Майами

Бут Пат

Пат Бут — автор романов-бестселлеров «Сестры» и «Палм-Бич».

Главная героиня романа «Майами» — Криста Кенвуд, как и Пат Бут, — бывшая супермодель, открывшая свое модельное агентство. Действующие лица романа — супермодели, фотографы, писатели… Среди них Криста находит врагов и друзей. Отношения с ними представляют «изнанку» рекламного бизнеса в Америке. Основная сюжетная линия — любовь Кристы Кенвуд к писателю Питеру Стайну. Страстность, экзотичность места находятся в полной гармонии с чувствами людей, зажигая их сердца.

На страницах романа и теплый бриз, и шум волн океана, и вкус экзотических плодов, и откровенная утонченная эротика.

1

Криста была львицей. Так она выглядела. Таковой она ощущала себя. Туго закутанная в рокочущий покров хард-рока, она вкрадчивыми шагами двигалась в ограниченном пространстве за сценой, словно узнавая пределы клетки. О, скоро она станет свободной, чтобы вселять ужас, свободной, чтобы опустошать все вокруг, свободной, чтобы сеять панику. Но сейчас, пока в груди нарастало удивительное чувство свободы, не существовало ничего, лишь возбуждение, предвкушение и лазерная мощь ее концентрации. Там, в зале, сидели мужчины с мегабаксами… с эверестами денег. И нужно было заставить их отдать эти деньги ей. При восьмидесятиградусной жаре ее била дрожь. И вот она выгнула спину дугой и выдвинула вперед и прямо бедро, послав мускульную рябь по животу, прогнав зевком напряжение за минуту до своего появления перед залом, которое — и она знала это — должно стать ее триумфом.

— Два, — произнес ассистент, швырнув слово в звуковую бурю. Он поднял два пальца. Криста сделала глубокий вдох. Она тряхнула львиной гривой волос, пробуя, как та будет тяжело колыхаться, когда она выйдет на подиум своей кошачьей поступью. Она потверже поставила ноги, ощущая восхитительное напряжение в тугих мышцах ягодиц, напряжение в животе, волнующую аккумуляцию энергии, нескрываемо сексуальной. Она скосила глаза в зеркало и критически оценила отражение. Из зеркала сверкнули зеленые глаза, глаза хищного зверя, страшные, острые, опасные. Она вновь тряхнула головой и прорычала короткий смешок… Руки на верхних квадрантах туго натянутых, как барабан, ягодиц, груди торчат вперед, чтобы колоть глаза мужчинам и будить их вожделение к ней. Губы полуоткрыты в рыке чувственного голода, она полоснула по ним языком, чтобы ярче сверкали в свете прожекторов, которые скоро станут огнями ее леса.

— Один, — сказал палец ассистента.

Криста тяжело дышала, как львица, видящая близкую добычу. Она специально изгоняла двуокись углерода из своей крови, гипервентилируясь, чтобы еще больше увеличить напряжение, которое она через секунды трансформирует в визуальное возбуждение. Ее грудь вздымалась и опускалась. Криста пыталась взять под контроль свои эмоции. Ее способность к концентрации была тотальной. Она и впредь должна чувствовать себя богиней, чтобы мощь циркулировала по всему телу, сводя с ума мужчин и приводя женщин в состояние дикой, зеленой как джунгли, ревности. Вскипающие как шампанское, опаляющие воспоминания о Кристе Кенвуд будут будоражить их тусклое, бесцветное существование, и у мужчин не останется иного выбора, как домогаться той части ее, что предназначалась для продажи. Но только тогда им придется обнаружить, что у них имеются конкуренты, а в том аукционе, вернее, битве, что последует за этим открытием, не будет ни пощады, ни пленных.

2

Криста стояла в очереди, стараясь держаться как можно незаметней. На ней были синие джинсы, простая белая майка, поношенные кроссовки и никакой косметики. В общем, сейчас она была настоящей Кристой Кенвуд, а в нескольких шагах от нее за столом, заставленными высокими стопками книг, сидел настоящий Питер Стайн. Кристе не потребовалось много времени для выяснения имени незнакомца из зала. Еще меньше времени ей потребовалось на то, чтобы обнаружить, что знаменитый автор на следующий день должен подписывать свою книгу, а затем держать речь в муниципальном колледже «Майами-Дейд», где разворачивались основные события его книги. Она даже почувствовала некоторый шок, узнав об этом, потому что уже давно восхищалась этим автором. Она прочитала его книгу «Затмение сердца», наслаждаясь чтением, как наслаждаются холодным душем, быстрой ходьбой или телепрограммой, что пришлась по душе. Она немедленно приняла решение встретиться с ним лицом к лицу, и ее вовсе не беспокоило то обстоятельство, что она, можно сказать, почти публично занималась с ним любовью во время своего шоу. Подобные мысли годились для простых смертных. А она даже не побеспокоилась о том, чтобы отыскать кого-либо из общих знакомых, которые представили бы их друг другу честь по чести. Вместо этого она просто решила встать в очередь за автографами, чтобы он подписал для нее свою книгу. Лобовая атака для Кристы Кенвуд всегда была излюбленным средством ведения боевых действий.

И вот она стояла в пятнадцати футах от него. При взгляде на его лицо ей подумалось об Иисусе, только не распятом, а несущем крест. Было видно невооруженным глазом, что подписывать свою книгу и вести беглый разговор с пораженными благоговением читателями не очень-то по вкусу Питеру Стайну. Вот к столу подошел какой-то мужчина. Он выудил из стопки нужное ему название и почтительно положил книжку перед автором. Криста оказалась уже достаточно близко, чтобы уловить обрывки беседы.

— Кому я должен посвятить надпись? — Голос Стайна был хорошо модулирован и тщательно контролировался. Было ясно, что даже этот простой вопрос нелегко дался лауреату Пулитцеровской премии. Его голос томился за решеткой самоконтроля. Создавалось впечатление, что Питеру Стайну легче было бы швырнуть книгу, чем поставить на ней свой автограф. Криста почувствовала, как в животе у нее заплясали мотыльки. Напряженность окружала Стайна, словно аура. Она ощущалась даже в десяти футах от него.

— Лоре… — выдавил мужчина.

Фломастер Стайна пробежал наискось страницы.