Обещай мне рай

Брокуэй Конни

Чтобы удачно выйти замуж, бедной, но восхитительно красивой леди Кэтрин Синклер не хватает самой малости — научиться обольщать мужчин. Кто же преподаст ей необходимые уроки лучше Томаса Монтроуза, некогда считавшегося самым прославленным ловеласом лондонского света!

Правда, Томас давно удалился в свое поместье — но не забыл же он высокое искусство покорять сердца!

Монтроуз соглашается наставлять Кэт, даже не подозревая, насколько примерной ученицей она окажется…

Глава 1

Июль 1814 года

Леди Кэтрин (или как ее звали домашние — Кэт) испытывала крайнее раздражение. Ее темно-синее шерстяное одеяние было помято, обозначились темные влажные пятна под мышками. Волосы свисали беспорядочными прядями на влажную шею. По спине струился пот.

К тому же она заблудилась. Не выдержав чтения двоюродной бабушкой Гекубой романа Даниеля Дефо в течение двух дней путешествия, Кэт сбежала, оставив их наемный экипаж. Позаимствовав дамское седло на последней почтовой станции, она умчалась верхом на одной из лошадей и в конце концов обнаружила, что оказалась на обширной, поросшей вереском земле, не имея ни малейшего представления, куда двигаться дальше. Ее лошадь беспокойно шарахалась то от одного, то от другого стада овец, внезапно появлявшихся из кустов.

Никого из людей не было видно в этой отдаленной, открытой всем ветрам местности. Наконец она заметила в ближайших зарослях пастуха. Облегченно вздохнув, Кэт пришпорила кобылу и направилась к нему. Подъехав ближе, она увидела, что мужчина по пояс обнажен, и поспешно остановила лошадь.

Глава 2

Этот человек никак не может быть Томасом Монтроузом! Это совершенно невозможно. Кэт не наивная девочка. Ее выход в свет состоялся четыре года назад, и она много вращалась в высших кругах. Хотя ее общение с аристократами было не слишком близким, она знала их характерные черты: бледность, скучающее выражение лица, банальные остроты и напускная апатия.

Разве они присущи мужчине, с которым она только что разговаривала? Томас Монтроуз пользовался легендарной репутацией донжуана среди бомонда. Очень часто, когда подруги узнавали, что Кэт имеет хотя и отдаленную, но все-таки родственную связь с ним, она видела, как их глаза округлялись от удивления.

«Это все-таки какая-то ошибка», — подумала она. Ей трудно было представить этого гиганта в фешенебельной лондонской гостиной, ведущего с изящными дамами светские беседы.

В то же время она могла легко вообразить, как он, схватив какую-нибудь из них и перекинув ее через свое могучее плечо, кричит хриплым голосом: «Это моя добыча!»

Ну, может быть, она преувеличивает, внесла Кэт поправку ради справедливости. У него довольно приятный, глубокий, бархатный голос. Но во всем остальном не чувствуется никакой утонченности.