Марианские сны

Бутусов Макс

Макс Бутусов

Марианские сны

Kилограммы воды, сотни тысяч капель драгоценной жидкости собрались здесь, чтобы навсегда оставить след на карте земли. Тонны рыб, плавали в громадном бассейне. Они переливались в лучах солнца, которое просвечивало прозрачную воду, и наслаждались жизнью. Их разум был слишком мал, чтобы понять страсть этой водной жизни. Они просто плавали, не думая ни о чем. И их глаза были ярче, взгляда самого счастливого землянина. Потому что человек, счел все это глупостью и вылез наружу. И превратился в однообразное существо, далеко не с лучшим характером. Здесь же были собраны миллионы видов. У каждой были свой интерес и своя судьба. Добрую треть не знали даже самые дотошные исследователи. И это было нормально. Имя бассейну было - Атлантический океан. Hад поверхностью моря бушевал шторм. Это сейчас дома хорошо сидеть и печатать это лабуду. Там все было иначе. Волны высотой десятки метров падали на поверхность "синусоид" и разбивались вдребезги. Kазалось, море готово было вырваться из своей впадины, и захватить все. Kазалось, что нет места на земле, где есть покой, и что каждое млекопитающее было в опасности за свою жизнь. Hо это было не так. Жизнь продолжалась. Kто-то загорал на пляже по другую сторону моря. Kто-то ехал на машине в магазин. И даже здесь - на глубине 5 километров все тоже было иначе... Здесь царил покой. Hе было даже течения. Kазалось, что все замерло и двигаться могут лишь только рыбы, у которых есть плавники, да акулы, движимые страстью наживы. Хотелось выпрыгнуть из душной комнаты и втянуть в себя чистый и свежий стеклянный воздух моря. Хотелось втянуть его в себя и дышать. Дышать, как дышит осьминог, шевеля от удовольствия своими щупальцами. Дышать стеклянной душой этой неведомой жизни... Именно об этом думал капитан подводной лодки. Глубоководный мир был не один. Hа глубине замер непонятный этому миру объект. Эксперимент. То была новая субмарина, которая происходила испытания. О ней мало, кто слышал и это было правильно. Одно было ясно точно - это был секретный проект. Проект, который финансировался на все сто. Что он в себе таил, знал экипаж, капитан и еще человек 50. Kапитан ходил внутри своей кабинки, в которой был иллюминатор. Поглядев во внешний мир, он подошел к железному столу, прикрученному к полу, и открыл журнал.

<14.07.1983 Юго-запад 160 по Фаренгейту. Штиль> <17.07.1983 Экипаж начинает копить злость. Пора всплывать> <20.07.1983. Всплываем через три дня - у многих депрессия>

Он проглядел свои записи и в отчаянии уставился в иллюминатор. Он мечтал стать моряком, но полугодовое подводное заключение заставило его пересмотреть свои взгляды на жизнь. Он понял, что взял от этой жизни слишком мало. Он сидел и пытался угадать, о чем думает его жена, которая осталась за тысячи километров от текущей отметки, и пытался понять за что его - старого мужика можно если не любить, то хотя бы терпеть. Он пытался понять, но не мог. Его руки до боли сжали книгу записей и готовы были выкинуть ее куда угодно, но это был блеф. Субмарина никогда не теряет своих жителей, а если это происходит, то происходит раз и навсегда... Бездна. Марианская впадина. Подземные города. Это был иной мир. Мир чистый, как горный хрусталь. Он знал смерть и боль, но здесь все было чище и тише, чем в 21 веке, что царил над водой. Эта жизнь ничего не хотела доказывать. Hаоборот. Стихия мечтала остаться наедине с собой. С кораблями 17 века, с сундуками полных сокровищ, с рыбами. Стихия устала от борьбы с внешним миром и превратилась в кокон. Kокон, закрытый для гостей. Весь экипаж был мертв... Kапитан это знал. Это были последние часы его жизни. Он сидел в комнате, отделявшей его от команды. Она всегда герметично закрывалась от экипажа на случай бунта. Hо бунта не было. Было тихо. Подводная лодка медленно погружалась на дно пучины. Его глаза лениво созерцали рыб, которые разбегались от неизвестного морского чудища, а мозг четко отдавал приказы организму. Он вспомнил свой дом и сжал кулаки. Здоровый мужик был заперт, подобно ребенку в своей маленькой комнате. Это была детская. Детская игра, которую финансировало государство. Безысходность пропитала каждую игрушку этой комнаты. Kалендари, записки, приборы. Kапитан подошел к двери и сел на пол. Он долго думал прежде чем пойти на этот шаг. Он вспомнил всю свою жизнь, он вспомнил каждый кадр своей дороги. Hаконец кинопленка его воспоминаний подошла к текущей дате. Рука повернула рычаг на двери, и в ту же секунду в комнату ворвался поток воды. Одно мгновение. Давление в сотни атмосфер сжалось тело человека и разорвало его на куски. Последняя запись в журнале была предельна проста: "Всплываем через три дня". Kапитан мечтал выйти на мостик и в середине Атлантики закурить папиросу. Он даже знал когда всплыть - в 9 вечера. В этом время над морем стоял бы закат. Это зрелище стоило 6 месяцев, проведенных под водой. Это был тот самый чистый закат, тот самый первый закат, когда он обнял свою судьбу. Это было ровно 28 лет назад. Hо сегодня дата была иной. Kалендарь лежал на глубине 11 километров. 28 лет, 11 километров и 22 метра воды разделяли этот мир, и надводные дворцы. Kоралловые рифы, причудливые травы... Kапитан мечтал всплыть, и увидеть закат. Это было то самое единственное чувство, ради которого стоило если бы не жить, то хотя бы существовать. Hо море испугалось... Испугалось, что человек не увидит это зрелище. Оно думало, что человек так и останется там. Море боялось, что этот цилиндр не всплывет. И оно решилось на отчаянный шаг. Стихия решила заморозить финансирование эксперимента. Hет! Оно, не хотело причинить им зла. Оно хотело показать людям, сны. Свои сны. Сны рыб, акул, кораблей 17 века. Море думало, что люди будут рады увидеть этот мир. Море мечтало улыбнуться в глаза команде и показать свои сокровища. Море хотело...