Верный ход

Брендон Джоанна

Он приехал на отдаленное ранчо, затерянное в глуши непроходимых лесов Британской Колумбии, чтобы в качестве телохранителя отвезти ее в Лос-Анджелес. Ей предстояло выступить свидетелем в деле о громком убийстве.

Но Кристофер Петри понятия не имел, что, представшая перед ним соблазнительная женщина, фантастически красивая вдова главаря банды гангстеров, на самом деле — Шейла Палмер — офицер полиции Лос-Анджелеса. Двигаясь к цели, они путешествовали по побережью под видом влюбленной парочки, и в какой-то миг действительно полюбили друг друга.

Если бы только она могла раскрыть ему свою тщательно скрываемую тайну… Но случилось так, что он сам узнал об этом… если бы она могла пробиться сквозь стену непонимания, возведенную им, и удостовериться, что это — истинное чувство…

1

— Кошмар!

Шон Эскобар почесал свой нос патриция.

— Некрасиво ты выражаешься, — с упреком заметил он.

— А ты ожидал, что я стану раскланиваться за то, что ты уготовил мне работу няньки? И для этого ты приглашал меня к себе?

Подперев подбородок огромной ладонью, Кристофер Петри, будто ребенок, лишенный сладкого, угрюмо уставился на старого приятеля.

2

Хмурое утро встретило их при въезде в Блейн, штат Вашингтон. Был первый день весны, но ландшафт, окутанный серым саваном, еще ничем не походил на весенний.

Когда они проехали под Аркой Мира, Крис Петри посмотрел в стекло заднего вида, пытаясь прочитать слова, выбитые на белом постаменте. Как же там было? «Мы общей матери дети»? Вспомнить он не мог, а через запотевшие стекла невозможно было разобрать надпись.

Уехав отсюда пятнадцать лет назад, он снова вернулся в этот город. С живым любопытством Кристофер сквозь стекло всматривался в окрестности, стараясь разглядеть знакомые очертания. Он с удовольствием бы прошелся по улицам, просто ради того, чтобы посмотреть, какие изменения произошли за время его отсутствия. Постукивая пальцами по рулю, он позволил детским воспоминаниям овладеть его душой.

Здесь, в Блейне, в комфортабельном доме, казавшемся ему, единственному ребенку, настоящим дворцом, он провел свои детские годы. Проезжая теперь по улицам, он вспомнил некоторые интересные моменты из своей детской жизни и внезапно рассмеялся.

Хрипловатый и мягкий мужской смех вывел Пэппу из сонного состояния. Сквозь густые ресницы она окинула спутника взглядом. Так, значит, и такой суровый мужчина умеет смеяться, поняла она. Усмешка поползла по ее губам. Что бы ни развеселило его, она благодарна ему за улыбку. В первый раз он выказал свои эмоции, а не неодобрение.