говорил о

славе

Бога (Иез. 1:28; 3:23), а отразилась она в Христе (1:3). Исайя говорил о святости, праведности и милосердии как неотъемлемых

чертах

Божьего характера (Ис. 1:4,18; 11:4), а Христос явил их (1:3). Иеремия говорил о

силе

Бога (Иер. 1:18,19; 10:12,13), а Христос продемонстрировал ее (1:3). Он несравненно выше всех пророков прежних времен, и поэтому колеблющиеся христиане должны прислушиваться к Его голосу.

Хотя мы с радостью признаем всю важность, новизну и безграничную ценность дела, совершенного Христом, не следует допускать противопоставления двух Заветов, но должно признавать, что «все Писание богодухновенно» (2 Тим. 3:16). Тот факт, что послание утверждает и доказывает тесную связь двух Заветов, является убедительным аргументом в пользу авторитета Священного Писания и истины, которая, как и в то далекое время, подвергается сегодня таким же активным нападкам. Ранние христианские общины атаковались зелотами, стремившимися обесценить откровения Ветхого Завета. Все это из далекой древности перекочевало в наше время, и сегодня те, кто принимает ветхозаветное учение всерьез и намерен следовать ему, тотчас изгоняются из определенных кругов и объявляются невежественными мракобесами или казенными фундаменталистами. Посвященность Писанию требует от нас честной оценки тех трудностей, которые вызваны непониманием нашими современниками библейских повествований, а учение, изложенное в этом послании, укрепляет наше доверие к Богу, Который явно говорит к человеку через Писание и через Сына.

«Постоянное внимание к слову» — такова ключевая тема Послания к Евреям, которая особенно громко звучит в первых и заключительных строках. Христиане, которые преуменьшают или даже презирают Божье слово, не могут рассчитывать на духовную зрелость (Евр. 2:1–3; 12:25). Христос — величайший Божий пророк, принесший четко определенную весть для

2. Иисус — Божий Сын

Маловерные иудеи–христиане видели в Христе только хорошего человека, неподражаемого Учителя и выдающегося лидера. Он действительно обладал всеми этими качествами, но Он был намного больше. Он Божий Сын. Тема сыновства характерна для Послания к Евреям. Мы помним о том, что Бог сказал Свое слово в Сыне (1:2). В последующих стихах говорится о превосходстве Сына, Его царствовании, Его миссии, Его достижениях, Его послушании, Его природе и Его совершенстве (Евр. 1:5,8; 3:6; 4:14; 5:8; 7:3,28). Один из комментариев к посланию носит название «Сыновство и спасение»

[7]

. В нем нашли прекрасное отражение главные темы Послания к Евреям. Поскольку эти две темы неразрывно связаны, отступничество представляется особенно опасным и разрушительным шагом. Без Сына нет спасения. Тех, кто сознательно и постоянно оскорбляет Сына Божьего (10:29), неизбежно ожидает духовная атрофия. Да и как они могут прийти к покаянию, если вне Христа нет спасения (Ин. 14:6)? Они отвергли единственный путь, предназначенный Богом. Они противятся истине, открытой Богом; они презрели жизнь, предложенную Богом. Так может ли спастись человек, отвергающий Спасителя?

3. Иисус — законный наследник Бога

Христос назначен

наследником всего.

Видимо, идея наследия Христа заимствована из Пс. 2:8 и вылилась впоследствии в великое пророчество о том, что Христу будут даны в наследство все народы. Но, называя Христа «наследником всего», автор подразумевает, что Господь Иисус наследует не только землю, но и всю вселенную. Сын входит в богатейшее наследство. Более того, в других местах Нового Завета сказано, что верующие являются участниками этого наследства (Рим. 8:17). Богослов XVII в. Джон Трапп сказал: «Войди в супружеский союз с наследником и унаследуешь все».

4. Иисус — исполнитель Божьего замысла

Послание переносит читателей от описания будущей славы Христа непосредственно к теме начала творения. Автор страстно убеждает нас в том, что Господь, Которому мы доверяем, не был обычным галилейским проповедником, но активно участвовал в творческой деятельности Всемогущего Бога. Это напрямую связано с идеей наследования, то есть «Сыну дано в наследование то, в сотворении чего Он Сам непосредственно участвовал» (Моффатт). Значит, именно Христос, руки Которого сотворили вселенную и раскинули над ней звездную галактику, мог поддерживать этих иудейских христиан в дни первых испытаний и направлять их путь среди вражды и ненависти. Если Он смог усмирить хаос, царивший прежде сотворения мира (Быт. 1:2), то нет сомнений в том, что Он мог управлять их судьбами и обеспечивать их всем необходимым.

1:4–14

2. Превыше ангелов

Прежде чем обратиться к следующему разделу, необходимо остановиться на одной чрезвычайно важной теме, свидетельствующей об очень внимательном отношении автора к Ветхому Завету. Он обращается к Ветхому Завету и приводит многочисленные примеры из его истории; мы встречаем множество имен, цитат, персонажей и ветхозаветных концепций. В этой связи, во избежание непонимания, важно понять отношение автора к Ветхому Завету. Возьмем, к примеру, два момента в анализируемом нами отрывке. Здесь автор приводит несколько цитат, подтверждающих превосходство Христа над ангелами. Чтобы четко обозначить Божественность Христа, в 1:8 цитируется Пс. 44:7, первоначально адресованный ветхозаветному царю; в другом стихе (1:10) цитируется Пс. 101:26, где говорится о созидательном творчестве Бога и об участии Христа в акте творения, о чем шла речь в первых стихах рассматриваемой главы. Можно усомниться в правомерности приложения этих древних стихов —первого, поскольку он посвящен земному царю, и второго, поскольку он посвящен всемогуществу Бога, — к концепции Божественного происхождения Иисуса. В связи с этими обстоятельствами уместно рассмотреть несколько моментов.

Во–первых, автор глубоко убежден в христоцентричности содержания книг Ветхого Завета, потому что их авторы часто обращали свой взор за пределы описываемых ими событий, вглядываясь в тот день, когда должны были исполниться их пророчества, а за непосредственными обстоятельствами вставали великие реалии будущего, о чем говорится великолепным по своей выразительности языком. Такой подход характерен не только для автора Послания к Евреям. Когда пророк Исайя описывает страдания раба Господня в своей знаменитой песне о Рабе Израиля, на память приходят некоторые персонажи ветхозаветного времени как возможные кандидаты на исполнение этой весьма трудной и даже непосильной миссии. Может быть, это сам пророк, или его верный соратник, или какой–то новый народный герой, или сам израильский народ, или его остаток? Но когда эфиопский евнух спросил, кто же

Глубокое проникновение в смысл ветхозаветного Писания позволяет автору утверждать, что Ветхий Завет приписывает Христу превосходство над ангелами (гл. 1), утверждает Его единство со Своим народом (гл. 2), дарованное Ему Богом призвание к первосвященнической миссии (гл. 5), говорит о несокрушимости этого призвания (гл. 7) и Его безусловном послушании Отцу (гл. 10). Используя выразительные языковые средства и образы Ветхого Завета, автор рассматривает великое дело Христа по спасению людей в контексте священнического и жертвенного служения, а Его нынешнее благословение — в контексте заключенного завета и обетовании. Важно понять, что мы имеем дело не только с личным отношением автора послания к Ветхому Завету, но и с отношением к нему Самого Христа. Заговорив с двумя путниками, уныло бредущими по дороге в Эммаус, Иисус заметил, что они очень плохо знают то, что Ветхий Завет говорил им о грядущем Мессии: «И начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании» (Лк. 24:27).

Кроме того, что автор глубоко убежден в христоцентричности ветхозаветного Писания, он также уверен, что оно будет важным во все времена. Истина Писания не останется откровением только для далекой древности, не станет исторической летописью дел, совершенных Богом в Израиле. Учение об обрядовых церемониях и жертвоприношениях во всей полноте исполнилось во Христе. Ветхозаветное послание, которое впервые прозвучало тогда для народа, состоявшего в завете с Богом, и говорило о Божьей верности, надежности и любви, было не менее актуальным для первых христиан, чем для древних иудеев.

Послание начинается с напоминания о многообразии и силе древних откровений, теперь же автор подкрепляет свою убежденность в превосходстве Христа цитатами из некоторых ветхозаветных текстов. Осознавая, что между человеком и Богом лежит глубокая пропасть, иудеи возложили все свои надежды на посредников. В особенно критические моменты их истории Бог посылал ангелов, чтобы открыть им Свою волю (Быт. 18:1–8; 19:1–23; Деян.7:53; Гал. 3:19). Те первые читатели послания прекраснознали, что Иисус был не просто хороший человек, однако их современники–иудеи не признавали Его Божественности. Испытывая на себе религиозное давление и подвергаясь общественному остракизму, некоторые иудейские христиане не выдерживали и были готовы отступить от веры. Возможно, они оправдывались, говоря: «Конечно, Он был не такой, как все, но Он не был Богом». А может быть, так: «Он был самым великим из ангелов и сотворен Богом как совершеннейший ангел, предназначенный для выполнения особого задания среди людей». Автор приводит ряд стихов из Септуагинты, греческого перевода Ветхого Завета, с целью показать несостоятельность такой точки зрения. Христос — Сын Бога и, следовательно, Он бесконечно выше самого выдающегося ангела из всего небесного воинства.

1. Величие Его имени (1:4,5)

Христа нельзя поставить на один уровень с ангелами, потому что Его имя «столько превосходнее Ангелов». Имя ангелов означает «посланники», и известно, что они нередко выполняли роль глашатаев Божьей воли. Ангелы постоянно фигурируют не только в ветхозаветном Писании, будучи активными участниками происходивших тогда событий, но нередко появляются и в Новом Завете. Так, ангелы укрепляли Иисуса в пустыне в начале Его земного служения и в Гефсиманском саду в конце (Лк. 1:19,26–37; 2:13,14; Мф. 4:11; Лк. 22:43). Они приходили на помощь не только Господу Иисусу в самые тяжелые моменты как посланники Божьей любви и силы, но они помогали также и христианскому народу в моменты гонений и опасностей. По воле Бога они появлялись в тюрьме, чтобы освободить узников, они являлись учителям, чтобы наставить и укрепить их, верующим, чтобы ободрить их, богохульникам, чтобы наказать их, и путникам, чтобы помочь им (Деян. 5:19; 8:26; 10:3; 12:23; 27:23–25). Но какими бы значительными ни были все эти события, ангелы были всего лишь посланниками, ибо таково их имя и такова их миссия. Имя Христа выше и превосходнее лучшего из ангелов. Он намного больше, чем посланник, — Он Сын Бога (Евр. 1:5, цит.: Пс. 2:7; 2 Цар. 7:14).

2. Высота Его достоинства (1:6)

Ангелы были посланниками, а Он Сын; ангелы поклонялись Ему, а Он — единственный объект их поклонения. При совершившемся боговоплощении они соединили свои голоса в хвале, потому что это было угодно Богу.

Пусть все Божьи ангелы славят Его

(рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. —

Примеч. пер.) —

это парафраз Втор. 32:43 в тексте Септуагинты: «Пусть сыны Божьи славят Его… и пусть все ангелы Божьи воспевают силу Его». Или вот цитата из Пс. 96:7 (Септуагинта): «Поклонитесь Ему все ангелы Его». Следовательно, автор разъясняет, что поклонение Сыну — обязанность ангелов. Очевидно, что Он неизмеримо превосходнее тех, которые, подчиняясь Богу, непрестанно воздают Ему честь и возносят хвалу.

3. Превосходство Его природы (1:7)

Ангелы поклоняются Христу, потому что признают совершенное превосходство Его природы над своей: они — слуги, дуновение и огонь, порождаемые Божьей волей (Пс. 103:4), к Христу же применяется другая терминология, свидетельствующая о Его несравнимой с ангелами, высшей Божественной природе:

«Об Ангелах сказано… А о Сыне: «престол Твой, Боже, ввек века»

(\:1,%). Также отмечается вечный и непреходящий характер Божественного происхождения Христа. Звание «Сын» дано Ему не только за дела, совершенные на земле, в нем звучит истина о родстве, заложенном в вечности. И это

на века

(в русском переводе Библии _ «в век века». —

Примеч. пер.

). Автор воссоздает колоритный человеческий облик Христа, однако никогда не делает этого в ущерб Божественной сущности Его природы. Поэтому первым христианам было ясно показано, что пренебрежение к Христу равнозначно пренебрежению к Богу.

4. Важность Его роли (1:8а)

А о Сыне: «престол Твой, Боже, в век века».

В первых строках послания сказано, что Бог говорил через Христа (1:2), что Христос воссел по правую руку Отца (1:3), так как Его искупительная миссия завершена. Далее мы убедились в суверенности Христа. Он не только пророк, который говорит, и священник, который несет служение, — Он Царь, который правит. Дон Капитт, богослов радикального направления из Кембриджа, уже упоминавшийся выше, анализирует этот стих в рамках новозаветных утверждений о Божественной природе Христа, которую он, тем не менее, отрицает. Он замечает, что в цитируемом здесь псалме речь идет о царе Израиля, и предлагает следующий перевод: «Бог есть твой престол…» или «Этот престол, подобно Богу…», подразумевающий, что «царь правит согласно божественному праву и имеет всю полноту полномочий от Бога»

[12]

.

Подобные писатели не могут понять, что автор Послания к Евреям пользуется ветхозаветными цитатами по вдохновению от Святого Духа, и делается это для того, чтобы открыть жизнеутверждающие истины Нового Завета. Нисколько не умаляя значения ветхозаветных высказываний (о земном или мессианском царе), автор выходит за пределы их первоначального смысла и пользуется ими как удобным средством передачи уникальной вести о Божественном происхождении Христа. Далее автор скажет, что предавать Христа и оставлять Евангелие — значит «снова распинать в себе Сына Божия и ругаться Ему» (6:6), презирать Сына Божьего и кровь завета (10:29). Но прежде чем отрезвить колеблющихся и маловерных христиан этим резким предупреждением, он рисует словесный портрет Христа как истинного, вечного и единственного Царя человечества и использует весь имеющийся арсенал царственной символики, чтобы помочь человеку во всей полноте увидеть величие Его личности. Ему принадлежат вечный престол, скипетр праведности и вселенская власть. Царственное помазание елеем — это знак высшей радости Бога при виде красоты и совершенства Своего Сына, это знак высшего удовлетворения и одобрения Богом величественного деяния, совершенного Сыном. И во всем Христос превзошел своих

2:1–4

3. Опасность отпадения

Сейчас мы подошли к очень важному аспекту учения, изложенного в Послании к Евреям. Слово «посему», так часто используемое здесь, вводит нас в новую тему, тесно связанную с предшествующим повествованием. Это вводное слово, как правило, употребляется в контексте рассуждения о Благой вести от Бога. В нем сконцентрирован логический итог всей предшествующей аргументации, относящейся к истине о превосходстве Христа. Если Христос действительно является таким, каким Его так ясно и четко рисует послание, то нам следовало бы крепко ухватиться за это учение. В данном отрывке автор утверждает, что Благая весть пришла от Бога, и это чудесное откровение должно совершать реальные перемены в нашей обыденной жизни. Христос — пророк, но Его Благая весть и принесенная Им жертва должны быть приняты со смирением, а Его высший статус Божьего Сына должен быть признан безусловно. Этим словом автор напоминает нам о Христовом откровении в Евангелии и закрепляет его важность, авторитет и действенность.

1. Значение Благой вести (2:1)

Несмотря на поразительную универсальность, вселенский характер и чрезвычайную выразительность, это вечно живое и действенное свидетельство, полученное от Бога и запечатленное на страницах Писания (1:1), не застраховано от искажения и забвения. Автор призывает нас «быть особенно внимательными» к евангельскому учению и для большего эффекта использует одно греческое слово, живо передающее сущность отступления от евангельской истины:

рагагидтеп.

В других контекстах оно ассоциируется с лодкой,

дрейфующей

без определенного курса и не имеющей пункта назначения, или с кольцом, соскользнувшим с пальца, или с водой, вытекающей из прохудившегося сосуда. Точно так же, говорит автор, мы можем лишиться этих великих истин, если не услышим величественный Голос, говорящий нам о них со страниц Священного Писания, и проигнорируем откровение, явленное нам в Христе. Пока мы не обратимся к этому великому откровению всем своим сердцем и душой, мы подвергаемся опасности отойти от истины, отдрейфовать в чужие воды или потерять что–то бесконечно драгоценное. Сохраняя верность Божьему слову ветхозаветного Писания, некоторые иудейские христиане первого века все же находились на опасной грани, перешагнув которую, они могли лишиться замечательнейшего слова изо всех, сказанных Богом людям, — Благой вести о Христе. Надо помнить, что дьявол всегда стремится украсть у нас Божью весть о Христе, а Святой Дух всегда ведет нас к ней и постоянно напоминает об этой спасительной истине (Ин. 14:26).

2. Авторитет Благой вести (2:2,3а)

В ветхозаветные времена все важнейшие откровения от Бога были словом,

чрез Ангелов возвещенным.

Это замечание следует в естественной очередности за целой серией ветхозаветных цитат, свидетельствующих о превосходстве Христа над всей армией ангелов. Роль ангелов в доведении закона до сведения народа нередко была темой дискуссий в среде иудейских учителей в дохристианский период. Это хорошо видно в греческой версии ветхозаветного Писания (Септуагинте), в Книге Второзаконие 33:2, где говорится, что, когда Господь шел от Синая, «ангелы были по правую руку Его», причем об этом же говорят и два различных новозаветных текста. Так, когда Павел писал Послание к Галатам, он пояснял, что закон был «преподан чрез Ангелов» (Гал. 3:19), а Стефан в своем последнем обращении к враждебному собранию, сказал, что они «приняли закон при служении Ангелов и не сохранили» (Деян. 7:53). Если подчинение закону, принесенному ангелами, было обязательным, то каким должно быть отношение к слову Сына Божьего, возвестившего

такое великое спасение?

(Рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. —

Примеч. пер.

) Хьюгз комментирует это библейское предостережение следующим образом: «Если нарушители закона не оставались безнаказанными, то что можно сказать о тех, кто презирает Благую весть о спасении!»

3. Представление Благой вести (2:36)

Вечная истина о спасении

была сначала проповедана Господом.

Здесь автор касается вопроса об учительском служении Иисуса. О земном служении Иисуса в послании сказано больше, чем во всех других новозаветных книгах помимо евангельских. Будучи всецело захваченным созерцанием нынешней небесной славы Христа, автор, тем не менее, с не меньшим упоением говорит о Его прежней земной жизни. Христос наставлял Своих учеников и говорил к сотням людей, страстно желавшим услышать обращенное к ним слово. Иисус адресовал Свое слово тем, кто не мог удержать принятую Благую весть, легко отвлекался заботами, обольщался мирской суетой (Мк. 4:15–19). Он также обращался к тем, кто с радостью принимал Его слово, подчинялся Ему в смиренном послушании и с твердой верой (Мк. 4:20; Лк. 6:46–48; Ин. 4:50–53). Нам необходимо быть не менее ревностными, если мы не хотим отклониться от правильного курса и потерять цель и смысл жизни.

4. Принятие Благой вести (2:36)

Как и все мы, автор послания не мог слышать в реальности благовестие Христа, но он признает, что оно «в нас утвердилось слышавшими от Него». Его радует свидетельство очевидцев, слышавших и запомнивших слова Христа в период Его земного служения. Похоже, что автор намекает на легкомысленное отношение некоторых своих читателей к истине Евангелия. Предпочтут ли они ошибочные теории Благой вести, настолько ярко и сильно выразившейся в облике Иисуса и с радостью принятой их уверовавшими современниками? Равнодушно проигнорируют или сознательно отвергнут Евангелие в противоположность своим искренним и активным братьям, христианам первой церкви? Неужели те святые и героические люди, первые христиане, ошибались в своей полной посвященности и безусловной преданности верному и неизменному Божьему слову, явленному в вечном Сыне Иисусе Христе?

2:5–13

4. Христос — наш Вождь

Мы уже отмечали, что фрагмент 2:1–4 представляет собой вступление к главной теме. Чтобы проследить весь ход мысли автора, необходимо прочесть целиком текст 1:14 — 2:5,за исключением вводного фрагмента. Этому краткому вступлению, свидетельствующему о величии евангельской вести, предшествует рассуждение об ангелах, которые «суть служебные духи», посылаемые Богом на помощь христианам. Но автор вводит тему ангелов лишь с одной целью — акцентировать превосходство Божьего Сына, Его совершенную и уникальную роль «единого посредника между Богом и человеками, человека Иисуса Христа» (1 Тим. 2:5). Он совершеннее самых лучших ангелов и как личность, и с точки зрения достоинства Своего статуса, и с точки зрения Своей практической миссии. После краткого вступления автор рисует словесный портрет Христа. Он не только их пророк, священник, царь и Божий Сын, Он также их вождь, освободитель и апостол.

Очевидно, что тема ангелов представляет для автора большую важность. Иудеи верили, что ангелы были проводниками Божьего слова в прошлом (2:2) и остаются сотрудниками Бога в Его управленческой деятельности. Уже говорилось о том, что, по мнению некоторых богословов, первые читатели Послания к Евреям могли быть либо членами Кумранской общины (которой принадлежали бесценные свитки Мертвого моря), либо просто принимать ее учение. Свитки довольно много говорят об ангелах. Члены этой секты ожидали пришествия двух Мессий: одного — царя, а другого — священника, причем второй был важнее, и оба они, как считалось, должны подчиниться архангелу Михаилу. В их понимании

будущая вселенная

будет находиться под покровительством ангелов. Но автор настаивает на том, что будущий мир предназначен совсем не для господства ангелов. В новом мировом порядке «почетное место и вся власть принадлежат славному Сыну, а не ангелам или архангелам, как полагали в Кумранской общине» (Хьюгз).

Но какой смысл вкладывает автор в слова о грядущем мире? Несомненно, речь здесь идет о тех же «последних днях», что и в 1:2. Эта же фраза («будущий век») используется далее в 6:5. Автор утверждает, что именно этот новый мир он и имеет в виду, и здесь подразумевается не что иное, как Благая весть о спасении (2:3). Он говорит о том новом мировом порядке, который уже начался во Христе. Иначе говоря, это новая эра, эра спасения. Но, несмотря на то что все богатство и великолепие Божьего обетования полностью откроется только в будущем, нельзя сказать, что это очень далеко от нас. Во Христе мы уже вошли в этот изумительный мир Бога.

Идея инаугурации Сына как Царя этого нового мира ярко выражена в новом титуле Христа, который впервые появляется в рассматриваемом отрывке. Иисус предстает перед нами как «Вождь» нашего спасения (2:10). Он проложил путь и открыл дверь тем, кто идет за Ним. В греческом переводе Ветхого Завета здесь используется довольно распространенное слово (

1. Человечность Его личности (2:6—9)

Он открыл этот уникальный и единственный путь славы, потому что на Себе испытал все тяжести и превратности этого пути. Невероятно, чтобы такой громадный труд — спасение человечества — был изначально доверен ангелам. Только Христу под силу совершить подобное, и для этого Он стал человеком. Он не принял природу ангелов, но «во всем уподобился братиям» (2:16,17). Здесь автор использует удивительные строки из Псалма 8. В гл. 1 он уже цитировал ветхозаветное Писание для доказательства превосходства Божьего Сына над ангелами. В данном отрывке автор говорит о том, что Христос, ставший Сыном Человеческим, был временно унижен перед ангелами. Уподобившись нам, Иисус добровольно принял на Себя нашу слабую, страдающую и хрупкую человечность.

1) Несовершенство нашей человеческой природы

Христос знал о несовершенстве человеческой природы, ибо человек очень далеко ушел от своего первоначально идеального состояния. В Псалме 8 говорится о достоинстве человека и его судьбе с точки зрения замысла Бога как его Творца. Во–первых, человек был создан для

высшей чести.

Бог «помнит его» и заботится о нем (2:6). Во–вторых, человеку были даны

особые привилегии,

ибо он был «не много унижен пред Ангелами» (2:7). Кроме того, человек, как самое драгоценное из всех творений Бога, был

наделен уникальным рангом достоинства и увенчан

«славою и честию» (2:7) как объект особой благосклонности Творца. С самого начала Бог даровал человеку

безграничную власть

над всем сотворенным миром, «все покорил под ноги его» (2:8). Здесь четко слышен отголосок Книги Бытие 1:26. Но сегодня мы видим совсем другого человека — человека, презревшего Божье благоволение, оскорбляющего Его дары, унижающего свое достоинство и, вследствие греха, ограниченного в своей власти. Человек совсем не тот, каким он должен быть. Однако, несмотря на все это, говорит автор, в личности Христа мы можем увидеть другого человека, такого, каким он может и должен быть.

Мы видим Иисуса

и снова называем Его своим Вождем. Он должен был стать таким, как мы, но без греха и непослушания, так сильно оскверняющего нашу человечность.

2) Наша страдающая человеческая природа

Из данного отрывка следует, что Христос воспринял нашу «человечность» со всеми сопутствующими ей страданиями и вошел непосредственно в сферу наших скорбей. Тема страдания занимает большое место в послании, потому что помогает читателям понять связь между их прежними и нынешними страданиями и грядущей перспективой. Слово «страдание» впервые появляется в тексте послания во 2:10, а затем постоянно встречается в последующем повествовании о жизни и смерти Христа и испытаниях Божьего народа (2:18; 5:8; 10:32; 11:26,36; 13:12). Воплотившись на земле, Христос стал таким же беззащитным перед лицом опасности и смерти, вражды и ненависти, как и все мы. Когда мы страдаем от жестокой реальности нашего человеческого бытия, Он очень хорошо знает и понимает наше состояние.

3) Наша смертная природа

Став человеком, Христос, как и все мы, стал беззащитным перед лицом смерти. От начала человек живет под страхом смерти. Иисус узнал вкус смерти и ее физическое прикосновение в невообразимо жестоких обстоятельствах, умерев

за всех

(2:9). Смерть была страшной перспективой для древнего мира, и если Иисусу действительно предназначено «уподобиться братиям» (2:17), то Он должен пройти через ее ужасающие лабиринты. Ангелы не смогли бы почувствовать всю глубину человеческой отверженности, и смерть была им незнакома. Христос не только испытал смерть лично Сам, но и победил ее (2:14,15). Как подобает вождю, Он шел впереди нас и принял все испытания прежде нас. Его ноги прошли по исполненному одиночества смертному пути, и Он восторжествовал над смертью и подарил Свою победу нам. Первопроходец Иисус (в русском переводе Библии — «предтеча». —

Примеч. пер.)

прошел путь смерти прежде нас, и знающие Его не имеют страха перед будущим.

В Псалме 8 автор напоминает нам о том, что Иисус не только воспринял человеческую природу в полной мере, но и стал тем идеальным человеком, каким его хотел видеть Бог. Но мы «видим, что… Иисус» (2:9) довел идею псалма до драматического разрешения. Человек — это не просто подобие идеала, изображенного псалмопевцем. Иисус пришел в мир, чтобы продемонстрировать нам, каков человек, сотворенный по замыслу Бога, и показать, как можно стать таким человеком, приняв искупительную жертву Христа.

Прежде чем расстаться с этими стихами, нам следует обратиться еще к одному важному моменту. Автор повторяет слова псалма о том, что, сотворив человека, Бог

не оставил ничего непокоренным ему

. Хотя грех очень ограничил власть человека над сотворенным Богом миром, он не уничтожил ее окончательно. Разумное и хозяйственное отношение человека к творению Бога свидетельствует о Божьем изначальном замысле вручить человеку всю ответственность за него. Многие наши современники небезосновательно обеспокоены тем фактом, что, вместо ответственного подхода к этому Божественному дару, человек бездумно разрушает и губит ограниченные ресурсы прекрасного земного мира. Хотя исследователи проблемы загрязнения окружающей среды нечасто выражают по этому поводу тревогу, большинство осведомленных людей признают, что эта проблема обостряется катастрофическими темпами. Грешный человек отрицает тот факт, что «земля принадлежит Господу» (Пс. 23:1; в русском переводе Библии — «Господня — земля и что наполняет ее». —

Что могут сделать христиане, чтобы ответственное отношение ко всем богатствам, дарованным Богом человеку, стало реальностью? Подобно псалмопевцу, мы должны прежде всего научиться восхищаться творением, окружающим нас. Некоторые слишком заняты и слишком суетятся, чтобы остановиться и посмотреть вокруг себя и увидеть красоту, сотворенную Богом для нашей радости (Пс. 8; 1 Тим. 6:17). Далее, мы должны знать, что творение является инструментом Божьего откровения для нас (Пс. 18:1–6; Рим. 1:20), ярким и красочным выражением Его силы, величия, красоты, провидения, безграничной любви и заботы, а также Его суверенности, чтобы присоединиться к тем, кто выступает за разумное и ответственное отношение к окружающей среде. На самом деле, разве не грешно и не отвратительно бездумное расточение богатства, радоваться которому наши дети и внуки тоже имеют право?

2. Миссия Вождя (2:10)

Христос пришел, чтобы не только стать человеком, но и чтобы изменить человека. В состоянии греха человек не вознесен, а напротив, унижен; не сотворенный мир подчинен человеку, а, наоборот, человек находится под его властью и контролем. Но у Бога для Своего народа есть более замечательные перспективы. Все может измениться. В контексте этого небольшого стиха на первый план выступают три важнейшие библейские темы — Божьей мудрости, человеческой судьбы и совершенства Христа.

1) Мудрость Бога

Спасение человека начинается в сердце и разуме Бога. Если падшему человеку открывается возможность войти в Божье присутствие как искупленной и полностью измененной личности, то только потому, что Сам Бог пожелал совершить это чудо посредством Своего спасительного вторжения в человеческую историю. Важно понимать, что инициатива идет исключительно от Него, и исполнение Своего плана Он тоже полностью взял на Себя. «По благодати Божией» (2:9) Христос принял смерть вместо нас, и, благодаря мудрости Бога, эта смерть стала спасительной для человечества. Бог сделал это, потому что Он считал это правильным. Эта жертва была

кстати

(«чрезвычайно кстати», NEB) как часть Божьего плана искупления человечества. Творец,

для Которого все и от Которого все,

управляет вселенной и только Он назначает путь спасения, вступив на который Сын совершил очищение человека от греха.

Здесь нужно сделать небольшую паузу. Некоторые современные толкователи учения о спасении говорят не о том, что угодно Богу, потом, что отвечает желаниям человека. Многие люди ищут спасения от политических преследований, и мы сочувствуем им, признавая их право на эту свободу. Но некоторые современные богословы смешивают человеческие усилия, направленные на освобождение личности или общества, с Божественными целями человеческого спасения. Мы ни в коем случае не оправдываем угнетения человека, когда, опираясь на учение нашего послания, настаиваем на приоритете Божественного спасения. По словам П. Е. Хьюгза, «этот и другие стихи показывают, насколько совершенен Божий путь спасения и насколько неполноценными, по сравнению с ним, являются все прочие теории».

Этот стих актуален не только для борца за политическую свободу, но и для религиозного плюралиста. В стране, где есть представители (если не активные пропагандисты) почти всех мировых религий, христиане должны помнить о том, что не все пути ведут к Богу. Джон Хик по этому вопросу имеет свое мнение, в корне отличающееся от апостольского (что «нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись»; Деян. 4:12) и от слов Христа о том, что лишь Он есть путь к спасению:

«Нам нужно увидеть присутствие Бога во всем многообразии религиозной жизни человечества, в состоянии „естественной религии" со всеми его сложностями и шероховатостями; увидеть великие моменты откровений, заключенные в основании великих мировых религий… Всеобщее спасение как превращение всех человеческих существ в Божьих детей, — это дело Бога… Но невозможно согласиться с тем, что все спасенные спасены Иисусом из Назарета… Куда ближе нам идея о том, что Высшая Реальность, разнообразными средствами воздействующая на человеческое сознание, подвигает его к поискам освобождения или „спасения" в пределах и индийского, и семитского, и китайского, и африканского типов жизненного устройства»

Подобные теории едва ли найдут поддержку в Послании к Евреям с его неколебимым постулатом о жертве Христа как единственном

2) Человеческая судьба

Цель Бога — привести

многих сынов в славу.

Вождь нашего спасения претерпел страшную смерть ради нас, чтобы привести нас к Божьему престолу. Он проложил этот путь для нас. В настоящем контексте спасение рассматривается как перспектива, хотя во всех других контекстах послания оно представляется делом, совершающимся в настоящее время. Послание анализирует оба аспекта истины, в которых верующий черпает ободрение и силу и будет введен в славу Христом, Который пострадал за него. Читая текст послания дальше, мы все более укрепляемся в нашей будущей надежде. Верующие идут к «городу, имеющему основание», к своему «отечеству», в «небесный Иерусалим». Они принадлежат «царству непоколебимому», «будущему граду» (11:10,14,16; 12:22,28; 13:14). Мы странники и стремимся к обещанной нам обители. На земле мы имеем далеко не все, очень многое еще ждет нас. Чтобы получить награду в конце нашей дистанции, нам предстоит пробежать ее до самого конца (3:14; 4:1,9,11; 12:1).

Но это лишь часть существа дела. Спасение — это сегодняшнее благословение. Христос уже «искупил человеческие грехи» (рассуждение автора основано на английском переводе. —

Примеч. пер.).

Он может «всегда спасать приходящих чрез Него к Богу»; Он «приобрел вечное искупление» для нас и пришел «для уничтожения греха» (2:17; 7:25; 9:12,26). Нам не нужно ждать, пребывая в неуверенности и слабой надежде на спасение. В этом послании явственнее, чем где–либо еще в Новом Завете, звучит тема полной завершенности дела Христа, и мы можем пользоваться этим великим достижением и радоваться его чудесным благословениям.

Согласно этому стиху, христиане имеют уверенность в своем будущем (так как они названы

сынами)

и своей судьбе (они будут приведены в

славу).

В нем также звучит необходимое опровержение некоторых учений современного богословия, которые утверждают, что в наше время спасение следует рассматривать как идеальную цель «этого мира», к достижению которой человек должен стремиться всю свою жизнь. Человек грешен, и, даже если он старается изменить общество к лучшему, его мотивы не всегда чисты, а его методы могут приносить другим несчастья вместо мира и благословения. Судьба человека зависит не от зыбкого жизненного успеха, а от вечного Божьего вмешательства.

3) Совершенство Христа

Третья важнейшая тема, рассматриваемая в этом знаменитом стихе, касается личности и дела Христа. На первый взгляд, странно звучит утверждение, что Иисус

стал совершенным благодаря страданиям

(рассуждения автора основаны на английском переводе Библии. —

Примеч. пер.).

В 7:26 этого послания, как и в других местах Нового Завета (2 Кор. 5:22; 1 Пет. 2:22; 1 Ин. 3:5), Христос предстает образцом нравственного совершенства, ибо Он

действительно безгрешен.

Слово, переведенное как

совершенный,

очень часто встречается в текстах послания и подразумевает факт завершенности процесса. Нарборо говорит, что «здесь смысл этого слова заключается в том, что Иисус достиг

полного соответствия

роли Вождя спасения тем, что познал человеческие страдания, поскольку путь к спасению всегда проходит через страдания». Хотя Христос был нравственно совершенным и безгрешным человеком, Его жизнь и Его труд, исполненные страдания, еще более приближали Его к совершенству, которое было бы невозможно без них. Во–первых, Он был совершенен в Своих делах и был готов исполнять волю Божью в любой момент Своей жизни (10:7,9). Во–вторых, Он достиг совершенства послушанием. Он был неразлучен с Отцом в вечности, но, воплотившись, Он исполнил волю Бога и через послушание достиг совершенства. В–третьих, Он стал совершенным через полнейшее уподобление человеку. Хотя Христос любил нас и до Своего воплощения, из этого стиха следует, что для совершения нашего вечного искупления Ему пришлось абсолютно и полностью идентифицировать Себя с нами. В итоге Он приобрел полное право называться вечным Спасителем человечества.

Леон Моррис дает замечательное толкование этого стиха. По его мнению, здесь говорится о том, что «страдания прокладывают путь к новому типу совершенства, достигаемому испытаниями. Есть совершенство бутона, и есть совершенство цветка… Точно так же есть совершенство, выковывающееся в горниле страданий, и есть другое, не познавшее их. Все это ничуть не умаляет достоинств второго, однако добавляет к нему что–то очень важное». Далее Моррис говорит, что «христиане, как и их Господь, видят в страданиях очищение и путь к совершенству. Как бы мы к ним ни относились, именно в огне страданий формируются качества характера. Никто не хочет страдать и не ищет страданий, но христианин не должен видеть в страданиях неизменное зло, хотя зло есть в них, но, освященное духом совершенства, оно становится средством совершенствования через уподобление Христу»

3. Достижение Вождя (2:11–13)

Хотя мы, как дети Божьи, непрестанно приближаемся к своей будущей славной судьбе, мы не остаемся неизменными в нашей нынешней жизни. Мы меняемся здесь и сейчас. Во Христе мы освяшены, отделены для Бога и названы «святыми». Освящение — это еще одна важная тема послания (10:14,29; 13:12). Это прообраз храма. В ветхозаветные времена существовали избранные люди, избранные сосуды и избранные дни, «отделенные» для Бога. Своей смертью наш Вождь не только проложил нам путь к славе, но и сделал нас достойными идти этим святым путем. Он освятил нас, став одним из нас, приняв нашу человечность и назвав нас братьями (2:11). Освящающий и освящаемые — «от одного корня» (NEB), «из одной семьи» (NIV). В первых стихах послания сказано, что Христос пришел, чтобы очистить нас от грехов (1:3), однако в некотором смысле простого «очищения» недостаточно. На самом деле, актом очищения мы становимся «отделенными» для Бога, а именно «для служения Богу живому и истинному» (9:14). Очищенные от греха и служащие Богу, мы соединяемся с Христом, Который с радостью называет нас «братьями».

Чтобы лучше донести до нас идею единства с Христом, автор цитирует псалмопевца и пророка. В гл. 8 Книги Пророка Исайи изложены размышления пророка и его поиски надежды в период отчаяния. Господь прячет Свое лицо от Иакова, но Божий раб говорит: «Я надеюсь на Господа». Так и Иисус полностью положился на Отца в самые страшные минуты Своей жизни и в самый тяжелый момент мировой истории, когда вознес наши грехи Своим телом на крест. Его страданиями, Его смертью мы сделались Его сынами (2:10), братьями (2:11,12; 11:16) и детьми (2:13). Христос находит огромную радость в общении с Божьей семьей (3:6; Еф. 2:19), так как это дети, которых Бог подарил Ему (Ин. 17:6,9) и которые будут с Ним вечно.

Если мы освящены, мы должны оставаться такими, и это возможно, но только Его благодатью и Его силой (2 Кор. 12:9,10; Еф. 3:16; Флп. 4:19). Мы часто согрешаем; наше невежество и равнодушие не позволяют нам быть такими, какими мы должны и можем стать с Его помощью. Нам удобно жить ниже нашего духовного потенциала. Но если уж мы освящены Его святостью, то давайте стараться жить так, чтобы наша «отделенность» стала нашим практическим опытом, а не оставалась только богословской формулировкой.

Какое значение имеет все это в практическом контексте? Это значит, что «отделенные» для Него принимают Его приоритетное право на их жизнь, признают, что полученные ими дары предназначены для служения Богу в этом мире и что все, чем они обладают, тоже принадлежит Ему. Освященный человек не может тратить Божьи деньги на удовлетворение своих материальных потребностей, отдавая при этом надело Христа скудные остатки. Более того, служение Христу требует выделения для этого особого времени. Христианин, проводящий в праздности целые часы и не находящий времени для практического дела ради Христа в церкви, в колледже, в общине, едва ли может считать себя освященным фактически, потому что потенциал должен быть реализован.

2:14–18

5. Христос — наш освободитель

В этом отрывке автор развивает тему принадлежности Христа всему человечеству как выполнившего освободительную миссию, которая касается всех. За последние десять лет освобождение стало очень модной богословской темой. В данном отрывке истолковывается тема величайшего из всех видов освобождения, не входящая, однако, в область интересов так называемого «богословия освобождения». Важно понять, что, по мнению автора, является самой страшной несвободой для человека и как Христос освободил его от этих цепей. Мы признаем свою острую потребность в освободительной миссии Христа и убеждаемся в том, что она является свершившимся фактом и одновременно с этим — продолжающимся в настоящее время процессом.

1. Освобождение как острая необходимость

Южноамериканские и прочие представители богословия «освобождения» концентрируются на потребности человека в политическом и социальном освобождении. Истинные христиане изображаются ими как борцы за права обездоленных народных масс. Свобода рассматривается ими в контексте избавления людей от бесчеловечных режимов и эксплуататорских систем. Следует еще раз заметить, что христиане глубоко озабочены любой формой человеческого угнетения и христианскому Евангелию чуждо всякое равнодушие к отчаянию угнетенных. Иисус очень заботился о людях, кормил голодных и помогал отверженным членам современного Ему общества. Но послание четко и ясно говорит о том, что, если даже человек будет освобожден от всех форм эксплуатации, он все равно останется под гнетом силы, многократно превосходящей власть жестоких гордецов, алчных работодателей или равнодушных политиков. Иначе говоря, злейший враг человека находится внутри него. В данном отрывке ярко изображен беззащитный человек как затравленная жертва трехглавого врага, имя которому «грех — смерть — дьявол». Автор говорит о том, что Христу, как нашему совершенному Вождю, пришлось вступить в схватку с этими злобными силами и враждебными влияниями. Он должен был

воспринять нашу плоть и кровь

для того, чтобы исполнить предназначенное для Него дело.

Первый враг —

грех.

В первых стихах послания, как мы уже видели, грех изображен резко отрицательно, как грязное пятно, которое должно быть удалено при очищении (1:3). Эта злая деструктивная внутренняя сила всегда будет препятствовать нам стать такими, какими мы изначально должны были быть. Чтобы удовлетворить нашу потребность в очищении от грязи греха, Христос пришел как священник, который должен был принести за нас жертву, а жертвой был Он Сам. Он должен был совершить «умилостивление за грехи народа» (2:17).

Второй враг —

смерть.

Смерть является прямым следствием и неизбежным результатом греха (Быт. 2:17; 3:3,4; Рим. 5:12; 6:23; 1 Кор. 15:21,56). На протяжении всей жизни мы

от страха смерти… подвержены рабству

Возможно, первые христиане, читавшие это послание, знали страх смерти. Преследования и гонения рождали в их сердцах ужас перед реальной перспективой смерти, особенно если она сопровождалась сильными физическими страданиями. Такие верующие нуждались в напоминании о том, что настоящие христиане не имеют страха перед смертью. Но даже если в сердцах христиан при виде смерти все–таки зарождался страх, то тогдашние неверующие просто трепетали от ужаса перед ее лицом. Язычники не имели надежды на будущее, а жили только настоящим. В поэтических строках Эврипида слышится тайное отчаяние древнегреческого язычника, размышляющего о смерти:

2. Освобождение как реальный факт

Новый Завет прямо заявляет, что приход Христа стал началом конца владычества дьявола. Послание к Евреям вносит свою лепту в поддержку неколебимой истины, что Христос сокрушил власть сатаны. Автор развивает эту тему в трех направлениях: победа Христа началась еще с момента Его воплощения; она явилась в Его абсолютной безгрешности; она завершилась искуплением на кресте.

Наш освободитель должен был воспринять человеческую природу и стать подобным нам, чтобы испытать на Себе всю силу и тяжесть искушения, которое Он, тем не менее, решительно отверг. Он был искушаем не меньше, чем мы, даже больше. Мы слишком часто уступаем искушениям, не в силах противостоять их власти над нами, и сдаемся задолго до того, как это искушение входит в полную силу. По словам Хьюгза, «Христос познал силу искушения в такой мере, какая нам, как неспособным победить ее, никогда не являлась».

Но для нашей победы над этим трехглавым врагом (грех — смерть — дьявол) нужно было что–то еще помимо Его воплощения и Его нравственного совершенства. Чтобы стать могущественным освободителем для всех, Божий Сын должен был пройти через то, что присуще всякой

плоти и крови,

а именно через смерть. Этому чистому, совершенному во всех отношениях существу (7:26) было предназначено через смерть взять на Себя всю тяжесть и все бремя наших грехов и стать нашим заместителем на кресте, потому что сами мы не в состоянии сделать это для себя. Через Свою смерть Он приобрел прощение наших грехов и наше освобождение от вины. Вот каким образом Он «лишил силы» дьявола, то есть уничтожил его власть (2:14).

Но вполне закономерен вопрос, возникающий в этой связи: если на кресте Христос лишил силы дьявола, то почему он еще так силен в этом мире и в каком смысле мы свободны от его губительного влияния? Как же можно говорить о ее окончательном уничтожении? Разве и сегодня он не ходит рядом, как рычащий лев, чтобы навредить кому–нибудь или уничтожить чью–то жизнь? Победа Христа, заключенная в Его смерти, лишила прежней силы смертельную хватку дьявола. В итоге дьявол будет уничтожен полностью (Отк. 20:10), но современные верующие должны знать, что власть его и сейчас ограничена.

Однажды в молодости, когда я работал почтальоном, мне нужно было доставить письмо в один дом, в котором я прежде никогда не бывал. Я открыл калитку и увидел перед собой огромную, устрашающего вида собаку. Она громко залаяла и бросилась на меня. Я стоял, оцепенев от страха, когда вдруг, к своему великому облегчению, заметил, что собака привязана цепью к большому железному стержню, вбитому в бетон. Цепь была довольно длинная, и собака имела большую свободу перемещения, однако недостаточную, чтобы добраться до меня. Я понял, что спасен, и, оставив письмо, быстро ретировался. Этот инцидент стал для меня в какой–то степени притчей, и каждый раз, когда мне приходилось опять входить в этот дом, я больше не обращал внимания на страшную собаку, но всегда смотрел на крепкий железный стержень! На кресте враг человеческих душ дьявол был лишен своей силы, ограничен во власти и посажен на цепь. Если ему удается нанести нам удар, значит мы подошли слишком близко.

3. Освобождение — непрерывный процесс

Автор послания глубоко убежден в том, что Божественным образом предусмотренная победа Христа над грехом, смертью и дьяволом имеет неприходящее значение; она уникальна в своем роде и не имеет аналогов в истории. Автор утверждает, что результаты этой победы самым очевидным образом проявляются в жизни отдельных верующих, которые верят в нее и умеют видеть ее плоды в своей обыденной жизни. Важно не только то, что Иисус сделал для Своего народа, но и то, что Он продолжает делать для него. Как бы ни тяжела была жизнь, Он

может и искушаемым помочь

(2:18). Эта помощь приходит к Божьим детям различными путями.

Во–первых, Он помогает нам победить страх. Ведь именно страх посещает и парализует нас чаще всего. Уже говорилось, что до прихода Христа в нашу жизнь мы более всего были порабощены страхом смерти. Искренне посвященный Богу христианин не боится смерти. Комментируя эти стихи, Мартин Лютер писал: «Человек, боящийся смерти или всячески от нее уклоняющийся, не может быть полноценным христианином, потому что страх смерти свидетельствует о слабости веры в воскресение, потому что люди возлюбили эту жизнь более, чем грядущую… Тот, кто не готов умереть, не может называться христианином».

Во–вторых, Он помогает нам Своим милосердием. Он уподобился нам, чтобы помогать нам как

милостивый… первосвященник.

Смерть есть страх перед будущим; чувство вины есть страх перед прошлым. Посредством Своего «великого спасения» Он совершил искупление человеческих грехов. Употребленное здесь слово (

hilaskesthai

) переводится как «отдавать выкуп за» (или «выкупить», NEB). Грамматически допустимо перевести слово, обозначающее дело Христа, как «искупление» (2:17), но, согласно толкованию Брюса, «если грехи нуждаются в искуплении, значит они были совершены против кого–то, кто должен быть выкуплен». Ветхозаветный священник посвящал себя Богу через свое служение, причем частью этого важнейшего служения было принесение выкупа за грехи народа. По словам Леона Морриса, «справедливый гнев Бога был направлен на людей за их грехи. Но Христос сделал все необходимое, внеся требуемый выкуп, тем самым лишив грех возможности активно действовать». Моррис показал, что и в других местах Писания слово

Ничто так не угнетает человека, как острое ощущение неудачи или провала. Оно негативно действует на нравственный потенциал, наполняет душу чувством вины и парализует силы для повторения попытки. Иисус может помочь нам в искушениях, потому что Он сказал ясно и однозначно Своим словом и Своим делом, что наш грех прощен, вина снята с нас, прощение нам гарантировано. Таким образом, мы получаем возможность для нового старта, потому что прошлые неудачи уже никак не могут помешать нашей будущей победе.

В–третьих, Он помогает нам Своей верностью, потому что Он