Север

Буторин Андрей

Нужно прислушаться к своему сердцу и понять, чего оно действительно хочет, а поняв это, решить – готов ты идти к этой цели через лишения и трудности, или жить «как все», подавив в себе мешающие покою порывы.

Такое решение и должен принять саамский парень Нанас, под угрозой смерти вынужденный бежать из родного селения в мир, который, как считают его соплеменники, больше не существует.…

Глава 1. На краю мира

Крепкий наст хрустел под копытами оленей, шелестели по снегу полозья, других звуков в этом мире не было. Если Силадан говорил правду, то не было дальше и самого мира. Нанас зябко поежился, хотя мороз не мог пробраться сквозь толстую кожу и мех теплой малицы[1].

    Тусклая белизна озера тонула впереди в густом мраке ночи. Хорошо, если просто ночи. А если... Дальше додумывать не хотелось. Нанас снова поежился и посмотрел направо. Там небо уже заметно посветлело, и на душе стало чуточку теплей. Правда, ничего хорошего не было и в этом – ночь заканчивалась, а он уехал от сыйта[2] совсем недалеко. Кто знал, что небесным духам вздумается поиграть сполохами как раз в то время, когда он будет красть оленей! Северное сияние развернулось на полнеба, осветив селение от края до края. В другой раз он бы этому только порадовался – смотреть на переливчатые цветные перья он мог, не отрываясь, очень долго. Но в эту ночь духи будто посмеялись над ним. А может, и впрямь посмеялись? Или... Нанас невольно сглотнул – горло враз пересохло... Или они не смеялись, а предупреждали его? Может, духи не хотели, чтобы он убегал из сыйта? Но почему? Разве умереть – лучше? Ему лишь немногим более двадцати, знакомиться с Нижним миром пока совсем нет желания. Хотя духи у людей желаний не спрашивают. А вот за неисполнение своих наказывают строго. Перечить Силадану – все равно что ослушаться духов. Ведь кто такой нойд[3]? Тот, кто стоит между духами и людьми и может говорить с теми и другими.

Глава 2. Небесный дух 

 Замерли, перестав копать снег, олени. Навострил уши и превратился в камень Сейд. Нанас отбросил за спину капюшон и прислушался. Странный гул шел действительно с неба. Он был похож на далекие раскаты грома, но зимой грозы не бывает, да и звучал этот гром непрерывно. И, что не понравилось Нанасу больше всего, он стремительно приближался.

    Видимо, все, обреченно подумал Нанас. Вот и добрался он до края мира. Значит, прав был таки Силадан, а он, глупый юнец, возомнивший себя невесть кем, получит сейчас за непокорность сполна. Вот-вот расколется небо, развеется кажущийся обычным лесом морок, и он, вместе с псом и оленями, рухнет в бездонную пропасть. И поделом. Жаль лишь невинных животных, особенно Сейда.

    Нанас бросился к псу и стал толкать его в сторону озера:

    – Беги, Сейд, беги! Домой! Назад! Может, успеешь...

    Сейд отошел на пару шагов и снова сел, недоуменно уставившись на хозяина. Дескать, ты что, парень, мухомор из-под снега вырыл?