Путешествие парижанина вокруг света

Буссенар Луи

История о невероятных приключениях юного парижского беспризорника в разных частях света и о крепкой дружбе, завязавшейся во время этого путешествия.

Часть первая

ЛЮДОЕДЫ

ГЛАВА I

Страшная битва под экватором. — Схватка белых и чернокожих. — Знакомство между челюстями крокодилов и зубами людоедов. — Мужество юного парижанина. — Бесполезное самопожертвование. — Шах и мат. — На расстоянии 1200 миль от предместья Сент-Антуан. — «Хижина дяди Тома». — Соотечественник тощий и почти голый.

— Ко мне!.. — позвал рулевой сдавленным голосом, не выпуская из рук руля, — его мертвой хваткой сжали за горло крючковатые пальцы чернокожего туземца. — Ко мне! — крикнул рулевой еще раз, хотя глаза его готовы были выкатиться из орбит, и все лицо посинело от натуги.

— Крепись, дружище!.. Бегу!..

И рулевой, теряя сознание, видит сквозь туман, заволакивающий его глаза, как небольшого роста парнишка, неизвестно откуда взявшийся, одним прыжком кидается к нему. Холодное дуло револьвера слегка коснулось его уха. Раздался выстрел.

Пальцы вокруг горла рулевого разом разжались, и черная голова разлетелась вдребезги от одиннадцатимиллиметровой пули. Опасный враг, взобравшийся по штурвальной цепи на палубу, с плеском падает в воду; его сразу же подхватывает крокодил и увлекает в заросли реки.

ГЛАВА II

Далеко не все чернокожие добродушные негры, какими их рисует Бичер-Стоу. — Пагуэны, галлоны и осиебы. — Их гастрономия и отношение к племени ньям-ньям. — Мнение доктора Швейнфурта. — Почему жиреют и как похудеть. — Что значит оставаться худым.

— Поверьте, доктор, я совсем не хочу спать, так же как и оставаться здесь! — воскликнул Фрике.

— Так вы предпочитаете беседовать?

— Да, если только это не будет неприятно вам и господину Андре.

— Да нисколько, мой милый Фрике!

ГЛАВА III

Приключения парижского гамена.

[3]

— Водолаз по призванию и спасатель по принципам. — От театра Порт-Сен-Мартена до трюма большого парохода. — Несколько тысяч лье в угольной яме. — Торговец живым товаром. — Наедине со слоном. — Объяснения с негодяем. — Опасное исследование и операция.

Возбужденный вдыханием кислорода, доктор положительно не мог оставаться на месте. Андре и Фрике теперь спокойно переваривали доставшуюся им бурду, но не чувствовали, чтобы их клонило ко сну. И вдруг всем троим пришла одна и та же мысль.

Эти трое людей, еще сутки тому назад не знавшие друг друга, вдруг стали близкими друзьями, и судьбы их отныне были тесно связаны между собой.

Оба молодых француза, которые рискнули своей жизнью ради других, отлично знали, еще отправляясь на розыски доктора, что эта экспедиция будет сопряжена с большим риском, но тем не менее решились участвовать в ней, и благодаря сильному желанию спасти человека, которого один из них совсем не знал, а другой едва был знаком, оба привязались к нему еще раньше, чем узнали его, в силу того нравственного закона, который заставляет нас любить того, кому мы оказываем услугу.

Что же касается доктора, то он не мог не полюбить этих двух молодых людей, которые, рискуя своей собственной жизнью, решились разыскивать его.

ГЛАВА IV

День «переговоров». — Невольничий рынок. — Как ценится и оплачивается живой товар. — Слово чернокожего. — Дело начинается выпивкой и кончается побоями. — Величие и падение африканского властелина. — Три человека за девять фунтов соли. — В путь. — Один конь для шести всадников. — Разграбление царских сокровищ. — Страшная месть. — Любопытное открытие. — Рабство. — Коран и Евангелие. — Низость. — Проданный братом! — Отказ от свободы. — Фрике и его негритенок.

Прошло две недели с тех пор, как вследствие ряда быстро сменявшихся событий доктор Ламперрьер, Андре и маленький парижанин Фрике в течение тридцати шести часов подвергались самым разным опасностям.

Со времени удачной операции, сделанной французским хирургом абиссинскому работорговцу, положение трех европейцев заметно изменилось к лучшему. Состояние здоровья Ибрагима было теперь вполне удовлетворительно.

Он стал положительно неузнаваем; его страшная язва совсем зажила, глубокие раны и нарывы, образовавшиеся вследствие извлечения подкожных червей, прекрасно заживлялись. Атлетическая фигура снова начинала становиться мускулистой, а лицо дышало спокойствием и благодушием.

Семь часов утра. Абиссинец расположился под сенью громадного развесистого банана, густая листва которого манит отрадной прохладой и сплетается густым шатром над его головой.

ГЛАВА V

Школа стрельбы. — Два отпрыска Кожаного Чулка. — Парижский гамен и африканский мальчуган. — Два брата — черный и белый. — Большая охота на скверную дичь. — Оранжерея, занимающая площадь 100 лье. — Вот обезьяна! — Неосторожность, катастрофа, отчаяние. — Фрике исчез. — Тщетные поиски. — Бешеная скачка на высоте 50 метров. — Ужасное падение. — Блестящая мысль. — Слон превращается в охотничью собаку. — Новая опасность. — Две гориллы. — «Я хочу этого отведать».

— Ах ты, несчастный юнга!.. — кричал доктор своим громовым голосом.

— Но уверяю вас, я не виноват! — жалобно возражал Фрике. — Ведь я ни разу в жизни не держал даже игрушечного ружья в руках!

— Гром и молния! Я просто вне себя от того, что ты так неловок!

— А вы не сердитесь, в другой раз у меня получится лучше, вот увидите!