Как и почему лгут историки

Бухарин Сергей

В СМИ необыкновенно популярно объявлять пятерку, десятку, сотню самых популярных песен, исполнителей, актеров и т. п. В настоящей серии публикаций мы приведем пятерку наиболее популярных и, что главное, влиятельных отечественных историков-фальсификаторов. В настоящей серии публикаций мы приведем пятерку наиболее популярных и, что главное, влиятельных отечественных историков-фальсификаторов

В СМИ необыкновенно популярно объявлять пятерку, десятку, сотню самых популярных песен, исполнителей, актеров и т. п. В настоящей серии публикаций мы приведем пятерку наиболее популярных и, что главное, влиятельных отечественных историков-фальсификаторов.

В настоящей серии публикаций мы приведем пятерку наиболее популярных и, что главное, влиятельных отечественных историков-фальсификаторов

Известный французский историк Марк Блок считал, что фальсификации в истории играют не менее важную и позитивную роль, чем документы, содержащие правдивую информацию. Позитивным он находил открывающуюся возможность изучить мотивы обмана. Исследования мотивов лжи, как правило, помогают получить новые знания. "Недостаточно раскрывать обман, надо раскрывать его мотивы. Хотя бы для того, чтобы лучше его изобличить", – учил Марк Блок.

Деятельность всегда мотивирована. "Немотивированная" деятельность все равно имеет мотивы, скрытые от наблюдателя или самого субъекта.

В политике и экономике мотивы обмана состоят в стремлении к овладению капиталом и властью. А какой мотив определяет поступки фальсификатора истории?

Часть 1. Сахаров

Член-корреспондент Российской Академии наук Андрей Николаевич Сахаров родился 2 июля 1930 г. в городе Кулебяки Нижегородской области в интеллигентной семье. Мать, Елена Константиновна Сахарова, – преподаватель истории, окончила пединститут в Новгороде, отец, Николай Леонидович Сахаров, преподавал политэкономию. Потом была учеба в Нижегородском строительном институте и заочных курсах парижского Политехнического института. А.Сахаров утверждает, что именно этот факт послужил одним из "обвинительных пунктов после ареста". Отец нашего героя, по его словам, какое-то время находился в заключении, потом отбывал ссылку, работая по специальности. Этот арест между тем не помешал сыну "политзаключенного" поступить на исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, а его младшему брату Дмитрию – окончить Московскую консерваторию, стать ее профессором и лауреатом "Шопеновского конкурса". По завершении учебы в университете А.Сахарову выдали характеристику, с которой, по его словам, "можно было идти лишь в гулаговский барак, но не на работу. Для меня не нашлось места не только в аспирантуре, но и в Москве, и вопрос рассматривался о направлении на работу в Алтайский край, в школу". Причина, по которой наш герой получил "нехорошую" характеристику, не указывается. В автобиографии делается намек на то, что юный Андрей Николаевич был излишне неудобен и отличался инакомыслием. Верится с трудом. А.Сахаров – не тот, кто "не меняет своих взглядов", поскольку этот принцип "далек от науки" (так написано в сборнике его трудов "Россия: Народ. Правители. Цивилизация" на стр. 912).

А.Н. Сахаров – действительно виртуозно, совершенно без инерции меняющий свои взгляды. Эта свойство, по нашему мнению, позволяло ему всегда "оставаться на плаву". И тогда, в далекие 40-е, "вопрос о направлении на работу в Алтайский край", оказалось, только рассматривался. Ему удалось-таки "зацепиться" за Москву. А.Сахаров объясняет это необходимостью поддержки "юного фортепианного гения" – своего 10-летнего брата Дмитрия, которому надо было учиться в Центральной музыкальной школе. Им на двоих предоставили комнату в коммунальной квартире на "респектабельной тогда Новопесчаной улице". Таким образом, получается, что "сталинский режим" был все-таки с человеческим лицом и предоставил молодому Сахарову свободный диплом, чтобы он мог поддержать своего одаренного брата. Получается так. В противном случае историк кривит душой, и остаться в Москве ему позволили совершенно другие причины.

При более пристальном ознакомлении с биографией историка выясняется, что он действительно лукавит. Оказывается, несмотря на "плохую" характеристику, с которой – "только в гулаговский барак", его сразу же после окончания МГУ в 1953 году принимают в аспирантуру (!), правда, заочную. Отметим, что прием в очную и заочную аспирантуру происходит одновременно. Для абитуриентов, поступающих в заочную аспирантуру, специально приемную комиссию не собирают. Таким образом, в течение 5 лет А.Сахаров работает в одной из самых престижных советских школ, пишет диссертацию и живет с братом "на халяву" в коммунальной квартире, расположенной в центре Москвы (заочным аспирантам места в общежитии не дают!).

Работа учителя истории оставляет много времени для занятий наукой. По тем временам можно сказать, что он попал в сказку. Так оно и было!

После работы в школе А.Сахаров работал журналистом, затем – в журнале "Вопросы истории". "Начались поездки по стране, выезды за рубеж, появилась материальная стабильность". Это свидетельствует о том, что не было никакой "отрицательной характеристики", а все свои оппозиционные свободолюбивые взгляды историк хорошо скрывал.