Последний ангел

Брендючков Константин Григорьевич

Роман «Последний ангел» вышел в 1984 году и представляет собой проблемную производственную повесть, написанную с точки зрения критически мыслящего инженерно-технического работника, с размышлениями на тему «почему нам не дают лучше работать» и осторожной критикой бюрократии.

1

Черная бездна всегда воспринималась Лией как нечто чуждое, потому что ее бесконечность не постигалась разумом, как бы отторгалась от него. Ничто не смягчало гнетущей пустоты вселенной. Ни верха, ни низа, ни звука, ни образа!

И только в одном месте угадывалась твердь, закрывшая собой огоньки далеких миров, твердь астероида, с которым Лию связывал лишь тонкий, исчезающий во тьме шнур.

Она уже проверила улавливающие пояса приемных устройств, все они оказались исправными, но она любила витать в бездне и потому задержалась, расслабив все тело и бездумно отдавшись полному покою. Но это не могло продолжаться безнаказанно, твердь, вращаясь, грозила ударить, поэтому Лия наконец встрепенулась, включила шлемный осветитель и запустила тяговый механизм, который повлек ее над поверхностью пустынного скитальца, давно уже ставшего для Лии домом.

Невзрачным и безрадостным выглядел этот дом снаружи: скалы, большие и маленькие воронки, выбитые ударами метеоров, осколки и брызги породы, редкие шахты дюз, казавшиеся бездонными, — таково было лицо маленького, затерявшегося во вселенной мирка.

Вскоре показались холодные сигнальные огни устья шлюзовой пещеры. Прошлюзовавшись, Лия переоделась, подошла к входной шахте, подняла оставленный ею же веер и шагнула в слабо освещенную пропасть. Как страшно было это когда-то сделать и каким обыденным стало теперь. Почти безотчетными взмахами веера она сдерживала и без того медленное падение, пока не спустилась на перекресток нескольких коридоров и, пройдя по одному из них, открыла дверь командного зала. Ее появление вызвало улыбки, и, хотя никто еще ничего не сказал, она поняла, что ее задержка не осталась незамеченной.

2

Привычно взметнувшись на кровати, Олег Петрович ошалело уставился на автоматически включившийся магнитофон.

«Приснится же такая галиматья»! — подумал он, не вдруг приходя в себя, но повторная команда «подъем», поданная его же собственным голосом, заставила встать на ноги.

Дальше все пошло обычным путем: зарядка, умывание, завтрак — в общем, все, как и всегда, по давно заведенному и хорошо отработанному порядку.

Олег Петрович любил выходить на работу пораньше и пройти быстрым шагом по еще безлюдным тротуарам города, вдыхая воздух, очистившийся за ночь от бензиновой гари. Четыре шага вдох, шесть — выдох, такая прогулка отлично дополняла утреннюю зарядку, которую он, не пропуская дня, выполнял добрых три десятка лет. Ничего, что из-за этого приходилось вставать утром на полтора часа раньше, восприятие жизни становилось острее, да и сил прибавлялось.

Еще смолоду он приучил себя к зарядке. Был строен, легок на ногу, здоров и энергичен, дышал свободно, шагал широко, отмахивая руками, как солдат.