Рабочая книга по обществоведению. Политическая экономия

Брегель Энох Яковлевич

Кабо Рафаил Михайлович

БРЕГЕЛЬ Энох Яковлевич (1903–1993, США), экономист.

Доктор экономических наук (1940), проф. (1935).

Окончил Московский институт народного хозяйства им. Г.В. Плеханова (1924).

С 1926 на пед. работе в разл. высших уч. заведениях Москвы, в т. ч. в МИВ (до 1954), Моск. экономико-статистич. институте (с 1955). С 1973 — в Израиле, с 1979 — в США.Осн. направления н.-и. деятельности: анализ ден. обращения и кредита, экон. воспроизводство, история экон. учений. Засл. деятель науки РСФСР (1965). Книги:

«Политэкономии капитализма» (М., 1966, 1968).

«Политэкономия: Введение» (М., 1932)

«Банки, их роль и операции» (М., 1939)

«Денежное обращение и кредит капиталистических стран» (М., 1950, 1955)

«Ревизионизм и реформизм в теории обнищания» (М., 1960)

«Критика бурж. учений об экон. системе совр. капитализма» (М., 1972)

―――――――――――――――――――

КАБО Рафаил Михайлович (1886–1957) — советский экономист и географ.

Профессор МГПИ имени В.И. Ленина (1934), заведующий кафедрой экономической географии.

1. О чем говорит политическая экономия и зачем нужно изучать ее?

Стоит только немного задуматься над вопросом о том, что представляет собою человеческое общество, чтобы понять необходимость существования целого ряда особых наук, занимающихся его изучением.

Для того чтобы яснее представить себе этот вопрос, нам придется начать несколько издалека. Всякая вещь познается путем сравнения и противопоставления ее другим. Поэтому и установить, что такое общество и почему оно является предметом исследования особого разряда наук, легче всего путем противопоставления общества природе, а общественных наук — естественным.

Для того чтобы поддерживать свое существование, человек должен бороться с природой; будучи вынужден приспособляться к природе, он вместе с тем приспособляет ее к себе. В густых лесах, кишащих всякого рода зверями, человек занимается охотой; по берегам морей и рек свивает себе гнездо рыболовство; на безлесных пространствах с мало плодородной почвой, но с хорошими естественными пастбищами распространяется скотоводство; наконец плодородные и удобные для возделывания земли составляют естественную основу для развития земледелия. Таким образом в первую очередь человек приспособляется к тем естественным условиям, которые он находит вокруг себя. Дело, однако, не ограничивается простым пассивным приспособлением его к этим условиям: в ходе развития сами эти условия не остаются неизменными, но изменяются под воздействием человека. Там, где некогда были густые первобытные леса или непроходимые болота, теперь находятся обширные поселения; непригодные первоначально для обработки пространства превращаются — при помощи таких средств, как осушение болот, искусственное орошение сухих земель, применение минеральных удобрений и т. п. — в плодородные пашни. Таким путем человек посредством своей активной деятельности, при помощи труда изменяет природу, заставляя ее во все большей и большей степени служить удовлетворению своих потребностей.

Но для того чтобы заставить служить себе силы природы, необходимо выяснить, каковы эти силы, что они собой представляют и как они действуют. Иначе говоря, для того чтобы завоевать природу, овладеть ею, необходимо познать, изучить ее. Можно привести сколько угодно примеров для иллюстрации этого положения. Каменный уголь много веков лежал в земле, прежде чем его стали применять для отопления; электрическая энергия всегда находилась в природе, но только с конца прошлого века она стала использоваться для приведения в движение фабрик и заводов. Пока люди не узнали свойств каменного угля или электричества, они, само собою разумеется, не могли использовать их для своих целей.

На первых ступенях человеческого развития, когда труд был весьма мало производительным и все время людей было поглощено упорной борьбой за самое жалкое существование, паука еще не могла выделиться в качестве самостоятельной отрасли человеческого труда, и познание природы развивалось лишь крайне медленно. С течением времени, по мере роста производительности труда, когда удовлетворение самых необходимых потребностей жизни могло быть достигнуто уже при помощи только одной части всего находившегося в распоряжении человека запаса энергии, — другая часть его могла быть обращена на сознательное и систематическое исследование природы, в целях еще более успешной борьбы с нею. Таким образом наука выделилась в качестве особого звена во всей человеческой деятельности, особой отрасли труда. Будучи при этом в ряде отношений подчиненной другим отраслям и зависящей от них, она, с другой стороны, дала возможность колоссального ускорения темпа развития человечества. Занимаясь систематическим и точным исследованием природы на основе уже выдвинувшихся потребностей и уже. имеющихся налицо средств, наука открывает новые явления и законы природы, развивая тем самым человеческие потребности и вместе с тем обнаруживая и умножая средства для их удовлетворения.

2. Плановое хозяйство общества

Отличительной особенностью всякого менового общества и капиталистического общества, в частности, является царящая в нем анархия производства, т. е. неупорядоченность, неурегулированность его.

В каждой отрасли производства существуют многочисленные и друг от друга независимые предприятия. Все они руководствуются исключительно своим частным интересом, мало заботясь о благе общества, и ведут ожесточенную борьбу друг с другом. Вместе с тем и предприятия различных отраслей, которые, казалось бы, должны взаимно восполнять друг друга, ведутся обособленно и независимо одно от другого. Во главе общества нет никого, кто бы организовывал в нем, как в едином целом, производство и распределение продуктов. Никто пе следит за тем, чтобы различные предприятия были друг с другом связаны, а производство в различных отраслях согласовывалось между собою.

По видимому, подобное общество не может существовать в течение более пли менее продолжительного промежутка времени. Не управляемое и не руководимое никем, оно должно распасться, так как будет не в состоянии удовлетворять потребности своих членов. Если, напр., производство пуговиц не согласуется с производством брюк, а последнее — с потребностями общества, то может оказаться, что люди будут вынуждены ходить голыми, обладая вместе с тем колоссальными запасами ни к чему не нужных пуговиц. Если же подобное несоответствие будет иметь место между всеми важнейшими отраслями производства, то существование людей в подобном обществе, а следовательно, и самого общества в целом, станет положительно невозможным.

Выходит как будто, что такое общество вообще немыслимо. Опыт, однако, показывает обратное. Капиталистическое общество есть общество меновое, производство в нем раздроблено между массой предприятий и никем не регулируется. Тем не менее оно каким-то чудом существует, да притом не год и не два, а многие десятки лет. Более того, — оно не только существует, но и развивается, т. е. живет не на одном и том же уровне, но постепенно этот уровень повышает. Производительные силы растут, производство и потребление расширяются, население увеличивается.

Как все это возможно для анархического, менового общества, кажется на первый взгляд неразрешимой загадкой. Но там, где становится в тупик поверхностное наблюдение, должен придти на помощь научный анализ. Задачей настоящей главы и является решение этой загадки, т. е. выяснение того, что скрепляет меновое общество в нечто целое, каким образом различные отрасли производства согласуются друг с другом, о, производство е целом поддерживается и расширяется.