Любовь старой девы

Браунинг Дикси

Тридцатилетней Авроре Хаббард предстоит выбрать спутника жизни. Разум велит ей остановить свой выбор на степенном, благоразумном Чарлзе, но сердце тянется к непредсказуемому, вольнолюбивому Кейну.

Пролог

Может, судьба его подтолкнула. Может, скука. А может, было выпито слишком много «Маргарит», мексиканского коктейля убойной силы.

А может, сочетание всех трех, да плюс еще совпадение — он слушал старую классическую мелодию о летающих красных наркоманах. Все вместе и довело его до последней стадии острой ностальгии.

Кейн поплелся вдоль стойки бара, в тот его конец, где на стене виднелся шнур, и таки нашел там платный телефон, ну и оставалось только набрать справочную 919. Прошло одиннадцать лет с тех пор, как он видел старину Чарли. Друг стоял на фоне церкви, обняв за плечи Сьюзен, а фотограф снимал их.

Кейн не стал дожидаться банкета и прочих свадебных церемоний. Первые несколько лет он посылал к Рождеству поздравительные открытки мистеру и миссис, но никогда не писал обратного адреса. Зная Чарли, он не сомневался, что тот по-прежнему живет в старом доме на Тобакковиль-роуд. Люди, подобные Чарлзу Эдварду Уильяму Бэнксу III — или он Уильям Эдвард? — всегда живут в домах, построенных богатыми предками, основателями рода. Люди, подобные Чарли, всегда женятся на самых хорошеньких девушках города и потом долго наслаждаются счастливой семейной жизнью. А люди, подобные Кейну Смиту, живут на адреналине и довольствуются подворачивающимися под руку рыжими, преимущественно более или менее темноглазыми, с румяными щечками, красными губами и розовыми сосками.

И сейчас, наверно, у той пары полон дом ребятишек. А все, что нажил он, печально напомнил себе Кейн, это больная спина — наследство поспешного катапультирования над Персидским заливом, начинающаяся катаракта — результат многолетнего разглядывания солнца, и несколько книг, попавших в список бестселлеров газеты «Нью-Йорк таймс». Разве это справедливо?

Глава первая

Пять дней спустя Аврора Хаббард мыла террасу, обрамлявшую фасад ее дома. Ничего необычного в этом не было. Рори по натуре была девушка аккуратная и любящая порядок, да и бабушка постаралась вдолбить в нее те же качества.

Но еще она ожидала, что у нее будет гость… вероятно. Рано или поздно.

Кейн Смит, один на один со своими мыслями, растревоженный воспоминаниями, а ведь он столько лет загонял прошлое в самый дальний угол, вышел покурить. Дурацкая идея, размышлял он, — вернуться в город и остановиться у старины Чарли, да еще тогда, когда тот собрался жениться во второй раз. Кейн испытал настоящий шок, узнав, что Сьюзен умерла.

Но ведь он и раньше терял друзей. Когда человек попадает на войну, даже на очень короткую, такие утраты неизбежны. Но тут все по-другому. Сьюзен была частью того времени, которое Кейну нравилось считать днями невинности. Потом он прошел через ад и стал на сто лет старше, но, черт возьми, вряд ли на йоту мудрее.

Перед сном они провели несколько часов, вспоминая старые времена. Потом Кейн поднялся в свою спальню, но уснуть не смог. Ох, он наконец осознал, что Сьюзен больше нет. Он осознал даже и то, что мечта, которую он вынашивал еще в дни учебы в колледже, выросла очень хилой и имела мало общего с реальностью. Сьюзен была рыжеголовой, нежной, глупой маленькой эгоисткой. И Кейн серьезно подозревал, что, поженившись, они бы очень быстро вымотали друг другу кишки.