Нет дыма без огня

Браун Сандра

Небольшой городок Иден-Пасс в Восточном Техасе. Пылкое свидание любовной парочки прерывает внезапно появившийся муж. И тут женщина предпринимает неожиданный шаг — дабы не быть уличенной, стреляет в своего любовника, разыгрывая сцену насилия. События развиваются дальше, принимая все более крутой оборот, — взрывы, пожары, убийства, самоубийства и даже государственный переворот.

И на фоне всего этого — любовь главных героев Кея и Лары, которая преодолевает все преграды.

ПРЕДИСЛОВИЕ

При написании этой книги я часто пользовалась советами экспертов в самых разнообразных областях. Они с готовностью оказывали мне помощь и не жалели своего времени. Я хочу выразить глубокую благодарность всем тем, кто мне помог:

Мистеру Бобу Макнису, знания которого в области нефтедобычи столь обширны, что мне не хватило бы всей жизни, чтобы ими овладеть.

Мистеру Ларри Кольеру, нефтянику, моему случайному знакомому, оказавшемуся ценнейшим источником информации.

Мистеру Эрнесту Струпу, доктору медицины, врачу «скорой помощи». Вместе с благожелательными и отзывчивыми сотрудниками больницы матери Фрэнсис в Тайлере, штат Техас, он мне помог разобраться в сложностях медицины; с которыми я столкнулась в ходе работы над книгой.

А также летчику, не только поделившемуся со мной своими знаниями в области авиации, но и рассказавшему подробно о событиях, которые он предпочел бы забыть навсегда.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Он никогда не испытывал особой любви к кошкам.

А женщина рядом с ним мурлыкала, как кошка. Все ее тело, грудь, живот излучали глубокое удовлетворение. У женщины были узкие, приподнятые к вискам глаза и плавные чувственные движения. Такие, как она, не ходят, а шествуют. У нее имелась детально разработанная стратегия, чтобы разжечь мужчину. Она потягивалась и терлась о него, словно рыжая кошка в угаре страсти, а в момент кульминации визжала и царапала плечи партнера ногтями.

Кошки казались ему скрытными и коварными, более того, ненадежными. Он боялся поворачиваться к ним спиной.

— Ну как я тебе понравилась? — Голос ее, страстный и жаркий, напоминал ночь за опущенными шторами.

— А что — разве я жалуюсь?