Будь здоров

Бушун Виталий

В этом мире самые могущественные и умелые маги — целители. Только они благодаря своей высокой чувствительности способны управлять магической энергией на таком уровне, который и не снился боевым магам. Герой романа — неизменный объект шуток одноклассников из-за своей полноватой фигуры — нежданно-негаданно поступает в королевскую академию магических искусств учиться на мага-лекаря. Его полнота оказалась полезным качеством для избранной профессии, к тому же в нем открылись неординарные способности. Мирный и добрый человек, он зачастую вынужден применять свои способности для защиты себя и близких ему людей. Академия дала ему наставников, друзей и… любовь.

Виталий Башун

Будь здоров

Часть Первая

Глава 1

— Привет, Филин! — кто-то хлопнул меня по плечу так, что охапка бумаг, которую я держал в руках, стараясь с одной стороны не уронить, а с другой — не помять, чуть не выпорхнула белыми голубями на мраморный пол академии. В такой толчее подобрать их, да чтоб не затоптали и меня и бумаги — мертвое дело.

За моей спиной нарисовался, приветливо скалясь частоколом ровных жемчужно белых зубов, самый страшный кошмар моей схольной жизни — Свентаниана Деи Маринаро — или просто Свента. Объективности ради, следует признать, что внешне она была демонически хороша. Несмотря на средний рост, всего на полголовы ниже меня, она имела ладно и пропорционально сложенную фигуру, изяществу которой могла бы позавидовать богиня красоты. Мужчины, завидев ее, как правило, восхищенно щелкали языком: «Ну, всё при ней! Ни добавить, ни убавить!». А нежный овал лица в обрамлении локонов шелковых русых волос с легким бронзовым оттенком и аристократичные черты, из которых выделялись полные, чувственные губы и яркие изумрудные глаза, пробуждали образы сказочных гурий востока. Каждое движение ее было полно королевской грации и пластичности в сочетании с хищной плавностью, точностью и экономностью воина.

Вы правы. Я тоже восхищен ею, что не мешало мне в схольные годы избегать ее общества всеми возможными способами, ибо никто иной не доставлял мне столько неприятностей, нежели она. Скажем прямо, а я давно уж перестал заниматься самообманом, талия моя была несколько больше средней. Ближе к стандартам борцов одной восточной борьбы, где противники должны, пользуясь своей массой, выпихнуть друг друга за ковер. В общем, мои одноклассники ласково называли меня жирдяем, салом на ножках, пузаном и тэдэ и тэпэ. Усугублялось мое положение вечного объекта шуток и проказ любовью к уединению и чтению книг. Как можно предпочесть книги шумным проказам и играм, понять никто не мог, а все непонятное пугает и раздражает. Чтоб не пугало — надо посмеяться. Вот все ученики схолы и соревновались в изобретении разных пакостей. Пальму первенства, особенно ближе к концу схолы, уверенно держала Свента. Увлеченно занимаясь с малых лет боевыми искусствами, она, похоже, больше всех не могла смириться с такой ошибкой природы, как я. Мужчина — и не может ни разу подтянуться. Не владеет оружием и рукопашным боем, а на уроках начальной боевой подготовки умирает на первых ста метрах бега. В то время как сама она уже несколько лет являлась чемпионом нашего города по рукопашному бою, стрельбе из лука и фехтованию среди взрослых мастеров. А теперь наделите еще этот образ острым умом, хорошей начитанностью и властным характером, и, думаю, у вас не возникнет вопросов, кто был неформальным лидером самой сильной группировки схольников и организатором самых изощренных проделок, после которых виноватых не удавалось найти даже королевским охранителям порядка. А такое тоже было. Когда Свента и компания решили, что их товарищ несправедливо обвинен в организации потопа в мужском туалете, директор обнаружил, что потоп этот добрался до его личного сейфа. Сейф тот был, между прочим, кроме секретного кода известного только директору дополнительно защищен еще и далеко не слабым магом.

Следует признать, что Свента, пользуясь своим авторитетом, никогда не допускала, чтобы проказы по отношению ко мне доходили до физического ущерба здоровью или морального унижения. Тем не менее, отрава, даже не смертельная, даже в бриллиантовой оправе, отравой быть не перестает.

Глава 2

Я отключился. Как надолго — не знаю. Вдруг в глазах прояснилось. Я оказался в каком-то безликом пространстве, заполненном мягко мерцающим серебристым туманом. Ни дна, ни покрышки. То есть пол, потолок, стены, если и были, то тонули в тумане который слоился и как бы дышал, пульсируя в своем особом ритме. Слои текли то параллельно друг другу, то перпендикулярно. Сливались воедино и распадались на два, три и даже четыре слоя. В них периодически формировались плотные сгустки, тускло светящиеся разными цветами. Сгустки перемещались, то вслед потоку, то — против, не выходя, впрочем, за его пределы, рассеивались, чтобы в другом месте сформироваться вновь. Теплое и уютное спокойствие дружески обняло меня. Я расслабился и приготовился получать удовольствие. Нет, конечно же, какие удовольствия можно ожидать при испытании? То есть я понимал, что меня сейчас каким-то образом начнут экзаменовать, но это меня нисколько не тревожило. Мне было глубоко фиолетово даже мое положение в пространстве. Где я? Стою, сижу или лежу? А, может, завис в эмпиреях? Верх и низ отсутствовали за ненадобностью.

Мне стало вдруг интересно, а как я здесь выгляжу? Это ведь, наверное, сон, навеянный артефактом академии. И что я во сне сам про себя напридумывал? Стоило только окрепнуть этому желанию, из тумана сформировался сгусток размером с меня, принял почти овальную форму, и на нем проявилась зеркально гладкая поверхность, выглядевшая как обычное овальное зеркало в рост человека, оправленное в странную косматую дымящуюся рамку. Периодически на рамке, то тут, то там, начинали вспухать плотные наросты, похожие на солнечные протуберанцы и тогда поверхность зеркала рябила и кривилась. Протуберанцы неспешно вырастали, истончались у основания и отрывались, рассеиваясь в тумане. Зеркало успокаиваясь, снова становилось гладким.

В этом оригинальном, я б даже сказал эксклюзивном, зеркале отражался… Даю три попытки! Раз! Два! Правильно! Я красивый. И овал зеркала был, опять же правильно, чтобы вместить мое брюхо, очень близок к кругу. Брюхат-лукум — одно из моих детских прозвищ за пристрастие к соответствующей сладости. То есть никаких сюрпризов не было. Каким я был, таким остался. Означает ли это, что я честен с самим собой даже во сне? Загадка.

Зеркало периодически корчило мне рожи и это стало здорово меня раздражать. Задолбали танцы протуберанцев! Я приблизился к зеркалу, или оно ко мне, и прижал рукой вспухающий отросток. Он ощутимо, но мягко толкнулся мне в ладонь, а затем произошло странное. Вместо своей кисти я увидел пять тонких жгутиков, свитых из тоненьких радужно переливающихся трубочек, сантиметров по пятнадцать каждый. На самых кончиках жгутики настолько истончались, что становились почти совсем невидимыми. Эти жгутики впились в рамку, там где проявился протуберанец и начали с дикой скоростью производить непонятные манипуляции, быстро меняя свой цвет от ярко алого до фиолетового и почти черного. Во всем этом была непонятная мне гармония и… правильность. Я непонятно почему точно знал — все идет как надо. Жгутики закончили свою работу, а я на чистой интуиции медленно обеими руками погладил рамку сверху вниз. Уже без удивления увидел, что и другая кисть руки приняла форму жгутиков. Когда руки встретились внизу — рамка стала ровной и гладкой.

Занавес. То есть я опять отключился и очнулся уже в аудитории. Как же мерзко…!! — я себя почувствовал.

Глава 3

В академии к дверям кабинетов для собеседований уже вызмеились очереди из абитуриентов. Я, было, пристроился в ближайшую, но Свента уточнила у одного из секретарей, и указал на нужную мне. Сама же встала в другую. Смешно сказать, но в моей очереди оказался и давешний верзила. Логически рассуждая, прихожу к выводу, что, поскольку свои шансы поступить я оценил как крайне низкие, в данной очереди собраны неудачники, которым не повезло. Прием, скорее всего, ведет кто-нибудь с факультета лекарского дела. Он или она будет говорить ласковые слова, отпаивать травками и незаметным воздействием успокаивать, настраивая на позитив. А! Будь, что будет!

Пока ожидал приема, насмотрелся на многообразие способов тихо понервничать и попсиховать. Кто-то грызет все что под руку попало: пальцы, платки, шляпы, рукава, рукояти шпаг, трости… Кто-то маятником бродит из угла в угол, периодически нервно вздрагивая и оглядываясь. Кто-то бормочет молитвы или мантры. Кто-то остекленевшим взором воткнул взгляд в деталь интерьера и не желает его отводить. Кто-то… Ну вот, пока я наблюдал, подошла моя очередь.

— Сначала вопрос, молодой человек. Какие рекомендации вы ждете от приемной комиссии?

Собеседником оказался довольно упитанный мужчина лет тридцати пяти на вид, одетый в мантию с эмблемой факультета лекарства. Так я и знал!

— Какие рекомендации? — переспросил я, и с безнадежностью ответил, — Забрать документы и проваливать. Успокоительное можете не тратить. Выдержу как-нибудь.

Глава 4

Прошло минут десять и дверь кабинета, в который перед этим зашла Свента, открылась и на пороге появилась она сама собственной персоной. Не обратив на меня никакого внимания, она, чуть ли, не строевым шагом направилась в сторону выхода из здания академии. У меня тоскливо сжалось сердце — неужели провал? Она, конечно, мой персональный кошмар и стерва и покомандовать любит, но… не могла судьба так жестоко поступить с ней. Не удержав естественного для меня порыва помочь и поддержать, я кинулся вслед.

— Свента! Подожди! Что случилось? Тебя не приняли?

Она остановилась. Четко через левое плечо повернулась ко мне и, глядя своими сияющими глазами мне прямо в глаза, сказала.

— Свентаниана деи Маринаро! Представляюсь по случаю поступления на факультет боевой магии Королевской Академии Магических Искусств! — и столько счастья было выражено этой короткой речью, что и мне «на старые дрожжи» перепала толика. Снова захотелось побезумствовать — сжать ее в объятиях, подхватить на руки и закружить по всему залу. Однако, порыв этот был тут же придавлен тяжелым солдатским сапогом.

— Рррррядовой Филин! Слушай мою команду! В составе отряда из двух человек выдвигаемся в направлении общежития, где производим рекогносцировку с целью заселения. По завершении операции заселения выдвигаемся в точку рандеву, каковое назначается в холле означенного общежития, с целью дальнейшего следования в ресторан. Задание понятно? Выполнять!!

Глава 5

Что бы вы думали? Конечно же я поперся в этот клятый ресторан провожать голодную Свенту. О еде, честно, даже не думал. Некоторое время мы шли молча и, чтобы прервать затянувшуюся паузу я спросил.

— Свента. А когда ты успела перенести вещи из гостиницы и переодеться? У тебя магическая безобъемная сумочка?

— Ох, Филин! Какой же ты невнимательный!

— Хмм!

— Да, не ко мне. Хотя, конечно же, мог бы и оценить мой наряд: «Ах, Свента! Ты в этом платье выглядишь божественно! Оно тебе так к лицу! А эти рубины мягко переливаясь в свете магических светильников…». Ладно — ладно. Не ворчи. Я имела ввиду другое. Из тебя плохой разведчик — ты не заметил мое сопровождение. Думаешь, мама с папой и впрямь отпустили меня в столицу в гордом одиночестве? Щаззз. Они приставили ко мне тайную охрану. Я, естественно, сразу всех вычислила, переговорила с капитаном и решила — пусть себе сопровождают. Главное, чтоб не мешали. Теперь ты, наверное, уже догадался? Да я подала знак доставить мои вещи в общежитие, что и было сделано, пока мы заселялись. Кстати, а где остановился ты? Не спорь — это им не трудно, а мне ничего не стоит. Пока мы ужинаем, твои вещи в целости и сохранности будут переправлены в общежитие.

Часть Вторая

Глава 24

— Я не хочу эклеров! Какой идиот приказал печь эти противные эклеры?! Я хочу сахарных трубочек с клюквенным джемом!

— Дорогая. Ты же вчера сказала, что любишь эклеры с кремом…

— А вот не хочу эклеров! Иди куда хочешь, посылай, кого хочешь, делай, что хочешь, но сахарные трубочки у меня должны быть! Всё. Можешь выполнять.

Свента отодвинула тарелки и вылезла из-за стола. Осторожно и бережно неся огромный живот, направилась в спальню. Я привычно и незаметно посмотрел на нее магическим зрением. Все в порядке. Развитие ребенка в норме. Будущая мамочка… тоже почти в норме. Немножко не хватает кальция, магния и йода. Посоветуюсь с поваром как эти ингредиенты добавить ей в пищу, чтобы и вкусно было, и усвоилось хорошо. Потом дозу рассчитаю и… останется, затаив дыхание, ждать и надеяться, что милая не взбрыкнет в очередной раз и съест то, что ей предписывает диета.

Глава 25

Когда запыхавшийся слуга приволок короб с пирожными, я тут же направил его к Свенте. Сам же собрался и пошел к учителю Лабриано. Месяц назад мы закончили изучение структур боевых и защитных узоров, разбирая буквально по косточкам каждую форму и каждую связь. Теперь, детально понимая внутренне строение и назначение каждого блока, я уже мог сам конструировать из элементов любые защитные и боевые системы, в том числе и разрабатывать собственные элементы, если это мне когда-нибудь понадобиться. Кроме прочего я научился внедрять эти узоры в предметы не просто копированием, как при изготовлении мин прошлым летом, а вполне осознанно вплетая свой узор в структуру материала, не разрушая его магические связи. Так получалось гораздо качественнее, надежнее и долговечнее. Сегодня мы с учителем собирались завершить амулет целительского доспеха. Для этого три недели назад я купил у ювелира красивый кулон с изумрудом под цвет глаз Свенты, затем постепенно и осторожно под присмотром Лабриано внедрял в него отдельные блоки.

Учителя я застал в кабинете. Он в глубокой задумчивости сидел за столом, а перед ним лежал обычный сигнальный амулет. С помощью точно таких же командиры пятерок егерей под Сербано подавали сигнал тревоги. Я внимательно присмотрелся магическим зрением. Ничего особенного. Дешевый одноразовый амулет только и годный на то, чтобы активировать своего собрата на некотором расстоянии. Пределов дальности этих амулетов никто не знал. Бывало, он срабатывал и в трех неделях пути. Но что от него толку на таком расстоянии, если помощь всяко не успеет?

— Думаешь, милейший, чего я не видел в этой игрушке? Дело в том, что у меня давно уже зреет мысль улучшить этот амулет. Чтобы не просто регистрировал факт активации собрата, но и мог передать сведения, может быть самые простейшие. Хотя бы: «Враги. Три пятерки», — даже это уже многое может сказать опытному командиру. Я, милейший, мыслю так. Сделать что-то наподобие бус, где каждая бусина — буква алфавита. Но необходимо, чтобы буква-бусина могла срабатывать не один раз, а многократно. Тогда можно будет передавать текстовое сообщение на бусы собратья. Активироваться буквы должны как обычными магами, так и не магами, например, двукратным нажатием на бусину. Вот теперь и думаю, как лучше сконструировать многослойный узор для каждой буквы, а также, каким образом сделать, чтобы по другим бусам можно было прочитать это сообщение.

Мы некоторое время помолчали, и тут я вспомнил магический договор, заключенный со мной при поступлении в академию.

— А если шкатулка, как в академии с листком бумаги, на котором будут проявляться буквы по мере активации бусинок? — учитель подумал и кивнул.

Глава 26

Грохот камнепада — «везет» мне на них — мрак и… тишина. Последний валун, который буквально вбил меня в эту пещеру, заодно обрушил свод у входа и тем самым накрепко запечатал его. Слава Богам, тварей здесь не было, как, впрочем, и другого выхода. Это все я увидел магическим зрением, порадовался, что могу ориентироваться в полном мраке, и загрустил от перспектив освобождения из каменного плена.

До ущелья Змей мы добрались к вечеру второго дня без приключений. По дороге учитель рассказал мне цель похода. Уже давно наше правительство подозревало, что лоперцы не зря так хотят заполучить эту часть гор, учитывая, что разведанных ископаемых здесь было совсем не густо. Немного меди, чуть-чуть железной руды не самого лучшего качества, что-то еще говорили про цинк и мрамор, но ничего такого из-за чего стоило бы так жилы рвать… Или нашему правительству это было не известно. Единственно, наша разведка выяснила, что лоперцы проявляют большой интерес к ущелью Змей. Что там в этом ущелье прячется, как раз и предстояло выяснить нашему отряду. Причем в бой было приказано не вступать и в случае осложнений уходить. Выяснив, какого рода опасность грозит, станет ясно, какими силами предстоит решать проблему, и стоит ли ее решать вообще.

Бивак разбили там же, где мы с Герболио останавливались в прошлом году, будучи в рейде за корнем животворным. Признаюсь, воспоминания меня посетили не самые приятные, но что делать, если это место было очень удобным для стоянки. Кашеварил и в этом походе я, но с двумя помощниками егерями на подхвате.

Ранним утром, основательно позавтракав, отряд, пять пятерок гвардейцев и две наших с Лабриано телохранителей, вошел в ущелье. Всех егерей оставили прикрывать вход. Все были настороже, но тишина и спокойствие не нарушались никакими тревожащими звуками или движениями. Дно было устлано камнями разной величины от мелкой гальки до здоровых валунов. Стены слева и справа вздымались в высоту до пятидесяти метров. Было тихо и как-то сонно в этом королевстве каменном. Никаких тварей я не видел и все больше укреплялся во мнении, что монстры — досужие вымыслы местных охотников. Змей, кстати, я видел не больше, чем обычно. Поэтому не мог понять, почему это ущелье так называлось. Может из-за своей извилистости? Хотя все змеи могут поджидать нас впереди. В засаде. Примерно час мы так продвигались вглубь гор пока не дошли до развилки. В этом месте ущелье раздваивалось под острым углом. Левый более широкий рукав вел дальше в горы, а правый метров через семьдесят заканчивался пещерой. Командир направил пятерку гвардейцев на разведку в правое ответвление. Те дошли его до конца и остановились перед входом в пещеру. Посовещавшись, осторожно вошли внутрь, и пропали из виду. Несмотря на всеобщее напряжение, воины отряда были хорошо обучены. Они не пялились все вместе в сторону разведчиков, а продолжали вести наблюдение каждый в своем секторе. Прошло несколько минут, и из тьмы пещеры показался первый воин. Он шел спокойно и, не спеша. Оружие его было в ножнах. За ним вскоре показались и остальные. Все немного расслабились и перевели дух. Пещера оказалось пуста, и метров через сто заканчивалась тупиком. С направлением движения было ясно, и мы пошли по левому ответвлению. После развилки ущелье сужалось и пришлось выстроиться цепочкой по пятеркам. Впереди пятерка гвардейцев, за ней пятерка телохранителей и Лабриано, потом три пятерки гвардейцев и я, а за мной уже пятерка телохранителей. Замыкала колонну снова пятерка гвардейцев. Так мы путешествовали еще минут десять, когда впереди стены ущелья раздвинулись, и показалась почти идеально круглая площадка диаметром метров семьдесят. Скалы вокруг своеобразной арены все были будто источены пещерами и ходами. Было тихо и солнечно. Командир направил передовую пятерку проверить склоны и дойти до противоположного выхода из котловины. Гвардейцы проверили, не влезая впрочем, глубоко, несколько пещер, до которых смогли добраться, дошли до противоположного выхода, прошли немного дальше до поворота ущелья и вернулись назад. Все было спокойно. Тем не менее, командир приказал всем быть настороже. Выйдя из узкого прохода, воины построились ромбом — впереди одна пятерка, за ней по бокам две пятерки, потом за ними еще две и замкнули это построение сзади еще две пятерки. Мы с учителем оказались в центре строя. Таким порядком мы направились через площадку к противоположной стороне.

Стоило нам дойти до середины, как из всех щелей с ужасающим визгом и воем на нас полезли…, те самые твари из лабиринта в моем сне. Здесь они уже не чередовали волны нашествия, а лезли всем скопом — клыкастики вместе с комариками. Наши воины мгновенно вступили в бой, и пошла такая мясорубка, что я прямо диву давался. Гвардейцы и телохранители орудовали холодным оружием, так, что глаз никак не успевал различить отдельные движения. При этом они согласовано маневрировали, не давая тварям прорваться в центр, и успевали бить магией, прорубая целые просеки в копошащейся массе монстров. Мы с учителем тоже не были зрителями. Я со всей своей скоростью обрабатывал правый полукруг арены сражения секирами и копьями, Лабриано — левый. Каждое мое копье прошивало три — четыре твари, а секира двух трех сразу. Промахнуться здесь было невозможно. Ежи, к сожалению, мы не могли применить. Слишком далеко. Сколько так продолжалось, не помню. Мы били, гвардейцы рубили, а вал нападавших не иссякал. Клыкастики с комариками, презирая смерть, все лезли и лезли напролом. Вал порубленных тел монстров по высоте уже достиг плеч бойцов. С этого вала твари прыгали через передовых защитников к центру нашего построения. Их уничтожали или мы с Лабриано или воины, находившиеся к ним ближе. Бойцы в пятерках постоянно сменялись. Одни отходили назад, другие заступали их место, и страшная кровавая работа не пресекалась ни на миг. Однако твари давили массой и постепенно оттесняли всех к центру круга. Лабриано выкрикнул предупреждение.

Глава 27

Сколько знают слуги, столько ни один шпион никогда не узнает…, если не догадается подружиться с ними. Опыт налаживания хороших отношений с этим племенем у меня был, поэтому за несколько часов пути до стоянки я не только перезнакомился со всеми обитателями фуры, но и получил массу разнообразных и очень для меня полезных сведений. Компанию мне составили: личный секретарь графа, камердинер и три лакея. Кучер в это время был занят важным делом — управлением лошадьми, но нить разговора не терял и периодически вставлял свои реплики, не несущие смысловой нагрузки, но добавляющие разговору эмоциональной окраски. Особенно мне запомнились: «Итить тебя копытом!» и «Хвостом тя в гриву!».

В первую очередь, меня, молодого, сразу видно только еще начинающего свою карьеру, просветили, каким должен быть хороший слуга. Тот, по мнению ветеранов лакейского дела, должен быть незаметен, как дух, умен, как лис, и приметлив, как следопыт. Поручения должен выполнять быстро и правильно, как господин хочет, а не как говорит. Я, было, удивился, как так может быть, но мне пояснили на примере. Допустим, господин приказывает подать гостю лучшего вина. Глупый лакей просто побежит в заветный погреб и принесет. Умный же сначала по поведению господина определит надо ли это на самом деле, или гость обойдется обычным. Наш, к примеру, поднимет немного правую бровь, знай, надо выполнить в точности. А если левую — соображай. Лакей, предположим, сообразит и принесет обычного вина. Господин, если все сделано правильно, демонстративно может и разгневаться на нерадивого слугу. Даже в морду дать, но зато потом обязательно одарит и приблизит. Понятливые слуги в цене, а глупые долго не держаться. Чтобы достичь вершин в высоком искусстве услужения, нужно знать как можно больше обо всем. Как дела у соседей, что делается в королевстве в целом, а главное, что твориться около господина. Для этого слуга должен иметь хороших друзей среди своих и соседских слуг, иначе быстро съедят и не подавятся. Повару в этом отношении одновременно и проще и сложнее прочих. Вкусно поесть любят все, потому часто и набиваются в друзья, но на всех не напасешься. Значит надо выбирать, кого гнать, а с кем дружить. Выбор настоящих друзей, которые не отвернуться в трудную минуту, а помогут, задача сложная. Нет, присутствующие как раз не набиваются, но добрым советом помочь всегда будут рады…, надеясь на некоторую взаимность.

Намек я понял и горячо уверил всех в том, что без помощи столь опытных людей мне не обойтись, а благодарность моя не замедлит быть.

Как выяснилось из дальнейшего разговора, я попал к графу Цвентису фро Кордресу, который как раз сейчас везет больную дочь в свой горный замок, как посоветовал ему старый Гортус — знахарь графа. При этом сделали солидный крюк, заехав к какому-то барону, у которого как раз случилась оказия, и в гости «неожиданно» заехали еще несколько окрестных господ. О чем они совещались неизвестно, так как шушукались без слуг, но это и так понятно — скоро непременно воевать с кем-нибудь придется. Для подобных дел сейчас был наиболее благоприятный период. В королевстве смута — король, да будут благословенны его дни, недавно вступив на престол и еще толком на нем не укрепившись, издал ряд указов, пытаясь провести реформы, как в Элмории и Халифате. В результате мятежи охватили почти все провинции. Кто за, кто против, не понять. Многие бароны начали междоусобицу, стараясь под шумок оттяпать кусок другой от соседа, действуя то под знаменем короны, то под стягом мятежа. Ходить по дорогам в одиночку стало очень опасно. Могут убить просто за косой взгляд или за то, что недостаточно низко поклонился или не поспешил уйти с дороги. Да мало ли поводов найдут подонки для бахвальства или по злобе натуры своей. В этой мути пострадали многие, но слугам, как правило, опасаться нечего. Сиди себе, как мышь под веником, и тебя никто не тронет. Главное вовремя учуять, куда ветер дует, и не опоздать сменить господина. Слава Богам, граф Цвентис силен, и нападать на него никто не рискует, хотя и он вместо обычных двух десятков охраны в этот раз взял полусотню.

На мой вопрос, почему знахарь, не вылечив больную девушку, отправил ее в горный замок, мне пояснили, что Гортус очень и очень стар. Он был семейным знахарем графов Кордрес еще при прапрадедушке нынешнего господина. В настоящее время старик редко покидает свои апартаменты, плохо видит и слышит и уже не может использовать магию. Хорошо, я вовремя сообразил и не задал вопрос, который показал бы мою полную неосведомленность в лоперской жизни. Слуги и без моих вопросов заспорили, почему в этом королевстве так плохо с подобными специалистами. Секретарь графа, как самый осведомленный и образованный из присутствующих, внес ясность. Лопер по территории и численности населения раза в три превышает ту же Элморию, но по числу лекарей и знахарей от нее здорово отстает. А почему? Потому, что в Элмории и простолюдины могут учиться в академиях, а здесь — только люди благородного происхождения. А много ли благородных желают стать лекарями? Поэтому даже дипломированным травником не каждый барон имеет возможность обзавестись. Недаром покойный Тобиус не расставался со своим. Боялся что сманят, да перекупят. А уж как его обихаживал и не передать. Граф, конечно, ищет замену старику, но пока безуспешно.

Глава 28

Я так устал, что пройти пешком этот километр до места новой стоянки мне было тяжеловато, поэтому я без колебаний вскарабкался на свое место в фуре. Обитатели встретили меня настороженно. Мне совсем не хотелось зависать между небом — графом, и землей — слугами, поэтому я поспешил всех успокоить, заговорив с ними, как ни в чем, ни бывало. Через некоторое время, убедившись, что я не собираюсь задирать нос и строить из себя важную персону, они оттаяли и оживленно загалдели, вспоминая все ужасы боя, каковой они пересидели в фуре, поглубже закопавшись в вещи. В основном их воспоминания сводились к вопросу, кто что слышал или, кто, что сумел увидеть в щели фуры. Слава Богам, моя встреча с четырьмя красно-синими прошла для них незаметно. Сам я объяснил, что не успел спрятаться в фуре после разговора с графом и залез за камни, где и пролежал все время боя. Недоверия к своим словам я не заметил. Собратья по ремеслу были даже рады, что я оказался таким же как они. То есть совсем не героем. Ну, проявил вовремя таланты на глазах у господина — поймал момент и вошел в фавор. Молодец. Будь они на моем месте — действовали бы точно также. Уверен, что о моем поведении в этой опасной ситуации, и не только моем, а всех слуг, скоро станет известно графу. Во всяком случае, принцип — не успел доложить первым, кусай локти — действует в лакейской среде незыблемо. Впрочем, от слуг никто не ждет героического поведения в сражении. Важно, что с этой стороны я мог не беспокоиться. Похоже, для всех я из образа обычного повара, чуть-чуть травника, не вышел. Другой вопрос, что заметили граф и воины? Я, правда, был немного занят, но вроде не слышал ничего похожего на высказывание: «А этот повар силен. Как он тех четверых уложил!». Буду надеяться, что никто в горячке не заметил. Тем более наша дуэль была в стороне от основных событий. Удивленных возгласов о странной гибели врагов, убитых мной целительской секирой, тоже не слышал. Думаю, никто не стал внимательно рассматривать трупы — собрали оружие и бросили валяться так, как лежали. Ну, а насчет лечения бойцов я и вовсе не беспокоился. Ничего такого, что не мог бы сделать травник, я не натворил. Стоп. Отрубленная рука. Пока не забыл, я достал соответствующий амулет из сумки костоправа, которая теперь было моя по праву, и разрядил его. Всё. Теперь, если даже встретиться знахарь или травник, всегда можно сказать, что использовал амулет. Не верите? Да вот же он — разряженный!

Некоторое время на стоянке я еще ненавязчиво присматривался к воинам, но все было как обычно, пока время не подошло готовить ужин. Тут я заметил, как люди стали потихоньку нервничать, бросать на меня осторожные взгляды, а когда я привычно стал выкладывать разделочные доски, доставать приправы и править поварские ножи, ко мне подошел один из ветеранов десятников и сказал.

— Ребята очень благодарны вам, господин травник, за то, что вы им помогли. Без вас Фронис точно остался бы без руки. Да и некоторые другие не дожили б до рассвета. Я-то понимаю немного в ранах. Так что, господин травник, ребята не обидятся, если вы отдохнете, а ужин состряпает Кримус. Мы уж как-нибудь, — и он ожидающе посмотрел на меня.

Я в свою очередь удивленно смотрел на него. По моему мнению, ничего особенного я не сделал. Да. Я заметил восхищенные взгляды сразу после оказания помощи. Но я и сам не уставал откровенно восхищаться профессионализмом людей, наблюдая, как они работают. Завораживающее зрелище. И никогда не считал чем-то постыдным, если мне что-то нравилось, сказать об этом открыто. Правда, встречал я и таких, кому найти изъян в чем-либо представлялось задачей первостепенной важности. Полагаю, эти персоны столь не уверены в себе, что втайне страшно бояться критики своего выбора. Помню, учитель Лабриано, когда к нему пришла старшая травница с жалобами на новую ассистентку, выслушав ее пару минут, попросил начать сначала.

— Впредь, почтеннейшая, жалуясь мне на своих подопечных, начинайте с их положительных качеств, и только потом говорите, что вас не устраивает. Неужели эта девушка такое чудовище, что ничего хорошего сказать о ней нельзя? Или вы плохо ее знаете? В этом случае, как вы можете решать ее судьбу?