Пиранья против воров

Бушков Александр Александрович

Разменявший полтинник морской волк – контр-адмирал Мазур – заскучал в тихих коридорах Главного штаба. Ему представилась возможность развеяться: сопроводить дочку сослуживца по Великой Сибирской магистрали в славный град Шантарск. Начало прогулки было столь безмятежно, что, попав в руки крупного шантарского мафиози, видавший виды Мазур поначалу был несколько озадачен: череда загадочных убийств, таинственные исчезновения – головоломки на каждом шагу. Но желание выжить привело адмирала в боевую готовность.

Памяти моего доброго знакомого М.А., которому удача не изменяла на неправильной стороне улицы, но однажды подвела на правильной...

Александр Бушков

Часть первая

Терминатор поневоле

Глава первая

Как странствуют адмиралы

Пейзажи за окном вагона, какими бы они ни были красивыми и приятными для глаза, успели уже окончательно надоесть – любая тайга в свете ясного солнца, любые живописные буераки, долины, реки, сопки и все такое прочее, безусловно, напрочь осточертеет, если созерцать эту чертову нетронутую природу аж несколько дней. Душа поневоле просит, вот чудо, пыльного асфальта, растрескавшегося бетона, автомобильного мельтешения с чадной бензиновой вонью и даже, быть может, толкотни в автобусах. Поскольку все перечисленное, если вдумчиво проанализировать, будет знаменовать собой конец затянувшегося путешествия. Как ни покромсали бывший Советский Союз его бывшие республики, рванувшиеся на свободу, словно тараканы из коробки, все эти дурные перемены ухитрились не затронуть одного-единственного – ширины. В ширину нынешняя независимая Россия осталась такой же. Или почти такой, почти той же самой, как в его случае. От града Питера до града Шантарска поезд тащится, преодолевая абсолютно те же расстояния, что и в старые, осужденные демократической общественностью времена. Ровно столько же верст – а вот времени уходит гораздо больше, нежели при коммунистах – потому что на рельсы порою высыпают остервеневшие бюджетники, давненько не видевшие родную зарплату и оттого не придумавшие ничего лучшего, кроме как побуянить на Великой Сибирской магистрали. А то для разнообразия невзгод рыжий энергетический вампир отдает приказ обесточить очередной перегон...

Впрочем, им везло. С отключением железной дороги они так и не столкнулись – зато наслушались о нем немало. Если в старые времена, до исторического материализма, путники стращали друг друга разбойниками и драконами, то теперь роль дорожного ужастика, пугалочки для странников прочно утвердилась за Чубайсом, Великим и Ужасным, выполнявшим, пожалуй что, в нынешнем массовом сознании стародавнюю роль языческого божка-грозовика. В самом деле, было много общего. Мало кто видел этого самого рыжего, зато достоверно было известно, что, пребывая в своем таинственном отдалении, он в любой миг может дернуть любой рубильник и устроить кирдык...

Что до бюджетников, то они обозначились на пути один раз, еще за пределами Шантарской губернии – да и то, не вставшие грозно на путях непреодолимой стеной, а оттесненные к зданию вокзальчика доблестными силами правопорядка, так что никакой задержки и не было...

– Что там такое завлекательное, господин адмирал? – раздался за спиной ленивый и разнеженный голосок Светы. – Неужто нимфы лесные маячат? Если так, возревную.

– Инопланетяне, – сказал Мазур, подавив тяжелый вздох, не оборачиваясь. – Пролетели и сгинули. Жду, вдруг опять появятся.

Глава вторая

Я наклонюсь над краем бездны

– Накинь на себя что-нибудь, умница, – сказал Мазур понуро. – Охолонуть дай моей старческой плоти...

– Слушаю и повинуюсь, о мой повелитель, – она накинула короткое джинсовое платьице, небрежно его застегнула через пуговицу, села рядом и пытливо всмотрелась: – Кирилл, что ты надулся? Все будет прекрасно...

– Да я и не сомневаюсь, – сказал Мазур вяло. – Это я так, о своем задумался...

Он и в самом деле думал сейчас о своем. Поезд ощутимо замедлял ход, за окном потянулись неказистые деревенские домишки, серые покосившиеся заплоты, лохматые псы неизвестной породы валялись у калиток, стояла задумчивая корова, повесив безрогую башку. До Шантарска оставалась всего-то сотня километров или чуть поболее....

Откровенно говоря, Мазур не любил Шантарска. И оттого, что здесь пять лет назад погибла Ольга, и оттого, что здесь не раз приходилось р а б о т а т ь – или, что немногим веселее, именно отсюда отправляться на работу, а работа не то чтобы встала поперек души, но... С возрастом в душе накапливается некая тоскливая безнадежность, начинает казаться, что все было зря – зря резали друг друга боевые пловцы у Ахатинских островов и на рейде Эль-Бахлака, зря метались по здешней тайге лихие волкодавы, поливая друг друга из автоматов и пришпиливая врага к соснам метко брошенными тесаками, зря на противоположном бочке глобуса, в достопамятной республике Санта-Кроче азартно играли со смертью горячие латиноамериканские парни и девчонки при посильном участии российских офицеров... Какая разница, чем все кончалось, если огромная и необъятная планета будет точно так же нестись в пространстве и без них? Был один еврей, так он сказал, что все проходит...

Глава третья

Жил-был покойник

Мазур обернулся, как ужаленный. Перед ним стоял невысокий, лысоватый мужичок, одетый с исконно славянской, исконно провинциальной простотой: расшлепанные сандалеты на босу ногу, тренировочные штаны с пузырями на коленях, пыльный суконный пиджачишко поверх майки. И недельная щетина, конечно, куда ж без нее такому вот индивидууму... И отчаянный запах сивухи на метр окрест.

– Ну? – нетерпеливо спросил Мазур.

Мужичонка, оглядевшись, поманил его за киоски:

– Слышь, отойдем...

– Ну? – повторил Мазур неприветливо. – Какие дела? – Бросив по сторонам столь же сторожкий взгляд, абориген подсунулся к нему вплотную:

Глава четвертая

Охотник и дичь

Он по-прежнему стоял на площадке у приоткрытой двери, чутко, по-звериному прислушиваясь к тишине. Возможно ли сейчас абсолютно правильно – или хотя бы п о ч т и правильно – угадать, что задумали неведомые авторы?

Безусловно, не ограбление – тут все иначе... Компрометация? Зачем и кто? Чужая разведка? Слабо, слабо, дохлая версия... Кто, в конце концов, знал, что Светка именно в этом медвежьем углу побежит за пивом? Вариант чужой разведки гораздо более сочетается с миллионным городом Шантарском, предоставляющим неизмеримо больше возможностей в этом плане...

Некий недруг? Опять-таки вздор, версия вилами по воде писана. Все снова упирается в некую з ы б к о с т ь происшедшего: ну кто мог предвидеть, что Светка вдруг...

Какой-то капкан, поставленный не конкретно на контр-адмирала Мазура, а и на некоего п у т н и к а? Капкан, привязанный к конкретной географической точке, кропотливо продуманная ловушка – но точного адресата не имеющая. На кого бог пошлет...

Ну-ка, ну-ка... Выстраиваем с ходу версию: неведомые подонки хотели залучить в свои сети какого-нибудь богатенького Буратину, ибо именно такой и должен ехать в комфортабельном СВ в компании очаровательной блондинки. Погоня, труп... Теперь из денежного лоха можно безбоязненно и безболезненно выдоить приличную сумму, угрожая в случае отказа обвинить в убийстве...

Глава пятая

Нанимал хозяин батрака

Дорога до Шантарска, добрая сотня километров то посреди скучных степных раздолий, то посреди тайги, не заняла и часа. Один Аллах ведает, сколько у лысого накопилось за грешной душой грехов и недостатков, но одно несомненное достоинство у двойника легендарного командарма все же нашлось: он водил машину классно. В дороге они не разговаривали, но молчание напряженным отчего-то не казалось – скорее уж деловым. Мазур так до сих пор и не пытался хоть что-то прокачивать и анализировать. При столь скупой исходной информации углубляться в бесплодные теории и возведенные на песке версии не только глупо, но и вредно для дела. Он попытался лишь продумать, как они могли на него выйти, – но и тут бродил в потемках. Или в тумане. Одно ясно: их должны были вести еще из Питера. И задумано все как минимум не раньше того момента, когда они поднялись в поезд. Предполагать, что некто опознал Мазура в поезде и замыслил все там, на ходу, было бы форменным идиотством. Нет, следок тянулся из града Петрова, и никак иначе. Итак, братва... Мафия. Ну что же, случалось сталкиваться с мафией и в ее латиноамериканской, и в азиатской разновидности, после чего ряды таковой изрядно редели, и позади все горело, а впереди все разбегалось... Нет, теперь все иначе. Тогда его не держали на коротком поводке посредством заложника, вот ведь какая загвоздка...

– Ну что, господин морской адмирал? – спросил Котовский, чуть притормаживая близ поста ГИБДД. – Не хочешь подойти к тому вон щеглу в сером и пожаловаться, что лысый дядька забижает? Девку, мол, уволок, покойника подсунул...

Они уже ехали восточной окраиной Шантарска, которую Мазур смутно помнил по прошлым приездам.

– К чему паясничать? – сказал он хмуро. – Ты человек вроде бы серьезный...

– У каждого свой пунктик, – беззлобно ответил лысый. – Жизнь у меня была тяжелая, большей частью без всякого юмора, вот и тянет позубоскалить, пока сверху не каплет, а снизу не припекает... А ты всегда такой молчун?