Дело практики

Брин Дэвид

Роман «Дело практики» [The Practice Effect] (1984) по сравнению с другими произведениями Брина выглядит легкомысленной шуткой (в духе С. Де Кампа или П. Энтони): герой-ученый оказывается в параллельном мире, напоминающем земное средневековье, где население принимает его за волшебника.

Модель мира, придуманная Дэвидом Брином, удивит даже самых искушенных знатоков фантастики.

Награды и премии:

Сигма-Ф, 1999 // Перевод (Лучшее зарубежное произведение) —> Дело практики / The Practice Effect (1984);

Balrog Awards, 1985 // Роман (Novel) —> Дело практики / The Practice Effect (1984).

ГЛАВА I

1

Лекция была действительно скучной. В передней части тускло освещенного конференц-зала расхаживал тучный седовласый директор Сахарского технологического института. Возведя глаза к потолку и заложив руки за спину, он с важным видом рассуждал о предмете, в котором мало что смыслил. Так, во всяком случае, воспринимал происходящее Денис Нуэл, молча страдавший на галерке. Быть может, когда-то, много лет назад, Марсель Фластер и был светилом физики. Тогда сидящие здесь молодые ученые только собирались делать карьеру в физике реальности. Денис размышлял о том, что превратило некогда талантливого ученого в ортодоксального администратора.

Зычный голос продолжал:

— Итак, мы видим, господа, что использование зиватронных альтернативных реальностей скоро станет нам по силам, появятся возможности преодолевать пространство и время.

Денис сидел, подперев рукой похмельную голову, и пытался понять, какая сила могла вытащить его из постели в понедельник утром, заставить прийти сюда и слушать рассуждения Марселя Фластера о зиватронике.

Его веки смежились. Он начал медленно сползать со стула.

2

— Нуэл! Идите сюда!

Седовласый дородный Марсель Фластер поднялся из-за своего огромного пустого стола.

— Садитесь, мой мальчик. Хотите сигару? Они только что прибыли из Новой Гаваны на Венере. — Фластер указал Денису на обитое плюшем кресло.

— Расскажите, молодой человек, как продвигается ваш проект?

Денис потратил последние шесть месяцев на модификацию программы небольшого искусственного интеллекта, хотя еще в 2024 году было доказано, что в этой области ничего достичь нельзя.

3

Фластер не шутил. Зиватрон сломался.

Даже после того, как Денис почти целый день провозился с внутренностями устройства, он не сумел до конца разобраться в сути изменений, внесенных в зиватрон после того, как его изгнали из Лаборатории номер один.

Основные генераторы и старые зонды реальности, которые они с доктором Гуинассо создали с таким трудом, остались прежними. Фластер и Брейди не осмелились их трогать.

Однако эти ученые привлекли к экспериментам такое огромное количество дополнительного оборудования, что даже громадные пространства лаборатории оказались забиты практически до отказа.

Сам зиватрон занимал большую часть главного зала. Одетые в белые халаты техники перемещались по многочисленным мосткам, постоянно что-то исправляя.

4

Зиватрон превратился в дорогу с односторонним движением. Все, что вы клали в шлюз, переходило в аномальный мир, как и планировалось. Однако назад не возвращалось ничего.

По показаниям телеметрии можно было утверждать, что машина все еще соединена с аномальным миром — местом, откуда появился летающий поросенок.

Но обратно на Землю зиватрон не мог послать даже перышко.

Рано или поздно — Денис давно это понял — отказывают все устройства. Он не сомневался, что проблему удастся решить, заменив сгоревший модуль: пара минут — и все в порядке. Но кому-то придется поменять испорченные детали вручную.

Естественно, экспедиция с людьми готовилась давно. Однако для первого визита обстоятельства выглядели не самым благоприятным образом. Кто-то один должен взять на себя ответственность, иначе найденный мир будет навсегда потерян. Возможно, на поиски уйдут сотни лет, прежде чем удастся найти планету с пригодными для обитания человека условиями.

5

— Какой закон? Ах ты, сукин сын… — Денис принялся колотить кулаком в дверь.

Однако довольно скоро притих. Бесполезно. Машина активизирована. Он уже находится в аномальном мире…

Денис уставился на дверь, а потом навалился всей тяжестью на один из контейнеров. Затем, сообразив, в каком положении оказался, принялся хохотать. И не мог остановиться. Глаза наполнились слезами, но Денис продолжал смеяться.

Ну и в переделку он попал!

Что ж, в качестве первой реакции смех не худший вариант.

ГЛАВА II

1

Шлюз находился на пологом склоне, покрытом высохшей, пожелтевшей травой. Луг спускался к ручью примерно в четверти мили. Дальше шла череда длинных узких холмов, поднимавшихся к далеким горным хребтам, покрытым шапками снега. Желтая трава местами уступала место зеленой. Деревья. Да, они походили на настоящие деревья, а небо над головой было голубым.

Вокруг царила жуткая, неестественная тишина. Денис сообразил, что задержал дыхание, когда открылся люк, у него даже слегка начала кружиться голова.

Он сделал осторожный вдох, воздух показался чистым и свежим. Ветерок донес шелест травы и скрип ветвей. И ароматы… знакомый запах хлорофилла, перегноя, сухой травы и даже дуба.

Денис стоял возле шлюза и внимательно изучал деревья. Они походили на дубы. Совсем как в северной Калифорнии.

Может быть, он на Земле? Зиватронный эффект сыграл с ним шутку, и они раскрыли секрет телепортации, а не научились перемещаться к далеким звездам?

2

Робот «запищал», а потом еще раз повторил последовательность звуков. Денис сосредоточился на записях трехдневной давности, которые возникли на маленьком экране. Здесь происходило нечто очень странное.

На экране мелькали размытые фигуры гуманоидов, которые мельтешили вокруг шлюза зиватрона. Существа ходили на двух ногах, их сопровождали, по меньшей мере, два вида четвероногих. Больше Денису ничего не удавалось разглядеть.

Удивительно, что он вообще хоть что-то увидел. Судя по записям, робот находился на дальнем горном кряже, в нескольких километрах от лагеря. Заметив активность, он развернулся, чтобы заснять фигуры, возникшие возле зиватрона. Денис подозревал, что у робота испортился определитель расстояния.

К несчастью, эти кадры оказалась единственным источником информации. Записи остальных роботов погибли, когда их разбирали на части.

Денис снова обратился к тому моменту трехдневной давности, когда начались странные события.

3

Ничто лучше не возвращает реальность окружающему миру, чем попытка вырыть яму. Физическая работа, стук металла о твердую почву, сладкий и затхлый запах покинутых гнезд насекомых, легкая пыль. Денис быстро спустился с небес на землю.

Он оперся о лопату и вытер пот со лба. Напряженный физический труд помог отвлечься от событий тяжелого дня. Уж лучше что-то делать, чем сидеть и ждать новых каверз судьбы. Денис разровнял землю на получившемся возвышении, а потом покрыл его сверху дерном.

Денис не мог взять с собой большую часть своих запасов. Закрывать их в шлюзе нельзя — даже самая малость помешает его коллегам отправить к нему нового посланца.

Он прикрепил на замок короткое послание, в котором сообщал, что подробный отчет спрятан в яме вместе с оставшимся оборудованием.

Впрочем, насколько Денис знал Брейди и Фластера, они будут долго колебаться, прежде чем пошлют кого-нибудь ему на помощь. Да и сам Денис прекрасно понимал, что только он способен починить возвратный механизм. И он не имеет права ошибиться.

4

Денис поднимался по узким звериным тропам, все время оставаясь настороже. Однако в лесу было спокойно. Хотя рюкзак оказался ужасно неудобным, Денис начал получать удовольствие от солнца и свежего воздуха.

Он старался сохранять заданное направление, ориентируясь по дешевому компасу, которым снабдил его Брейди. Делая привалы у ручьев, Денис заносил в записную книжку отличия аномального мира от земного. Пока список был довольно коротким.

Растительность напоминала земную. Чаще всего здесь попадались деревья, поразительно похожие на бук.

Параллельная эволюция. Или зиватрон связал их с альтернативным вариантом самой Земли. Денис знал о зив-эффекте не меньше, чем любой ученый на Земле. Однако не мог не признать, что это знание довольно ограничено. Зив-эффект открыли совсем недавно.

Постепенно привыкнув к лесу, Денис начал все чаще ловить себя на том, что пытается разрешить загадки аномального мира и найти объяснение его существованию.

5

Он вышел на дорогу вскоре после полудня четвертого дня пути.

В записной книжке набралось множество описаний деревьев, насекомых, горных формаций, птиц и змей. Он даже пытался бросать камни с обрыва, чтобы определить местную гравитацию. Все наблюдения сводились к тому, что эта планета не Земля, но чертовски ее напоминает.

Почти половина местных животных имела близких родственников на Земле. Впрочем, другая половина не была похожа ни на что.

Денис чувствовал, что становится опытным исследователем, вроде Дарвина или Уоллеса.

[1]

Но самое главное: он привык к своим башмакам.

В первое время он их просто ненавидел: проклятые колоды стерли ему в кровь ноги. Но с каждый днем башмаки становились все удобнее и удобнее. Остальное оборудование тоже доставляло ему некоторые неприятности, но и к нему Денис постепенно привыкал.