Атенрет

Бубнов Андрей

От автора:

Первым произведением из цикла «И половины Галактики мало…» была трилогия «Офицер контактной разведки». Цикл повествует о борьбе Галактического Альянса с государством итроников за господство над Галактикой. Планета Земля — арена битвы занебесных спецслужб, ведущих многовековую нескончаемую борьбу за контроль над ничего не подозревающей планетой. Действие происходит и в настоящем и в прошлом, а так же в недалеком будущем. Основные действующие лица — представители родственных человеческих рас, живущих на планете Мениола и планете Земля. Около сорока тысяч лет назад человечество вынуждено было покинуть планету-мать, и расселилось по всей Галактике. Постепенно, в силу различных причин, связь между новыми мирами была утрачена. На сегодняшний день самая мощная (из известных) человеческая раса, живущая на планете Мениола, нашла одну единственную сестру-близнеца — Землю. Судьба других родственных миров пока неизвестна…

Фантастическая повесть «Атенрет» рассказывает о недалеком будущем, о работе астроархеологов, изучающих историю ещё одной человеческой цивилизации, уничтоженной итрониками два тысячелетия назад…

Андрей Бубнов

АТЕНРЕТ

Некоторые термины и понятия:

Итроники — раса разумных насекомых. За последние тысячелетия им удалось колонизировать треть Галактики. Итроники, благодаря быстрому росту численности населения и грамотному руководству, создали огромное унитарное государство. Они являются потенциальной угрозой для всех обитателей Галактики, так как постоянно нуждаются в расширении занимаемой ими территории.

Галактический Альянс — вынужденная консолидация высокоразвитых обитателей Галактики, юридически оформленная в виде федеративного государства. Официальная цель — противодействие итроникам. Интеграция сильно не затрагивает уклад жизни любой конкретной цивилизации, но требует от всех участников неукоснительного соблюдения определенных норм коллективной безопасности, таких, как например, единая армия, единая разведка, единое экономическое и информационное поле, совместные научные разработки в определенных областях, ну и лояльность, в конце концов…

ФСБР — Федеральная служба бесконтактной разведки — структурное подразделение, изучающее космическое пространство. Галактика огромна. Даже территория, юридически контролируемая Альянсом, не изучена полностью. Основная задача ФСБР — поиск ресурсов в иных звездных системах.

ФСКР — Федеральная служба контактной разведки — структурное подразделение, изучающее обитаемые миры. Если ФСБР открывает очередной неизвестный доселе мир, населенный разумными существами, в дело вступает контактная разведка. Она изучает чужеродный разум и классифицирует его. Либо это враждебный разум, либо нейтральный, либо дружественный. А потом Альянс решает судьбу нового мира…

Храм Солнца

Пролог

Живя на даче, я любил гулять в старом березняке, расположенном вдоль берега ленивой реки, недалеко от дома.

Рано утром, когда солнце еще только небрежно бросает свои первые лучи на мягкую, ласкающую взор водную гладь, пока еще поет соловей, пока еще не успел развеяться рыхлый полусказочный туман, пока еще ночная прохлада, словно тиски, сковывает тело, а хрустальные капли росы гордо блестят на травяном ковре, я, отогнав сон, тихонько, чтобы не разбудить домочадцев, выхожу на веранду, делаю глубокий вдох и, превозмогая легкий трепет изнеженной плоти, неторопливо бреду к реке. Постояв там немного, направляюсь в лес. Останавливаюсь только тогда, когда вокруг меня плотной завесой смыкаются стройные тела великих русских берез. Я с огромным удовольствием вдыхаю влажный аромат березовой чащи, любуюсь неповторимым порядком в природе, царящим вокруг, и на миг становлюсь совсем другим человеком. Немного печальная, но в то же время величественная атмосфера окружает меня.

Однако, каждодневные прогулки, очень скоро вошедшие в привычку, почему-то всегда заканчивались на маленькой, почти неприметной поляне. Побродив по лесу, я всегда прихожу именно сюда, правда, никак не могу понять почему.

…Я знаю поляну почти наизусть… вот высохшая береза со скрюченными ветками, вот высокий куст орешника, совсем рядом растет неизвестно откуда появившаяся в березняке рябина. Но это на краю… а в центре, в самом сердце поляны, торчит трухлявый пень, покрытый лишайником.

Сделав почетный круг, усаживаюсь на пень и всякий раз пытаюсь понять для чего вновь и вновь прихожу сюда.

1

Пассажирский лайнер прибыл точно по расписанию. В ярко освещенном, но все равно мрачном пассажирском терминале космопорта всегда тесно. Зона таможенного контроля работает медленно. Служащие и их кибернетические помощники дотошно проверяют каждого прибывшего.

— Виктор Новиков, — констатировала факт белокурая и немного строгая девица в темно-зеленой униформе, словно говорила кому-то еще, а не себе. — Двойное гражданство. Безвизовый режим. Цель прибытия на Мениолу?

— Девушка, — Новиков саркастически усмехнулся. — С каких пор гражданин Мениолы не может прилететь домой просто так?

— Извините, — девушка словно бы очнулась от каждодневного профессионального наваждения и даже не смутилась. — Добро пожаловать домой.

— Благодарю, — Виктор забрал сумку с вещами и направился в сторону выхода.

2

Ближе к вечеру Виктор решил посетить своих дальних мениольских родственников. Он позвонил Лаксуане, молодому инженеру-генетику. Ее прабабушка была сестрой его прабабушки. Новиков никогда не упускал возможность навестить пусть далекую и инопланетную, но все-таки родню. К сожалению, младший брат Лаксуаны улетел на работу, и его не было на планете.

Девушка, увидев улыбающуюся голограмму Виктора, страшно обрадовалась и пригласила его и Кейну в гости. Супруга разболталась с Лаксуаной. Новиков быстро потерял интерес к сугубо женской беседе и, пообещав прилететь через мениольский час, покинул комнату, оставив женщин наедине.

Солнышко постепенно, но уверенно опускалось к горизонту, грозя обитателям планеты хоть и летней, но все же суровой мениольской ночью. «Слепой» дождик моросил, не обращая внимания на небесное светило. На востоке неведомый художник нарисовал огромную радугу. Она простиралась гигантской дугой от небосвода до ближайшего холма. А капли дождя горделиво искрились на лобовом обтекателе, преломляя лучи солнца.

Гравилет неспешно преодолел полгорода и доставил двух молодых людей к дому Лаксуаны. Хозяйка дома поприветствовала Виктора так, как привыкла с детства, немного небрежно хлопнув ладонью по его ладони, а с Кейной поздоровалась стандартно, по-мениольски. Никаких официальных церемоний. Инопланетные родственники давно считали молодого земного историка близким человеком. Ну, а супруга родственника — тоже родственник. Лаксуана и Кейна почти сразу нашли общий язык, причем до того, как Виктор и Кейна поженились. Так что, гостей ждало гостеприимство на самом высшем уровне.

Новиков любил этот старинный восьмиугольный дом. Он казался воплощением уюта и спокойствия. Здесь дышится легко. А каждая восьмиугольная комната абсолютно не похожа на соседнюю. Теперь так не строят. Эпоха углов давно канула в лета. Теперь на Мениоле в моде неосязаемые формы, создающие не просто простор, но впечатление бесконечности и неопределенности.

3

Новиков, конечно же, не видел, как из мрака вечной космической ночи внезапно вынырнул малюсенький шарик — планета Атенрет, бело-голубой островок посреди безбрежного холодного и, казалось бы, безжизненного океана. Островок неторопливо вращается вокруг желтого карлика. Монументальная картина так похожа на родную Солнечную систему, но на самом деле, перед путником возник иной и пока еще неведомый мир.

Первое, что бросается в глаза опытному пилоту — наличие космического мусора явно искусственного происхождения. Обломки неизвестных объектов спокойно и неторопливо совершают паломничество вокруг планеты. Некоторые из них обреченно завершают последние круги, прежде чем углубиться в плотные слои атмосферы и окончательно сгореть во всепожирающем пламени, а многим из них еще предстоит столетиями, а то и тысячелетиями обращаться вокруг матери-планеты.

Именно космические обломки привлекли первых исследователей. Останки космических аппаратов красноречиво свидетельствовали либо о наличии разумной жизни на планете, либо о широкомасштабном военном противостоянии в окрестностях планеты. В любом случае, ФСБР, а после ФСКР проявили не дюжий интерес к Атенрету. Старания исследователей были вознаграждены. Им удалось на фоне первобытной атавистической жизни, погрязшей в мрачном невежестве, рассмотреть следы былого могущества человеческой расы, некогда населявшей планету приблизительно две тысячи лет назад. Первый же комплексный анализ ДНК аборигенов привел исследователей в состояние легкой эйфории. Нашлась еще одна потерянная в бесконечном космосе родственная человеческая цивилизация. Правда, погибла она достаточно давно. Чуть более двух тысяч лет назад Мениола обнаружила Землю. И приблизительно в то же время люди, жившие на Атенрете, отчаянно, прекрасно осознавая безнадежность своего положения, сражались с полчищами итроников, не ведая, что где-то рядом сформировался Галактический Альянс, способный оказать колоссальную помощь, способный спасти человечество. Люди не сразу осознали масштаб угрозы, с которой столкнулись. Впрочем, они вряд ли могли хоть что-то изменить в лучшую сторону. Они, загнанные в угол, не смогли долго противостоять многочисленным ордам хитрых и чрезвычайно умных насекомых.

Атенрет так и остался на задворках вселенной, на зыбкой границе между государством итроников и Галактическим Альянсом. Учитывая важное, на данный момент, стратегическое положение планеты, Альянс принял решение разместить на Атенрете военно-космическую базу — мощный боевой кулак, способный нанести внезапный удар по ближайшим планетам итроников.

И все-таки, по-человечески жаль тех, кто сложил головы, не подчинившись требованиям безжалостных завоевателей, тех, кто напоследок, от безысходности, подорвал сотни ядерных боезарядов, заразив радиацией и воздух и воду и землю, тех, кто погиб с гордо поднятой головой, не пустив агрессора на поверхность родной планеты.

4

— Анаабуал, васретанииум Атенрет, — раздался громкий голос офицера в чине лейтенанта. — Welcome, — продолжил он уже на земных языках. — Добро пожаловать на Атенрет. The passenger expects gravilet.

Слушая вполуха мениольского военного, который по незнанию коверкал земные слова, Новиков набросил дорожную сумку на плечо, вторую взял в левую руку и последовал вместе с другими пассажирами военно-транспортного звездолета в сторону широкого желтого гравилета, застывшего в ста метрах от темно-зеленого космического монстра. Человек пятьдесят, по большей части военные, заняли места в гравилете и, изнывая от нестерпимого зноя — хуже всего приходилось нежным мениольцам — терпеливо ждали пока небесная машина взмоет в небо, и сквозь открытые вентиляционные задвижки на людей хлынет поток спасительного ветра. Гравилет не был оснащен кондиционерами. Это был армейский вариант, в котором нет ничего лишнего, простота и надежность превыше всего.

Предусмотрительно надев на голову белую панаму, Новиков устроился на горяченном жестком сиденье и приготовился созерцать полет сквозь безжизненную песчаную пустыню. Именно в пустыне размещены взлетно-посадочные комплексы, ремонтная база, складские помещения, а километрах в четырехстах отсюда, в оазисе, на морском побережье, расположен город. Райское место на окраине гигантской пустыни, занимающей львиную долю площади материка. Когда-то здесь не было так сухо и жарко и здесь, возможно, цвели сады, кипела жизнь, но сейчас господствует резко-континентальный климат. Днем жара, а ночью трескучий мороз. Дюны высотой с многоэтажный дом, суховеи, ползают редкие, но мерзкие и всеядные представители местной фауны. Одним словом, пустыня в десять раз по площади превышает Сахару.

Гравилет летел стремительно, пожирая километры пустыни. Смотреть особо не на что, песок, да и только. Лишь один раз попались развалины какого-то поселения. Мрачные серые фрагменты толстой стены торчали из бело-желтого песка. Что это было? Город? Или промышленный объект, а может быть, культовое сооружение? Новиков не знал ответа, однако спрашивать не стал. Потом выясним, всему свое время.

Постепенно ландшафт стал меняться, появились островки зелени, затем словно гигантская блестящая змея, слепя всех, вынырнула из-за горизонта полноводная река, лениво сбрасывающая пресные воды в океан. Пустыня уступила место лесостепи. Здесь уже жили люди. Футуристические города, ощетинившиеся неприступными деревянными частоколами, изредка появлялись в поле зрения. Эти города принадлежали потомкам великой, но погибшей цивилизации, некогда населявшей все материки планеты.