Голубое и розовое

Бруштейн Александра Яковлевна

Пьеса в четырех действиях.

Авторская обработка для самодеятельного театра.

Пьеса «Голубое и розовое» впервые поставлена в Третьем Московском театре для детей в 1936 году.

Иллюстрации — фотоснимки спектакля «Голубое и розовое», поставленного театральной студией Бауманского детского дома культуры в Москве. (Постановка С. В. Серпинского. Фото В. А. Бабст.) Разрешено ГРК № 59/37 8/VI 1939 г.

От автора

Бывают страшные сны. Например: гонится за тобой кто-то враждебный и страшный, настигает, дышит в затылок, хочет схватить… Какая радость — проснувшись, увидеть доброжелательные знакомые обои, услышать братский голос радиодиктора, начинающего новый день! И какой вздох облегчения: «Это был сон!»

Такие сны знаю и я. И самый страшный из них: мне снится гимназия, в которой я училась ребенком.

Мне снится, что мама ведет меня на приемный экзамен в гимназию. Я — маленькая, мне восемь лет, но в этот день я — старая и безрадостная, как моя бабушка. Я так боюсь предстоящего мне экзамена, что меня даже тошнит. Я сжимаю мамину руку — мама отвечает мне, но ее пожатье говорит о том, что и она боится за меня до дурноты.

Нас провожает до гимназии Марк Исаевич — студент, подготовивший меня к экзамену. Я знаю, что Марк Исаевич очень смелый человек. Его выслали в наш город под надзор полиции за то, что он бунтовал вместе с другими студентами против царя. Казаки разогнали их демонстрацию, топча их копытами коней, избивая нагайками. Но сегодня Марк Исаевич тоже волнуется за меня.

И даже лавочница, у которой мама покупает мне тетрадку и карандаш, смотрит на меня с состраданием и дает мне бесплатно замечательную картинку, на которой изящная дамская ручка держит двумя пальцами букет роз и незабудок.

Голубое и розовое (пьеса в четырех действиях)

Действующие лица:

СИВКА (Елизавета Александровна Сивова) — начальница.

МОПСЯ (Софья Васильевна Борейша) — классная дама.

ВОРОНА (Жозефина Игнатьевна Воронец) — инспектриса.

ЛИДИЯ ДМИТРИЕВНА — учительница танцев.

ПОПЕЧИТЕЛЬ УЧЕБНОГО ОКРУГА.

Действие первое

Видна часть актового зала. В глубине — дверь в домовую гимназическую церковь. На одной из стен — царский портрет. На сцене Блюма Шапиро. На ней форменное коричневое платье, черный фартук и беленький, очень опрятный воротничок. Под воротничком, у горла, зеленый бант, указывающий на принадлежность Блюмы к четвертому классу.

БЛЮМА

(подняв глаза от книги к потолку, негромко повторяет урок, кивая в такт своим словам головой в упрямых кудрявых прядях, выбивающихся из-под круглого гребешка)

. «Алкивиад был богат и знатен… В молодости он вел разгульную жизнь и отличался необыкновенным тщеславием. Так, чтобы обратить на себя внимание сограждан, он не задумался отрубить хвост своей собаке драгоценной породы…»

РАЯ

(вбегает, осматривается, подходит к портрету царя и, зажмурившись, швыряет сложенную записку. Записка взлетает вверх и исчезает за портретом)

. Попала!

(Радостно хлопает в ладоши.)

Попала! Попала!

БЛЮМА. Что вы делаете?

РАЯ. Ах да, ты ведь не знаешь! У нас, понимаешь, у каждой свой царь. Этот — мой. Вон тот, толстый, прежний царь, — тот Катин. У Ярошенко — тот, с бачками… Александр Второй, что ли? Мой — самый дивный, правда?

Действие второе

Швейцарская. Вешалки пустые. Только на одной из них висит Блюмино пальтишко. Под лестницей каморка швейцара.

ЖЕНЯ

(тихо крадется вниз по лестнице, припадая к перилам; спустилась вниз, юркнула к двери каморки швейцара)

. Нянька! Нянька!

Дверь в каморку открывается. Виден швейцар Грищук. Он и есть «Нянька». Он в очках, подвязанных за ушами веревочкой. Сидит, латает обувь.

НЯНЬКА

(увидав Женю)

. Ероша моя!

ЖЕНЯ. Нянька, надо поскорее одно дело сделать!

Действие третье

Перед запертой дверью в актовый зал.

ЖЕНЯ

(говорит в замочную скважину)

. Блюма! Блюмочка! Ты не волнуйся: все хорошо…

Катя подкрадывается: хочет подслушать.

(Будто не видит Катю, говорит в замочную скважину.)

Блюма, а вот Катя прилезла… подслушивает…

КАТЯ. Я вовсе не подслушивать… Я просто по дружбе хотела тебе напомнить, что с наказанными разговаривать не позволяют… А ты вот какая всегда!

Действие четвертое

В актовом зале. Всё, как всегда. Закрашенные до половины окна. Царский портрет. В глубине дверь в домовую церковь. На подоконнике Женя, Маруся, Рая и Зина. Все в платках: холодно. Маруся, сидя на подоконнике, усердно пишет. Остальные, стоя на подоконнике, пытаются что-то разглядеть на улице.

ЗИНА

(вскрикивает)

. Видите? Видите?

ЖЕНЯ. Где? Где?

РАЯ. Вон там, на углу, за кондитерской… Видите?

ЖЕНЯ

(передразнивая)

. «Видите? Видите?..» А что видеть? Видеть нечего.