Гримасы подсознания, или Проклятие ведьмы

Буланов Марат Марсилович

Захватывающее повествование, наполненное приключениями в загадочных местах. Читателя ждет исторический экскурс через загадки и тайны времени, эзотерику и… подсознание. Книга о современности с элементами фэнтези, но с погружением в Средневековье. И как тут обойтись без любви молодых людей, свершающих благородные поступки и борющихся с ужасающе порочными злодеями…

Книга «Гримасы подсознания, или Проклятие ведьмы» автора М. Буланова — своего рода возрождение романтических традиций в современной литературе.

Часть 1

ЗАГАДКА ПОТЕРЯННОЙ СУДЬБЫ

Самоубийство

Он стоял на самом краю скалы, обрывающейся отвесно в ущелье, по дну которого прорывался бешено Прут… Что побудило приехать именно сюда — в Карпаты, в глухие, дикие места, Евгений не совсем отдавал себе отчет. Нет, в местах этих он бывал и не раз, путешествуя с друзьями по горам, ища неизведанных, острых ощущений. Но в данный судьбоносный момент парень находился здесь, вдали от людей, совершенно один — без снаряжения, туристической одежды и даже продуктов. А получилось все неожиданно спонтанно. После бессонной ночи, жутких переживаний, связанных с предательством Нины, Евгений совсем потерял контроль над собой. Плохо понимая, что делает, со словами «Тогда все кончено!» — завел машинально родительский «Ауди» и выехал утром от дома в Дуянах.

Потом гнал авто три часа по Черновицким дорогам, приближаясь к отрогам Восточных Карпат. Слезы отчаяния и тоски текли, не переставая, из воспаленных глаз, а сердце билось часто и металось так, что, казалось, выскочит из самой груди!.. По серпантину поднялся достаточно высоко на лесистые склоны. А затем, в некоем горном селе бросил ненужный автомобиль и в костюме, в котором обычно ходил на работу в офис, отправился дальше, углубляясь в скалистую, заросшую елью, буком и орешником глушь.

Довольно узкая дорога вскоре уступила место каменистой тропинке. Евгений быстро шел, не замечая, как лапы елей зло хлестали по возбужденному лицу. «Что?! Что заставило ее так поступить?!.. Нет! Пережить этот кошмар нормальный человек никогда, никогда не сможет!».

Тропинка поднималась вверх на небольшую горную седловину. Причудливые скалы высились над широким субальпийским лугом. Уже было два часа дня, но солнце, ярко светившее с утра, днем затянули свинцовые дождевые тучи. Надвигающаяся гроза заявляла о себе молниевыми вспышками совсем-совсем рядом. Мятущееся состояние несчастного еще более усугубилось. Страха перед неминуемой бурей он не чувствовал, но резко подступившие сумерки довели муки одиночества до страшного накала.

И хлынул ливень, сквозь который не было видно впереди практически ничего! Однако парень не замечал его холодных струй, не замечал промокшей насквозь одежды, раскатов грома, грохотавшего так, что закладывало уши и сотрясало все округ. Ужасные молнии крестили черное небо, и яркий свет от них открывал пугающие, фантасмагорические пейзажи!

Человек за бортом!

Вот уже несколько дней гукор «Оморно» шел по неприветливо-суровому Китайскому морю. Темно-свинцовые волны вокруг, словно живое неведомое существо, подымали и опускали водную грудь, как при тяжелом, усталом дыхании. Поскрипывали мачты корабля, дрожали снасти, а ярко-желтые паруса на фоне мрачного неба были натянуты туго напористым северным ветром, рвущимся с горных хребтов.

Торговое судно «Оморно» шло из Кайнаса в Аргонию, перевозя, как обычно, приличествующий ходкий товар. В трюмах стояли бочки с оливковым маслом, лежали штабели сандалового дерева, сложены мешки с бесценными пряностями. Это был прекрасный корабль, украшенный изысканной резьбой, которая тянулась от носа до кормы, придавая вооруженному пушками гукору необычный вид. В свете ярких солнечных лучей, (особенно в закатные часы), паруса его светились набионским золотом. И именно тогда, вкупе с деревянной инкрустацией бортов, парусник приобретал фантастические очертания чего-то неземного и бессмертного.

Вел судно старый морской волк капитан Нолт, немало повидавший на своем веку. Человек честный и благородный, рассудительный и совестливый, получивший прозвище Справедливый Нолт. Команда уважала старика и беспрекословно выполняла любые его взвешенные и верные приказы. Особо это было важно в смертельно опасных ситуациях, когда «Оморно» приходилось сталкиваться с беспощадными пиратами.

…Внезапно, перекрывая гул парусов, раздался крик впередсмотрящего гукора:

— Капитан! Черт меня раздери! Точно! Живая душа за бортом!

Черновицкий романтик

Страсть к компьютерным играм охватила Евгения еще с юности, когда отец приобрел ему первый ноутбук. Примитивные «стрелялки» и «убивалки» в скором времени пресытили молодой пытливый ум, чувствительную душу. Хотелось более серьезного погружения в виртуальную реальность, более глубокого интеллектуального напряжения. Чтобы раскрывались творческие способности, развивалась личность, ну, а интерес к свободной, фантазийно-ролевой игре не угасал.

И такие «развивающие» игры, разумеется, нашлись. Более всего любителю пришлись по душе так называемые квесты. Приключенческие сказки с поиском «ключей» и других необходимых предметов, беседами с персонажами, вопросами к ним. Причем наиболее острый интерес вызывали квесты со средневековым сюжетом, типа «Обливиона» или «Готики», где фантастические перипетии захватывали душу чудака целиком.

Вместе с тем, этот геймер с головой зачастую погружался в мир книжного фэнтэзи, жадно просматривал фильмы с подобною тематикой, а трилогия о «Властелине колец» или сногсшибательный опус о «Девятом Королевстве» неизменно просматривались романтичным мечтателем аж по нескольку раз.

Парень не мог себе объяснить, почему его так тянуло ко всему таинственному, мистическому и необычному. Взрослеющего Евгения заинтриговывали малообъяснимые факты истории (особенно средневековой), спиритизм, гадания, магия, парапсихология — вообще все оккультные науки. Много он читал и о различных древних религиях, в частности экзотических, типа Дзэн-буддизма или Зороастризма, или вогульского язычества. Не обошел вниманием странный человек и уфологию, и дианетику, и психотерапию, и массу других, самых различных учений и направлений человеческого духовного наследия…

Родился и жил Евгений Малену в городе Черновцы, что в Юго-Западной Украине. В городе, являющемся историческим центром Буковины, расположенном в сорока километрах от румынской границы. Богатая история и старинная архитектура сего места, естественно, серьезно повлияли на мировоззрение молодого умняги. Здесь издавна переплетались украинские, румынские (валашские), еврейские, а также австрийские и польские культурные традиции. (Черновцы даже называли «маленькою Веной» с архитектурными комплексами, а также и нравами, чрезвычайно схожими со столицей огромной империи Габсбургов). Буковина в разные времена находилась под молдавским, османским, австрийским, румынским и российским господством. Что наложило отпечаток на менталитет и души современных обитателей этой многострадальной земли.

Потеря памяти

…Утром следующего дня капитан находился рядом с рулевым матросом. Шторм изрядно потрепал «Оморно», к тому же, сильный ветер далеко отклонил гукор от курса. Нолт отдавал необходимые распоряжения, как вдруг, внезапно, раздался крик старшего помощника Стейта:

— Командор! Скорее!.. Лекарь передал, что незнакомец пришел в себя!

Старый морской волк тут же поспешил в свою каюту — выяснить ситуацию с гостем.

Каюта кэпа была довольно велика и разделена на две половины. В первой, обитой красной материей, располагался большой, крепкий стол, привинченный к полу. На столе — старинная карта Китайского моря и разбросанных по поверхности его островов древней Арседеи. Причем, каждый из крупных островов представлял собой разную страну, с конкретным населением, имеющим свои традиции и законы, историю, язык и прочие особенности.

Здесь же стояли серебряные подсвечники, а также кружки для грога. Работая над картою, старина Нолт немного любил побаловать себя. Стояла и массивная онитовая пепельница, в которую капитан выбивал содержимое выкуренных бесчисленных трубок. К столу приставлены были, само собой, высокие тяжелые стулья. На стенах висели несколько гравюр, а также перекрещенные острые кинжалы.

Знакомство с Ниной

Как ни странно, первая встреча не оказала на героя какого-то особого впечатления. Да, та самая первая встреча, которая перейдет в сильнейшее, нежное чувство чуть позже. Малену, иначе говоря, предположить даже не мог, чем может обернуться невинное, на первый взгляд, свидание с девушкой. Ведь девушек было так много, но почему-то именно одна из них, вдруг властно покорила сердце беспечного парня.

Нет, слишком беспечным, Евгения вряд ли можно было б назвать. К тому времени он окончил уже универ и работал в «солидной» фирме по недвижимости. Имелся за плечами и длительный опыт отношений с сокурсницей, к сожалению, так и не приведший ни к чему позитивному. Роман, длившийся несколько лет, однажды исчерпал себя, хоть чувства еще долго оставались актуальными для обоих влюбленных.

Поразительно, но мечтателю удавалось встречаться со многими дамами. Отношения как бы получались на разных стадиях развития. И в этом не было ничего предосудительного. Молодой чел находился в постоянном поиске настоящей любви. До судьбоносной связи, о которой сказано выше, он познакомился с еще одной барышней. Причем, барышня оказалась довольно экзотической. Познакомился на последнем курсе альма-матер. Однако ничего, кроме дружбы, «повеса» более, увы, не испытывал. Впрочем, Джессика сыграла в жизни его весьма неоднозначную роль. Роль, о которой будет сказано позже, и о путешествиях, в которых парочка, волей Провидения, участвовала…

…Был у Малену один хороший друг-не друг, но товарищ — некто Николае Петру. В свое время учились разными потоками в одном и том же универе. Как и Евгений, тот принадлежал к румынской диаспоре, но это обстоятельство, в принципе, не играло в приятельстве особой роли. Так вот. Петру как-то кто-то сообщил, что одна знакомая дивчина просит о небольшом одолжении. Учится Нина на первом курсе математического факультета. А преподаватель с исторической кафедры попросил первый курс написать реферат на 30 страниц.

Реферат, короче, несложный. Об основании Киевской Руси и первых деятелях государства. Нина выполнила работу, но доцентишка оказался зловредным. Вернул самочке написанное, мотивируя тем, что-де тема не раскрыта, как следует. Студентка исправила реферат, однако зануда заставил, вновь переделывать. Как поступить несчастной «жертве произвола»?.. Вот поэтому она и просит помочь специалиста-историка. Ведь Малену окончил факультет истории, политологии и международных отношений…

Часть 2

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ТОЛЬКО НАЧИНАЮТСЯ…

Хотинская крепость

После отъезда Нины несчастный влюбленный долго не мог найти душевное равновесие. Казалось, что потерял самое трепетное, чем только по-настоящему дорожил в своей жизни. Дивчина, постепенно, заняла в ней практически центральное место. И когда действие «наркотика» резко прекратилось, начался «синдром отмены», ужасные «абстинентные ломки». После стольких дней безоблачного, яркого счастья наступило тяжелейшее «похмелье». А иначе говоря — депрессия одиночества, депрессия нехватки главного человека.

Малену понимал, что выйти из этого состояния можно лишь по возвращении любимой. А пока необходимо как-то отвлечься от унылых мыслей, чем-то занять истосковавшееся сердце. Нет-нет, товарищ даже близко не допускал возможности погулять с другими девчонками! Ниночка теперь была для однолюба фактически единственной, неповторимой, никем незаменимой дамою сердца. Но, однако, что же делать, чтобы не сойти с ума, не надорвать измученную душу?! Работа у черновицкого романтика не спорилась — на дворе, стоял жаркий, разомлевший от солнца, одуряющий июль.

«Нужно срочно тоже отправляться в путешествие, отдохнуть! — решил для себя, выстраданно, „погибающий Вертер“. — Позову лучшего друга Олега, и рванем с ним на пару по ближайшим замкам-крепостям!.. Сначала, посетим Хотинскую крепость, а потом можно обследовать замок в Каменец Подольске! Поедем на машине, но возьмем палатку на всякий случай, кое-какие продукты да необходимые вещи. На работе попрошу отгулы на несколько дней, и более, вроде бы, ничего и не требуется…».

Олег Бецик с огромным энтузиазмом воспринял предложение Малену. Познакомились они еще в то время, когда учились в универе города Черновцы. Как и Евгений, парень этот был отчасти историком, а посему также обожал путешествия по историческим местам, но не только по ним. Обоим ужасно нравилось исследовать старинные постройки типа замков, монастырей, осматривать древние руины, катакомбы, арки и башни. Оба слыли идеалистами и мечтателями, и это, собственно, и сплачивало родственные души, горячие сердца.

Бецик по происхождению был наполовину кавказцем, армянином. (Причем, тут примешивалась еще и персидская кровь). Поточнее: мать Олега родилась в Армении, а отец в тогдашней УССР. Как и многие украинцы, при выборе профессии отец предпочел службу в Вооруженных Силах. Окончил военное училище и стал классным специалистом-топографом. Семья, в виду его военной специальности, где только, понятно, не жила. Родился парень в Азербайджане, потом перебрались в Таджикистан, затем в Узбекистан и прочее. Пять лет родитель находился в командировке в США, в Нью-Йорке, а семья оставалась в Украине. Естественно, капитан хотел получить вид на жительство, но в конце 80-х вынужден был вернуться назад. А побоялся того, что КГБ будет преследовать родных. В настоящее время он — офицер украинской армии, полковник, а мать — терапевт, уехавшая из города на заработки в Италию.

Ночной кошмар

С каждым часом «Оморно» приближался к берегам долгожданной Аргонии. Стране с теплым климатом, буйными лесами, страшными вулканами. По расчетам капитана, до нее оставалось менее полусуток пути. Стоял поздний вечер; мрачное небо окрасилось по краю кроваво-черной, пугающей зарей. И этот нехороший знак немного беспокоил опытного старика, заставлял внутренне сомневаться относительно успеха перехода к крупному острову.

И действительно, опасения Нолта оказались небезосновательными. Буквально через час взволнованный Стейт, ворвавшись в каюту, сообщил потрясающее известие:

— Мачтовой в 45 кабельтовых только что заметил приближающийся корабль! По всем признакам — это пиратское судно кровожадных, безжалостных нордов!

— Да вы что!.. О, черт, как некстати! Не хватало схлестнуться с этими мерзкими ублюдками морей!

— Что будем делать, командор?! Принимать бой или пытаться, оторваться от них? «Оморно» перегружен товарами, и от погони далеко, скорее всего, не уйдет!

В подземелье и над пропастью

Евгений и Олег оставили машину на стоянке, невдалеке от крепости. А потом, с другими туристами, направились по тропинке к средневековому форту. Нужно было по деревянному мосту пройти через замковый ров к воротам так называемой Въездной башни, и через арку ее, прошествовать уже, собственно, на территорию заповедника.

Заплатив двадцать гривен за вход, друзья, наконец, очутились в непередаваемой атмосфере незабвенной старины. Впрочем, соответствующее настроение охватило их еще на подходах к твердыне. А именно, когда башни и высокие стены как бы приоткрыли давно ушедший, богатый яркими событиями, мир. И это суровое великолепие давнишних веков заставило биться сердца двух исследователей частыми, восхищенными толчками.

Организовав группу из двух десятков человек, гид повел толпу на экскурсию по достопримечательностям замка. Товарищи сразу откололись от туристических зевак, предпочитая разбираться самостоятельно в особенностях цитадели. Тем не менее, время от времени они примыкали к группе, потому как было интересно побывать в запланированных экскурсией местах. Однако главные любопытнейшие находки, по их мнению, располагались совсем в других, что ли, «плоскостях истории».

А считали-то так по следующей причине. История не терпит обывательского отношения. И подход к предмету должен быть серьезным, с полною отдачей. Общая картина исчерпывающего знания никогда и никому не даст. Поэтому необходимо изучать хоть незначительные, но очень важные детали. Ибо через них мы, собственно, и познаем закономерное и объективное, и только через них разгадываем тайны давно минувших, дерзновенных дней…

Древняя крепость покоится на крутых склонах правого берега Днестра. Окружают ее также и рукотворные рвы, в настоящее время не заполненные водой. Каменные стены, украшенные узорами из красного кирпича, высотой до сорока метров, а шириной до пяти. Стены неоднократно разрушали осаждавшие, а затем их вновь восстанавливали и отстраивали те, кто становился полноправным хозяином Хотинского бастиона.

Долгожданная Аргония

По мере приближения к берегам острова, туман окончательно рассеялся. Солнце заливало лучами лазурные воды Большого Аргонского залива. Капитан Нолт провел судно безопасным путем, минуя гряду подводных коварнейших рифов. И это стоило немалых усилий, потому как команда совершенно вымоталась после событий кошмарной, напряженной ночи. «Оморно» находился на волоске от гибели, и люди выложились на всю катушку. А тут еще чертовы рифы!.. Пройдя же мимо них, матросы, наконец, вздохнули с облегчением, оставив позади все треволнения и страхи.

Эдгар передал штурвал другому рулевому и, пошатываясь от усталости, отправился на нос корабля. Он набрал полной грудью свежего морского воздуха, наслаждаясь обретенным душевным покоем. Закрыл, утомленно, глаза и долго стоял в неподвижности, слушая тишину да редкие крики гастид, что кружили над волнами и в небе. А когда приподнял тяжесть век, изумленному взору открылась… такая восхитительная картина, какой парень за всю свою недолгую жизнь никогда и нигде не видал!..

«Оморно» достаточно близко подошел к аргонскому берегу. И двигался на приспущенных парусах вдоль него. Ослепительные лучи жаркого солнца освещали сказочно-живописные пейзажи земли. Средь причудливых, великолепных утесов зеленела буйная тропическая растительность. Тут и там звенели голоса райских птиц с непередаваемоярким цветным оперением. Скалы перемежались с полукруглыми холмами, где сквозь девственные леса протекала прозрачно-хрустальная река. Река на местном наречии называлась почему-то Ластидоника, что означало «волосы юной красавицы». Может потому, что обрывалась прекрасным водопадом (волос), низвергающим потоки воды в цвете радуги в Аргонский залив.

«Ужели что-либо подобное может встретиться на всем белом свете?! — прошептал восхищенно путешественник. — Какая неземная красота! Какое бесконечное блаженство ощущаешь при виде этакого райского, счастливо-безмятежного уголка!..».

Вскоре «Оморно» вошел в небольшую бухту, в глубине которой располагался порт столицы Аргонии — города Зайнакана. Около десятка торговых парусников стояло на приколе в уютной гавани у причала. Все они были из разных земель: Лаврии, Кайнаса, Криптуса, Варгозии и Гардена. Масса людей в экзотических одеждах сновала по территории порта. Тут находились и купцы, и горожане, и грузчики, и полуобнаженные невольники. Неподалеку от причала теснились старинные склады для различных товаров и нужд. Здесь же, на площади, шел нескончаемый, оживленный торг: как море шумел разноязычный говор возбужденной толпы. А далее начинался, собственно, город, поднимающийся террасами по огромному рыжему холму.

Смертельная опасность

…Склоны обрыва были известняковыми, кое-где поросшими мхом и травою. Внизу виднелись макушки деревьев и буйные заросли кустов. Евгений невольно содрогнулся, представив, как можно свалиться с этакой приличной высоты. Между тем, нужно было как-то помочь товарищу выбраться наконец из подземелья. Два с лишним метра от пола до полукруглого окна — это все ж таки не баран чихал! Бецик оставался на дне абсолютно один и, понятно, не мог дотянуться до «сокровенной мечты».

«Что же делать?! — прикидывал Малену. — Протянуть руку Олегу — совершенно ничего не даст. Эх, если бы там были какие-то кирпичи либо подставка! Но мы тогда все осмотрели: помещение оказалось практически пустым. Идея! — романтик вдруг заметил на площадке небольшие тесаные блоки. — Вот эти ровные камни я и сброшу попросту напарнику вниз!..»

— Как ты там, Олег? — парень наклонился к мрачному окну.

— Да нормально, — глухо тот ответил из подвала. — Ума не приложу, как отсюда выбираться. Кстати, фотокамера-то цела и невредима?.. Попробуй, опусти руку — может, удастся подтянуть меня!

— Бесполезно! Похоже, есть другое решение. Тут рядом старые каменные блоки лежат! Будто нарочно приготовлены! Сброшу тебе их и, возможно, тогда и сможешь подняться наверх!