Голос сердца

Браунлей Элеанор

Жизнь молодой женщины Нины Своуп — владелицы небольшой фирмы, занимающейся торговлей антиквариатом, течет спокойно и размеренно. У нее есть любимая работа, верные друзья… Нет только возлюбленного, но с этим фактом Нина уже смирилась.

Неожиданно жизнь Нины делает крутой поворот — она становится наследницей громадного состояния. Дела по оформлению наследства сводят ее с молодым адвокатом Беном Уортоном, и жизнь Нины приобретает новый смысл.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

«Этот телефонный разговор никогда не закончится!»

Нина Своуп на долю секунды замерла в испуге, теряясь в сомнениях, билась ли эта мысль в голове или она произнесла ее вслух. Но нет, в трубке продолжал звучать голос Седрика Стейнвея с такими правильными, истинно британскими интонациями. Он неторопливо рассказывал немного скандальную историю об известном лондонском антикваре, специализирующемся на китайском фарфоре, и, как выяснилось совсем недавно, обладателе слишком большого количества подделок, что никак нельзя было объяснить простой оплошностью.

— … нельзя надеяться на то, что никто ни о чем не догадается, моя дорогая.

— Все тайное рано или поздно становится явным, — согласилась Нина, свободной рукой заправляя за ухо выбившуюся прядь волос.

Она бросила взгляд на часы, стоявшие на ее письменном столе. Купленные по совету Седрика, уважаемого лондонского антиквара, они служили прекрасным напоминанием о первой деловой поездке Нины в британскую столицу. В данный момент стрелки часов показывали, что до встречи, на которую Нине очень не хотелось опаздывать, осталось менее пятнадцати минут. Хотя она всегда была рада возможности побеседовать с Седриком — милым человеком и верным другом — сейчас надо было найти способ, как можно быстрее и тактичнее закончить разговор.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Когда я вошла в ресторан, то вдруг подумала, — несколько минут спустя сказала Нина, глядя на Бена поверх своего бокала и чувствуя себя очень легко в его компании, — что вы собираетесь сообщить мне, что Патриция вовсе не моя бабушка и что мой отец не был ее незаконнорожденным сыном, отданным ею на воспитание бездетной супружеской паре. Я была готова услышать, что рассудок Патриции с годами омрачился и она придумала эту трогательную историю.

— До самой смерти Патриция обладала ясным умом в отличие от многих, — заверил Бен, восхищаясь в душе той прямотой, с которой Нина говорила о том, что ее беспокоило. — И вы, без всякого сомнения, ее внучка.

— Из подобной новости «Нью-Йорк таймс» запросто бы сделала сенсацию.

— А я думал, что вы счастливы знать, что являетесь внучкой Патриции Росситер, — удивленно сказал Бен, наклонившись к ней.

— Счастье — это мир во всем мире, и к нашей беседе это слово не имеет ни малейшего отношения, — отрезала Нина и перевела взгляд на приближавшегося к их столику официанта. Ей определенно нравился Беннет Уортон, но она не собиралась во всем поддакивать ему. Он назначил встречу, вот пусть и расскажет сам, что ему от нее нужно.