Новелла по мотивам серии «Армагеддон» . Лис пустыни

Бурносов Юрий

Америка наших дней. Бизнес торговца автомобилями из-под Лас Вегаса Карла Макриди идет неважно. Он чувствует, что вокруг происходит нечто странное. В один из дней к нему является сомнительный незнакомец с не менее сомнительным предложением, от которого Карл, увы, не может отказаться. С этого момента размеренная жизнь Макриди постепенно превращается в ад: в округе творятся невообразимые вещи, в доме у Карла собираются чужие люди, его помощник оказывается не тем, кем казался, а очередное появление сомнительного незнакомца оборачивается бойней и удивительным сюрпризом.

* * *

Карл Макриди сидел на ящике из-под тормозных колодок и ел бобы со свининой.

Это было не блюдо домашней кухни, а разогретые в микроволновке консервы, которые он немного сдобрил молотым перцем. Макриди считал, что пища должна быть в первую очередь сытной, во вторую — полезной и уж в третью — вкусной. О полезности консервированных бобов с мясом специалисты по питанию могли бы с ним серьезно поспорить, но Макриди не любил прислушиваться к чужому мнению, если имел достаточно оформленное собственное.

Дела шли плохо. За последние два дня он не продал ни одного автомобиля. Зато купил тринадцать, небывалая штука... И перестал покупать вчера после полудня, после того, как понял, что у него скапливается лишний товар. Да, люди отдавали вполне приличные тачки за бесценок, но что с ними делать? Солить впрок? К тому же они требовали наличные и куда-то спешили...

Смуглый тип в дорогом итальянском костюме, отдавая Карлу ключи от вполне приличного «Понтиака» и торопливо расписываясь, пробормотал:

— Там творится какая-то хрень, приятель... Мы с братом решили свалить на время на Восток, в Небраску. У него там домик.

* * *

Большая комната, из которой можно было выйти на плоскую крышу офиса, сочетала в себе и кабинет, и спальню, и небольшую кухню. Одну стену полностью занимали книжные полки. Карл любил читать и терпеть не мог новомодные электронные читалки, полагая, что буквы должны быть напечатаны на бумаге. Книги были аккуратно расставлены по темам: религия, военное дело, автомобили и прочая техника, история... Художественная литература практически отсутствовала, за исключением нескольких вестернов и романов о вьетнамской войне. Отдельный стеллаж был выделен оружейным журналам. Карл Макриди являлся верным членом старейшей постоянно действующей организацией защиты гражданских прав в Соединенных Штатах — Национальной стрелковой ассоциации, и регулярно направлял им изрядные пожертвования.

Над виниловым диваном висели постер фильма 1970 года о генерале Джордже Паттоне и большой портрет гитлеровского фельдмаршала Эрвина Роммеля, известного также под кличкой «Лис пустыни». Карл Макриди искренне уважал этого талантливого полководца, который притом не запятнал себя какими-то особенными преступлениями, в отличие от других фашистских военных деятелей. Даже участвовал в заговоре против Гитлера, а затем покончил с собой в обмен на благополучие его семьи.

Карл с детства любил и уважал армию, но отец решительно пресек его, так и не начавшуюся, военную карьеру.

— Видишь ли, Карл, — заметил он как-то, начищая свою медаль «Пурпурное сердце», — нынешняя армия — это совсем не то. Во второй мировой, во Вьетнаме — вот там люди воевали. А сейчас воюют роботы и компьютеры. Нажал кнопку здесь — и на другой стороне планеты взлетел на воздух целый город. Какая же это война?!

— А если на нас нападут русские?! — спросил Карл, с завистью глядя на медаль. Как раз на днях он посмотрел «Красный рассвет» — новый боевик, в котором обычные школьники дали отпор советским спецназовцам, захватившим американский городок.