Охотники Красной Луны

Брэдли Мэрион Зиммер

Зиммер Пол

1

Казалось, пятнышко света виднелось на одном и том же месте довольно длительное время. Дэйн Марш сидел на носу «Морского бродяги» в одних шортах и свободной рубахе, обтягивавшей сожженные солнцем плечи.

«Солнечный зайчик на крыле самолета, — предположил он, всматриваясь в неподвижную точку. — Первое напоминание о текущей где-то в цивилизованном мире жизни за все это время. Конечно, летучие рыбы и дельфины — тоже живые существа. К ним ведь можно причислить и креветок, и массы планктона. Но это совсем не то. На сей раз, несомненно, я вижу знак человеческой, разумной жизни.

Но я же нахожусь в стороне от воздушных и морских путей. Последний корабль, который мне довелось встретить, был танкер, и произошло это уже девятнадцать дней назад».

Тут Дэйну подумалось, что, вполне возможно, он видит и не самолет. А что же еще?

Марш попытался представить себе пассажиров: мужчин в деловых костюмах, дам в мехах и нейлоне, беззаботно развалившихся в стоящих рядами креслах. Возможно даже, что пассажиры скучая взирают на телеэкран, имея возможность благодаря достижениям технического прогресса за восемнадцать сотен миль от ближайшего побережья насладиться фильмом. Не то что двести лет назад, когда двадцать два просоленных ветрами, изнуренных голодом и жаждой человека под командованием капитана Блая, выбиваясь из сил, преодолевали это расстояние за недели и месяцы. Сейчас все иначе. Сидя в комфортабельном салоне лайнера компании «Пан-Америкэн», вы только и успеете посмотреть какую-нибудь киноновинку и пропустить по парочке стаканчиков. «От чего бы я как раз и не отказался, так это от выпивки. Прямо сейчас порцию чего-нибудь со льдом!» — подумал Дэйн. Конечно, «Морской бродяга» был хорошим суденышком, на нем, разумеется, имелась и кухня, где хранился запас продуктов и напитков. Но Маршу хотелось получить выпивку из рук одной из длинноногих красоток стюардесс, что так изумительно покачивают бедрами, проходя между рядами кресел.

2

Первое, что ощутил Дэйн, придя в сознание, оказалась нестерпимая боль в гортани. В кошмаре, который снился Маршу, на него бросались дикие звери, рвали на части его плоть. Лилась кровь, от запаха мяса в душу закрадывался первобытный страх (львы, потоки крови, куски плоти, вонь мертвечины). Внезапно Марш пришел в сознание. Он открыл глаза, огляделся вокруг и… увидел двух склонившихся над ним существ. (Кошмар стал явью! Это были высокие плосколицые создания с львиными гривами, очень мало походившие на людей!) Иглы продолжали колоть горло. Марш пошевелился. Вернее, попытался это сделать, одеревеневшие мышцы его не слушались. Он хотел крикнуть, но и это тоже не привело ни к чему хорошему. Горло сдавил спазм.

Наконец Марш понял, что он связан, просто спеленут по рукам и ногам. О том, чтобы шевельнуться, не могло быть и речи.

«Сволочи! Они пытали меня!»

Он осторожно смежил веки, затем, подавляя страх, вновь разомкнул их. Горло словно заморозили, сделав укол анестезии. Боли не было. Марш подумал, что неизвестные зачем-то делают ему операцию на голосовых связках. Львообразные существа имели руки, напоминающие человеческие, и своими когтистыми пальцами что-то делали с горлом Дэйна. Боли он не чувствовал, только странное онемение. Итак, каковы бы ни были намерения похитителей, Марш никоим образом не мог помешать их осуществлению. Да и стоило ли? Уж если они используют наркоз, то, значит, в их намерения не входит причинить вред своему пленнику.

Он оглянулся. Мрачный тусклый свет заливал помещение. Странные металлические штуковины свисали с переборок. Назначение окружавших Дэйна предметов было не вполне понятно ему, и все же он решил, что попал в довольно современный госпиталь. Марш начал разглядывать двух львообразных существ. Он не мог не подивиться ловкости, с какой двигались их руки с раздвоенными большими пальцами. Существа были одеты в тонкие комбинезоны, подобные тем, которые носят хирурги и на Земле. Маршу было интересно, что они делали с его горлом. Ему хотелось бы знать это. Операция, по-видимому, близилась к концу. Дэйн почувствовал практически безболезненный укол, какой-то рывок, а затем «врачи» зашили горло. Один из них коснулся Дэйна концом напоминавшей указку палочки и громко заговорил: