Романтические сны

Брок Энн

Скромный фермер из глухой провинции — и блестящая красавица из большого города… Что, кроме мимолетного курортного романа, могло связывать Люка Фултона и Либерти Джонс? Чем, кроме печального расставания, могли закончиться их странные отношения? Казалось бы, надеяться Люку не на что. Однако он твердо уверен: достаточно ПОЖЕЛАТЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ — и романтические сны о счастье станут явью. Достаточно ПОЛЮБИТЬ СО ВСЕЙ СИЛОЙ СТРАСТИ — и тогда можно совершить невозможное…

Глава 1

Маленькая спортивная машина, дребезжа и грохоча, на огромной скорости ворвалась в город.

«Наверняка глушитель полетел», — определил Люк Фултон, выглянув на шум из большого зеркального окна своего магазина. Как раз в эту минуту старенький ярко-голубой «триумф-спитфайер» припарковался на другой стороне Мейн-стрит, прямо напротив бакалейной лавки. Водитель… Люк немного прищурился, чтобы получше рассмотреть вышедшую из маленькой машины женщину.

Высокая, не меньше шести футов. «Вареные» джинсы облегали ее, точно вторая кожа. Простенькая белая футболка с засученными рукавами плотно обтягивала ее стройную фигуру. «Чертовски хороша, — подумал Люк, не в силах оторвать восхищенного взгляда. — Наверняка уже полгорода столпилось у окон, отнюдь не из-за грохота ее машины».

Она прикрыла глаза ладонью и огляделась по сторонам, словно чего-то ища.

Прямые, длинные, светло-каштановые волосы девушки были собраны на затылке в «конский хвост». На лоб ниспадала пушистая челка. И хотя Люк не мог отчетливо разглядеть ее лицо, оно показалось ему очень миленьким. Интересно, какого цвета у нее глаза?

Глава 2

Странное чувство испытала Либ, подъезжая по Форест-роуд к ферме тетушки Харриет.

С шести лет она проводила здесь каждое лето, ходила пешком или ездила на ветхом тетушкином велосипеде — Харриет хоть и разрешала ей иногда покрутить баранку старенького пикапа, но за территорию фермы на нем выезжать не позволяла.

В тот год, когда Либ исполнилось шестнадцать, у тетушки случился удар, и последние восемь лет девушка навещала старушку по выходным в пансионе для престарелых неподалеку от Беллоуз-Фоллз.

Харриет плохо говорила, не могла ходить, но слышала прекрасно, и племянница часами просиживала возле нее, болтая о разных пустяках.

Они обе очень скучали по ферме, и, несмотря на невнятную речь, старушка ясно давала понять, что ее собственность ни в коем случае нельзя продавать, поэтому, дабы заплатить налоги и покрыть другие расходы, ферму сдали в аренду.