Поздняя луна

Браунинг Дикси

После развода с мужем Рейн Эшби покидает родной Сан-Франциско и летит на Восточное побережье Америки — там ей предложили руководить небольшой картинной галереей.

Добиться самостоятельности и восстановить утраченную веру в себя оказалось не так легко, как она думала. Но ей повезло…

Глава первая

Полет был долгим, через всю страну, так что времени для размышлений оказалось предостаточно. Ларейн, летевшая вторым классом впервые в жизни, поставила на поднос кофе и протянула руку к плоской лайковой сумочке, очень красивой, элегантной, в классическом стиле, как и все вещи Ларейн.

Сидевший рядом мужчина зашелестел газетой, и она почувствовала на себе его изучающий взгляд. Она перевернула сумочку другой стороной, не уделяя соседу ни малейшего внимания. Посадка через двадцать минут, сказал пилот. Двадцать минут, и она сделает следующий шаг в неизвестность. Первый шаг она сделала сегодня утром, когда взошла на борт самолета в аэропорту Сан-Франциско.

На самом-то деле первый шаг она совершила уже давно. С горечью, никак не отразившейся на ее безмятежном лице, Ларейн перебирала в уме перипетии своей неспокойной жизни. В свои почти двадцать семь лет она видела так много всего и так редко бывала счастлива.

Последняя ночь была еще одной в ряду обрушившихся на нее неприятностей после того, как она вернулась домой, оставив Пола. Но она знала, что такое положение не будет продолжаться долго. Она уже решилась и, какими бы нереальными ни были ее планы, пойдет до конца. Первый раз в жизни колкие слова двоюродного деда Мортимера ее почти не задевали.

Ярость его, несомненно, объяснялась тем, что она окажется вне пределов его досягаемости. Мортимер Сторнуэй по натуре был тираном, а Рейн представляла собой удобный объект для тирании, поскольку с тех пор, как четырнадцать лет назад ее родители развелись, Сторнуэй фактически стал ее опекуном. Он пригласил Рейн и ее отца поселиться у него, в высоком и строгом викторианском особняке. Так и жили они втроем: Рейн, ее отец Эдвард, ее двоюродный дед Мортимер — да еще четверо слуг, работавших у Мортимера Сторнуэя; сколько Рейн себя помнила, они жили каждый сам по себе, не общаясь друг с другом без особой необходимости. Так продолжалось до тех пор, пока Рейн не вышла замуж.

Глава вторая

К тому времени, когда старый, ветхий грузовичок въехал на круглую огороженную площадку для парковки машин, Рейн так устала, что даже не могла двигаться. Одна сила воли продолжала удерживать ее в вертикальном положении, когда она увидела открытый всем ветрам домик.

Сайлас повернулся к ней с выражением искреннего сожаления на лице.

— Боюсь, вам снова придется перелезать. Поверьте, это не очень типично для нашего транспорта.

Он спрыгнул вниз, и Рейн, игнорируя его руку, начала продвигаться к выходу. Юбка задралась, она ее одернула и поняла, что миновать коробку передач изящным движением невозможно. К тому времени, как она преодолела это препятствие, она решилась принять помощь Сайласа: если бы ей пришлось прыгнуть на землю с такой высоты, она, учитывая теперешнее самочувствие, неминуемо шлепнулась бы к его ногам.

Скрывая отчаянную усталость под привычной маской высокомерия, она позволила ему поддержать ее за руку и соскользнула с обтрепанного сиденья прямо на острые ракушки. Юбка опять задралась, но она умудрилась продемонстрировать полнейшее безразличие. За столь короткое время она уже научилась не терять самообладания.